Выставочный зал гараж в парке горького


Новый выставочный сезон музея современного искусства «Гараж»

Любите современное искусство во всех его проявлениях? Новый выставочный сезон в Музее «Гараж» начнется уже скоро.

Выставка «Ткань процветания»

12 сентября – 27 января

Ати-Патра Руга. Ночь длинных ножей, № 1. 2013​

Масштабный международный проект об одежде в искусстве. На выставке представлены работы более 40 художников с пяти континентов — от представителей исторического авангарда, советского и бразильского андерграунда до классиков современного искусства и авторов нового поколения.

В рамках выставки Музей «Гараж» приглашает всех желающих принять участие в перформансе «Разделитель», впервые проведенном бразильской художницей Лигией Папе (1927–2004) в фавелах Рио-де-Жанейро в 1967 году.

29 сентября «Гараж» приглашает стать частью художественной процессии и прогуляться по осеннему Парку, окрестностям Музея и набережной, накрывшись огромным белым полотном.

Перфоманс предлагает участникам выйти из строго регулируемого хунтой публичного пространства в зону творческой автономии. Эту посвященную человеческим свободам «социальную скульптуру» из белого полотнища можно справедливо считать частью общемирового движения против угнетения и неравенства.

Участники перфоманса смогут бесплатно посетить Музей «Гараж».

Регистрация по ссылке - https://garagemca.timepad.ru/event/815526/

Выставка «Школа в движении. Архитекторы-интернационалисты»

12 сентября – 30 ноября

Антонин Урбан. Интерьер гостиной в жилом доме. 1935

Выставка в «Гараже» посвящена комплексным связям между Баухаусом и СССР, рассмотренным сквозь призму деятельности бывших преподавателей и учеников Баухауса в Москве. Выставка - часть междисциплинарного международного проекта, прослеживающего, как идеи Баухауса развивались в различных культурно-политических контекстах.

Выставка «Марсель Бротарс. Поэзия и образы»

29 сентября – 3 февраля

Марсель Бротарс. Разговоры, тексты, копии. 1972–1973

Первая ретроспектива знаменитого бельгийского художника в России. В экспозицию войдут более 80 работ, в том числе «Музей современного искусства, отдел орлов» и «Декор». Проект покажет, как развивались творческие практики Бротарса, и предложит переосмыслить — в духе самого художника — природу существования и механизмы функционирования художественных институций.

Проект Дамиана Ортеги «Современный сад»

29 сентября – 28 февраля

Дамиан Ортега. Контролер Вселенной. 2007. Вид инсталляции в MoMA PS1, Нью-Йорк. 2008

Масштабная скульптурная инсталляция мексиканского художника — его первый персональный проект в России. «Современный сад» перед «Гаражом» станет местом встречи и интерпретаций различных смыслов, связанных с наследием модернизма в целом, парковой скульптурой и переработкой материалов в частности.

Проект Анри Салы The Last Resort (прибл. пер. «Последнее обращение за помощью»)

29 сентября – 27 января

Анри Сала. The Last Resort. 2017

Звуковая инсталляция в Атриуме Музея, шестой проект программы Garage Atrium Commission. Основой послужил концерт для кларнета с оркестром ля мажор Моцарта, одно из последних сочинений композитора, написанное в 1791 году за несколько месяцев до смерти. Открытие инсталляции Анри Салы будет отмечено исполнением концерта для кларнета с оркестром ля мажор ансамблем «Студия новой музыки», которое состоится в Атриуме Музея 29 сентября.

 

Где? Музей современного искусства «Гараж»

Когда? Пн. – вс. 11:00–22:00*

* Кассы закрываются за 30 минут до закрытия Музея
Больше информации на сайте https://garagemca.org/ru

 

park-gorkogo.com

Новый «Гараж» Рема Колхаса в парке Горького — The Village

Почему это важно?

