Такаси мураками гараж


Выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь»

Глава I. «Гэидзюцу» («Техника и обучение»)

В первую очередь этот раздел сосредоточен на происхождении живописи Мураками и его работе с картинным пространством и размышлениям о труде художника. Живописная техника Мураками отчасти восходит к традиционному искусству Японии, для которого характерны известная «плоскостность» и то, что историк искусства Нобуо Цудзи называет «эксцентричностью», подразумевая под этим экспрессивность линий в классической японской живописи.

Раздел является отправной точкой для одного из важных концептуальных сюжетов выставки, проходящего сквозь всю экспозицию и связанного с особым отношением японцев к любому последовательному и ежедневному труду (и неважно, идет ли речь о создании гравюр, живописи и производстве керамики или же о приготовлении суши).

Глава II. «“Малыш” и “Толстяк”»

Один из самых насыщенных разделов экспозиции и ключевая глава для понимания всей выставки — это трибьют кураторскому проекту Такаси Мураками «Малыш» (Little boy, 2005), целиком посвященному символическому значению и влиянию событий августа 1945 года (бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки) на культурное сознание японцев. Ядерная катастрофа стала точкой отсчета новой визуальности: от постапокалиптических видений до сознательного ухода от реальности и ее настойчивого вытеснения. В этом разделе объединены произведения Мураками разных периодов — от самых ранних вещей начала 1990-х (например, впервые в Европе показана масштабная инсталляция 1992 года «Морской бриз» из Музея современного искусства XXI века в Канадзаве) до новейших работ, созданных специально для выставки в Москве. Также в этом разделе представлены аниме, оригинальные эскизы и тиражные манги, связанные с осмыслением и переживанием ядерной катастрофы.

Русское название выставки — «Будет ласковый дождь» — непосредственно связано с этой главой и отсылает к антиутопическому рассказу Рэя Бредбэри из цикла «Марсианские хроники» (1950) и анимационному фильму Назима Туляходжаева, снятого на студии «Узбекфильм» (1984).

Глава III. «Каваий»

Этот раздел исследует связь искусства Мураками и эстетики каваий, захватившей японскую массовую культуру и пронизывающей все сферы жизни японского общества. В отличие от главы «“Малыш” и “Толстяк”», архитектурное решение которой напоминает о строгом, почти военном порядке, третья глава построена как последовательность тотальных инвайроментов. Так, один из них воссоздаст атмосферу специальных магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио, а другой представляет собой настоящий кинотеатр, где пройдет премьерный показ полнометражного фильма Мураками «Глаза медузы» (2013).

Глава IV. «Сутадзио» («Студия»)

Раздел «Сутадзио» размещается в одном из пространств Музея, которое на время монтажа выставки стало филиалом студии Мураками. Наравне с историей студии и рассказом об отдельных ее сотрудниках в этом разделе можно познакомиться с процессом создания новых работ (который иногда растягивается на несколько лет) и жизнью творческой лаборатории Мураками в целом, где культивируются добросовестный труд и традиционное для японской культуры четкое следование указаниям мастера. Часть новых произведений Мураками и его команда завершали уже в Москве, и зрители смогли стать свидетелями их работы.

Глава V. «Асоби и кадзари» («Развлечение и украшение»)

«Фантомный» раздел, который разворачивается в невыставочных пространствах Музея (в кафе и книжном магазине, на лестницах и фасаде и т. п.). Он раскрывает игровую природу творчества Мураками и его стремление к декораторству и распространению орнаментальной энергии, которая заложена в японской художественной традиции. Эта глава связывает практику Мураками-художника и его деятельность в качестве главы корпорации Kaikai Kiki Co., Ltd., занимающейся просветительскими и коммерческими проектами.

Всего на выставке в Музее «Гараж» представлено более 80 работ художника — живопись, графика (в том числе тиражная), полнометражные фильмы и анимация — из Музея современного искусства XXI века (Канадзава), Художественного музея Мори (Токио) и частных коллекций; японская гравюра и живопись из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина; различные артефакты из студии Мураками, а также фотографии и манги из Мемориального музея мира (Хиросима).

Кроме того, к выставке издан каталог, ставший первой крупной публикацией о художнике на русском языке.


Выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» проходит в рамках Года Японии в России.

Куратор выставки Екатерина Иноземцева, старший куратор Музея «Гараж».

Музей «Гараж» благодарит Japan Airlines, St. Regis и Panasonic за помощь в подготовке выставки.

garagemca.org

Выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь»

Глава I. «Гэидзюцу» («Техника и обучение»)

В первую очередь этот раздел сосредоточен на происхождении живописи Мураками и его работе с картинным пространством и размышлениям о труде художника. Живописная техника Мураками отчасти восходит к традиционному искусству Японии, для которого характерны известная «плоскостность» и то, что историк искусства Нобуо Цудзи называет «эксцентричностью», подразумевая под этим экспрессивность линий в классической японской живописи.

Раздел является отправной точкой для одного из важных концептуальных сюжетов выставки, проходящего сквозь всю экспозицию и связанного с особым отношением японцев к любому последовательному и ежедневному труду (и неважно, идет ли речь о создании гравюр, живописи и производстве керамики или же о приготовлении суши).

Глава II. «“Малыш” и “Толстяк”»

Один из самых насыщенных разделов экспозиции и ключевая глава для понимания всей выставки — это трибьют кураторскому проекту Такаси Мураками «Малыш» (Little boy, 2005), целиком посвященному символическому значению и влиянию событий августа 1945 года (бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки) на культурное сознание японцев. Ядерная катастрофа стала точкой отсчета новой визуальности: от постапокалиптических видений до сознательного ухода от реальности и ее настойчивого вытеснения. В этом разделе объединены произведения Мураками разных периодов — от самых ранних вещей начала 1990-х (например, впервые в Европе показана масштабная инсталляция 1992 года «Морской бриз» из Музея современного искусства XXI века в Канадзаве) до новейших работ, созданных специально для выставки в Москве. Также в этом разделе представлены аниме, оригинальные эскизы и тиражные манги, связанные с осмыслением и переживанием ядерной катастрофы.

Русское название выставки — «Будет ласковый дождь» — непосредственно