 Архитектор — мировая звезда. Москве здорово не везёт с работами известных иностранных архитекторов. В начале 2000-х казалось, что в столице скоро появятся здания Нормана Фостера, Эрика ван Эгераата и других архитектурных звёзд, но в итоге почти все работы были свёрнуты. Британец отказался от реконструкции Пушкинского музея, а голландец регулярно судится с подрядчиками из-за изменения его проектов. Чуть успешнее оказалась Заха Хадид (к слову, ученица Колхаса): её бюро создало футуристичный особняк для Наоми Кэмпбелл в Барвихе, а посреди промзоны на Шарикоподшипниковской улице уже год стоит почти достроенный офисный центр (и это едва ли самый удачный её проект).

В этой ситуации Дарье Жуковой удалось, кажется, невозможное: благодаря «Гаражу» в Москве появились законченные постройки двух Притцкеровских лауреатов и самых актуальных архитекторов на планете. Причём в случае с Баном руководство музея даже предвосхитило награждение.

 Авангардная форма. Рассматривая работы последних лауреатов Притцкеровской премии, хочется пошутить, что идеальная постройка 2015 года — старое здание, покрытое строительными лесами. Колхас фактически это и делает: советские руины загораживает фасадом из поликарбоната, а кирпичную кладку внутри едва прикрывает белыми панелями для экспонирования работ (при желании, правда, их можно перенести и выставлять работы прямо на старых стенах). Новое здание «Гаража» — это триумф практичности: прямоугольные трансформируемые пространства, чисто и скромно, ничего лишнего.

Если в конце 1990-х музеи современного искусства старались поражать воображение необычными формами, то всё последнее десятилетие они, наоборот, тяготеют к простоте и функциональности. Деконструктивистский музей Гуггенхайма Фрэнка Гери произвёл фурор в 1997 году и запустил моду на «эффект Бильбао». Но в прошлом году, после открытия всё такого же эффектного здания Фонда Louis Vuitton в Париже, американцу пришлось выслушать волну критики. В ответ он показал противникам средний палец.

www.the-village.ru

главный российский музей, действительно открытие года – Архив

В марте 2011 года, когда истек срок аренды мельниковского «Гаража» на улице Образцова, Дарья Жукова показала Рему Колхасу два заброшенных здания в парке Горького — «Шестигранник» Жолтовского и бывший ресторан «Времена года». Идея заключалась в том, что основным зданием нового музея будет павильон «Шестигранник», а «Времена года» — временным. Работать начали с временного, и это оказалось нелегко — процесс проектирования и подготовки к строительству занял 4 года, хотя изначально здание «Времен года» собирались закончить за год, а через 5 лет уже представить публике «Шестигранник». В итоге было принято решение, что «Времена» станут основным зданием, а «Шестигранник» законсервируют. 

«Афиша» благодарит за помощь в подготовке материала директора музея Антона Белова и главного архитектора проекта Екатерину Головатюк

Фотография: Сергей Леонтьев

OMA нравились оба здания, потому что Колхаса интересует тема сохранения архитектурного наследия, идея переработки архитектуры, и особенно в этом плане его волнуют постройки шестидесятых. Те ценности, которые воплощала эта архитектура, — социальные вопросы, влияние массовой культуры на общество — больше никому не нужны. Колхас, наоборот, считает, что здания 1960-х имеют некую generosity, щедрость, — это ведь очень открытая архитектура. Архитекторы говорят, что в реконструкции «Времен года» хотели показать, что она может прожить несколько жизней, ее можно приспособить к разным функциям и современным назначениям.

Частично разрушившаяся мозаика «Осень». Рыжий кирпич над бордовым лакированным во «Временах года» был закрыт подвесным потолком — это решили оставить

Фотография: Сергей Леонтьев

Бывший ресторан «Времена года», который занял новый «Гараж» в парке Горького, — типовое решение для общепита конца 1960-х годов. Предполагалось, что такие рестораны появятся по всему СССР, однако довольно быстро проект признали неудачным: там были слишком маленькие кухни и неудобно решена логистика. В Москве помимо парка Горького такие же «Времена» были на Чистых прудах — их снесли в девяностые.  

Монтаж экспозиции «Древо жизни» на цокольном этаже, которая исследует взаимосвязи между художниками в русском искусстве

Фотография: Сергей Леонтьев

Однако для бюро OMA был важен сам принцип: это типовой объект, собранный из стандартных элементов, которые до сих пор производятся в России. Сам конструктив, доставшийся команде Колхаса от ресторана, оказался в хорошем состоянии. Архитекторы усилили ряд опор, которые не были предназначены для нагрузок музея, стараясь при этом сохранить все исходные формы. По сути, вся архитектурная идея нового «Гаража» заключается в сохранении внутренних объемов и создании технологичного фасада, собранного из поликарбонатных панелей. Там три слоя материала — два снаружи, которые обеспечивают тепловой контур, и внутренний. Между ними метр пустоты, где размещено инженерное оборудование, висят шторы для затемнения и электрические коммуникации.

Вид на пролеты центральной лестницы и гардеробную зону под ней

Фотография: Сергей Леонтьев

При этом Колхас не пытался восстановить то, что утрачено. Команда музея обнаружила «Времена года» в определенном состоянии и постаралась показать его историю — и то, что здание в свое время использовалось как объект советского общепита, и то, что оно простояло двадцать лет заброшенным и даже частично обрушилось.

Вид изнутри на поликарбонатные панели. Они непрозрачные, но пропускают дневной свет

Фотография: Сергей Леонтьев

Помимо формы и облицовки плоскостей объектом сохранения для OMA тут выступил сам характер пространства, его открытость и легкость. В новом здании нет никаких дополнительных перегородок — тут следовали тому минимуму требований, который подразумевает канон современного музея. Фактически была создана оболочка, которая позволяет руине ресторана «Времена года» функционировать по-новому.

Вид на лестничный пролет и шахту лифта

Фотография: Сергей Леонтьев

Первое здание «Гаража» постройки Константина Мельникова было площадью 8500 кв. м. Размер временного павильона «Гаража» Сигэру Бана порядка 2000 кв. м. Площадь нового здания — 5500 кв. м. Размер также важен для OMA: Колхаса беспокоит стремление большинства современных музейных пространств к монструозным объемам. Размеры произведений искусства тоже растут, однако это отнюдь не гарантирует, что они будут качественными. Можно сказать, что новый «Гараж» является манифестацией новой скромности в современном искусстве.

Здесь будет эвакуационная лестница, которая в данный момент зашита в гипсокартон. Другая лестница расположена в центре помещения и малозаметна, а эту, наоборот, решили подчеркнуть

Фотография: Сергей Леонтьев

Бетонные плиты 2Т, которыми перекрыто здание, — наследие советских строительных технологий 1960-х. Ими можно было накрывать большие пространства, используя минимум опор. Это не первый случай, когда OMA работает с переосмыслением старых построек — например, в Милане только что открылся культурный центр Prada Foundation на месте бывшего винокуренного завода. Сохранение архитектурного наследия волнует бюро уже давно: в 2010 году исследовательский отдел OMA подготовил выставку «Cronocaos» на Венецианской биеннале, где описывался весь феномен охраны культурных памятников, развившийся в цивилизованном мире сейчас до такой степени, что где-то даже блокирует движение вперед. Порядка 8% территории земли имеет сейчас охранный статус. При этом существует то, что в бюро называют black holes of preservation, и это, в частности, архитектура 1960-х. В этом смысле работа с «Временами года» — яркий пример того, какие сценарии ее нового использования можно предложить.

Лифт подходит для перевозки и пассажиров, и крупногабаритного искусства. В ресторане «Времена года» тоже был лифт, но его использовали для транспортировки заказов из кухни в зал

Здание 1968 года имело всего один этаж — нижняя часть представляла собой большую летнюю площадку без стен со сквозным проходом, который связывал разные части парка. «Гаражу» такая площадь показалась слишком маленькой, поэтому нижняя часть ресторана превратилась в полноценное закрытое пространство. Здесь расположены стойка для встречи посетителей музея, гардероб в углублении под лестницей, кафе и зона для проектов в рамках Garage Atrium Commission. Там будут выставлять произведения, созданные специально по заказу музея, — начинают с мощной работы Эрика Булатова «Все в наш Гараж!». 

Вид на стену, которая является частью проекта Риркрита Тиравании «Завтра — это вопрос?». На ней — фотография чехословацкого художника Юлиуса Коллера

Фотография: Сергей Леонтьев

Колхасу было важно максимально далеко уйти от идеи реставрации: здесь не притворяются, что восстанавливают оригинальное здание. Особенно это заметно в облицовке стен, где показаны периоды «Времен года» в нескольких слоях. Тут голый кирпич, который раньше был скрыт подвесным потолком, и является чисто конструктивным материалом, полированный кирпич — первая облицовка случилась в конце шестидесятых — и зеленая глазурованная плитка, которую наслоили спустя двадцать лет после открытия ресторана.

Выставка Георгия Кизевальтера «Инсайдер»

Фотография: Сергей Леонтьев

Кирпичные стены закрыты системой белых подвесных панелей, на которые можно вешать картины и фотографии. Однако Колхас предусмотрел возможность экспонирования работ на голом кирпиче — в этом случае панели поднимаются под углом 90 градусов, как бы становясь вторым потолком. 

Документация Общества пинг-понга, основанного Юлиусом Коллером в 1970 году в Братиславе

Фотография: Сергей Леонтьев

Это бывшая раздаточная зона ресторана. Здесь все посетители «Гаража», родившиеся в СССР или странах соцблока, в первую очередь обращают внимание не на стены, а на пол, покрытый типичной плиткой, как в советском детском саду, больнице или столовой. Оставив ее в помещении с новой функцией, архитекторы OMA считают, что смогут избавить плитку от негативных ассоциаций, ведь они никак не связаны с эстетикой самого материала.  

В ресторане тут были лестничные пролеты, которые оказались не нужными музею. Однако пол не стали делать глухим — его закрыли стеклом

Фотография: Сергей Леонтьев

В «Гараже» много прозрачных, полупрозрачных и отражающих поверхностей. И если в данном случае матовое стекло является своеобразным приветом бывшему ресторану — оно показывает место, где была лестница, — то на заднем фасаде Колхас открывает вид на зелень в парке Горького, а поликарбонатные панели, поднятые на метр от пола, закрывают грустноватый вид на здания Института стали и сплавов.

Инсталляция 86-летней японской художницы Яей Кусамы «Указатель в бесконечное пространство»

Фотография: Сергей Леонтьев

Перекличка с советским наследием в новом «Гараже» чувствуется еще и в количестве выставок, которые поселились в здании, как разношерстные жильцы в коммунальной квартире. Во-первых, это две комнаты и видеофильм японской художницы Яей Кусамы в рамках проекта «Теория бесконечности». Во-вторых, совместная работа Риркрита Тиравании с P.P.C.M., которые фактически превратили Центральную галерею на втором этаже в пинг-понговый клуб. В-третьих, выставка «1960-е: точки касания» в проектной комнате — история молодежной команды «Гаража» про типичных героев времени, которые могли обедать сосисками во «Временах года». В цокольном этаже размещена гигантская работа Эрика Булатова «Все в наш Гараж!», специально созданная для открытия в рамках программы Garage Atrium Commission. За мозаикой демонстрируют мультимедийный проект Саши Обуховой «Древо современного русского искусства», показывающий, как связаны художники и творческие объединения второй половины XX века. Есть еще стенка с архивными фотографиями Георгия Кизевальтера, зал, посвященный творчеству африканских и арабских режиссеров, которые учились киноискусству в Советском Союзе, зал об Американской выставке в Москве в 1959 году, фильм о русском космизме и пустое место, предназначенное для демонстрации работы «Черный квадрат XVII». Последний представляет собой реальный черный квадрат, созданный американской художницей Тарин Саймон и корпорацией «Росатом» из радиоактивного стекла. Сейчас работа находится в бетонном контейнере на территории завода «Радон» — ждет, когда снизятся ее радиоактивные качества, чтобы быть перевезенной в новый «Гараж».

Еще одна комната Кусамы — «Бесконечная зеркальная комната»

Фотография: Сергей Леонтьев

Новый «Гараж» Рема Колхаса не только пытается законсервировать и сжать в одном здании огромный пласт времени, связав советское и современное. Торжества по случаю открытия музея тоже представляют собой неимоверную концентрацию событий в одной точке пространства. Такого в Москве, кажется, еще не было: к 10 июня 2015 года достроено здание, сооружена Площадь искусств и небольшой лес за «Гаражом», смонтированы экспозиции, привезено оборудование для кафе, подготовлена вечеринка с тремя сотнями мировых заезд класса «А», в социальных сетях раскручен хэштег #открытиегода и в городе создано ощущение контролируемой катастрофы. Все это как если бы одновременно случилось землетрясение, извержение вулкана, эпидемия вируса Эбола, атака инопланетян и вдобавок молоко убежало. Вот что вы станете делать в такой ситуации? Пойдете смотреть современное искусство. 

Открытие нового «Гаража» для публики состоится в пятницу 12 июня. Вход на все мероприятия будет бесплатным. Посещение будет осуществляться по трем сессиям (в 15.00, 17.00 или 19.00), онлайн-регистрация уже закрыта и придется стоять в живой очереди, купить клубную карту музея (2000 р.) или выбрать для первого визита день после выходных.

  • Адрес Крымский Вал, 9, парк Горького
  • Телефон +7 (495) 645 05 20
  • Сайт garageccc.com

daily.afisha.ru

Московский автограф Шигеру Бана

В конце прошедшей недели в парке Горького открылся новый павильон ЦСИ «Гараж», спроектированный «японским архитектором с мировым именем» (так его сейчас принято представлять) Шигеру Баном. В павильоне открылась выставка, посвященная временным павильоном парка Горького и снабженная многозначительным девизом «от Мельникова до Бана», который обозначает два полюса истории архитектуры парка: с одной стороны павильон «Махорка», с которого началась слава Константина Мельникова, с другой стороны Шигеру Бан. «Гараж» посередине, он тоже по-своему встроен в эту схему, потому что переехал из Бахметьевского гаража, построенного Мельниковым, прямиком к Бану (впрочем, не вполне прямиком, летом проекты «Гаража» обитали в легком, овальном и белом, павильоне, построенном Александром Бродским).

В различных социальных сетях уже в сентябре все чаще стали появляться фотографии картонных колонн, сделанные из-за забора любопытствующими историками архитектуры и искусства. Интрига, действительно, имеется – все знают, как сложно в России построить что-либо иностранному архитектору сначала и до конца: речь не об офисах иностранных компаний и не даже не о загородных виллах, которые есть, а о чем-то по-настоящему общественном, выставочном или театральном. Из случившихся здесь произведений такого рода вспоминаются только небольшие и очень временные проекты, все в основном – из Никола-Ленивца Калужской области. Можно сказать, что павильон Бана продолжает и эту традицию тоже, делая шаг от маленькой инсталляции в лесу к выставочному павильону в парке.

И выставка, и организаторы, делают главный акцент на временности павильона Шигеру Бана. Его пригласили, тщательно выбрав, именно как мастера временной архитектуры, построившего свой узнаваемый язык (а «звездами» без такого набора знаковых черт быть никак нельзя) на теме сборно-разборной, картонно-бумажной, архитектуры. Павильон уже стало почти что принято называть «картонным». Однако на самом деле он не выглядит ни картонным, ни даже временным (если, конечно, взять за скобки эстетическую иронию Григория Ревзина: «…у некоторых невольно возникает надежда, что это ненадолго»).

Распластанный по земле овал, с широким белым блином плоской крыши окружен плотным рядом картонных труб, покрытых для защиты от непогоды лаком и поэтому грязновато-коричневых. Издалека трубы кажутся то ли пластмассовыми, то ли покрашенными масляной краской и можно удивиться, зачем их покрасили в такой странный цвет, когда можно было их сделать, например, белыми или черными. Но это только если не знать, чем знаменит Шигеру Бан. Все, конечно же, знают и поэтому не удивляются, а подходят поближе и рассматривают трубы, обнаруживая под лаком признаки их картонности: тонкие спиральные контуры витков спрессованной бумаги.

Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Картонные трубы расставлены вокруг павильона неравномерно: на главном «парадном» фасаде, обращенном к аллее парка, они плавно расступаются, образуя подобие портика, в центре которого (чтобы остудить пыл любителей классических аллюзий) вместо интерколумния поставлен столб, который требуется обойти, чтобы попасть внутрь через автоматические двери спрятанной за ним стеклянной стены. Но классические аллюзии никуда не деваются – как ни крути, павильон похож на храм-толос, вытянутый по горизонтали и снабженный вполне фронтальным фасадом. Именно так экспериментировали с историей архитекторы 1970-х годов, «очищая» схемы, меняя масштаб и пропорции. Правда, на трубы вместо колонн перешел позднее московско-лужковский извод постмодернизма, что несколько дискредитирует прием – но будем тактичны: здесь, во-первых, трубы выглядят лучше (пусть и похожи на пластмассовые), и, во-вторых, мы все знаем, почему трубы здесь появились и зачем нужны.
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Они нужны для того, чтобы «звездное» авторство павильона было очевидно. Шигеру Бан строит из картонных труб – вот они, на фасаде, как вывеска. Хотя павильон, как уже было сказано, вовсе не картонный, а металлический. Из металлоконструкций выполнены стены внутреннего прямоугольного выставочного зала, на них опирается металлический же потолок с большим выносом. Внешняя стена из картонных труб к потолку даже не прикасается; внизу же она ни на что не опирается (сейчас это видно, пока некоторые детали еще не завершены).
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной

Впрочем все это не секрет: по информации «Ведомостей», японский архитектор вынужден был пересмотреть концепцию, столкнувшись с российскими строительными нормативами, но нельзя также исключать и того, что павильон попросту слишком большой. Овальная церковь в Кобе, которая стала, по собственному признанию Бана, прототипом павильона и в которой картонные трубы это несущая конструкция, была в 15 раз меньше, всего 150 кв. метров, площадь бумажного дома в Яманаке – порядка 180 кв. м, и наконец, временный концертный зал в Аквиле – 700 кв. метров, но это общая площадь внешнего квадрата, а внутренний овал раза в два меньше.

Площадь павильона в парке Горького – 2400 метров, из них 800 м (треть) занимает коробка выставочного зала, треть – полукруглый входной холл, треть хозяйственные помещения; высота потолков 7,5 метров. Это позволило создать масштабное, высокое пространство, как будто заказчики, скучая по утраченному Бахметьевскому гаражу, нарочно построили для себя что-то похожее. Но по сравнению с обаятельными картонными домиками, прославившими автора, павильон выглядит переростком, связь которого с прототипами получается несколько надуманной, а точнее даже чересчур прямой. Ее смысл определить несложно – павильон похож на автограф знаменитости: вот, теперь у нас есть свой Шигеру Бан. Все признаки налицо: овал, прямоугольник, картонные колонны. Но только – крупнее. Этакий памятник временной архитектуре.

К слову, Шигеру Бан, выступая перед журналистами как-то без энтузиазма отозвался на вопрос о «временности» его постройки: можно разобрать, можно не разбирать, может простоять и долго, если нужно…

Если рассматривать павильон как автограф, то следует признать, что с его способностями архитектор с мировым именем мог бы расписаться и позаковыристее. Шигеру Бан делает из картонных труб не только овалы и прямоугольники, он сплетает из них арочные мосты и купола. Взять хотя бы временную студию, которую он построил для своего бюро на балконе шестого этажа центра Помпиду после того, как выиграл конкурс на филиал музея в Меце – в виде полуцилидрической трубы с ячеистым сводом. О самом здании музея, накрытого сложным сетчатым парусом даже и речь не идет – хотя именно это здание восхитило директора «Гаража» Антона Белова. Однако в Москве получилась не сверхъестественная паутина и не забавный домик из псевдобамбукового японского частокола, а укрупненный автограф.

Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной
Шигеру Бан. Павильон ЦСИ «Гараж» в парке Горького. Фотография Юлии Тарабариной
Шигеру Бан. Капелла в Тайване (копия капеллы в Кобе, разобранной в 2005 году). Источник shigerubanarchitects.com
Шигеру Бан. Купол павильона биеннале в Гонконге, 2009. Источник shigerubanarchitects.com
Щигеру Бан. Бумажная башня на лондонском фестивале дизайна, 2009. Фоторгафии Susan Smart Photography, источник dezeen.com

archi.ru


Смотрите также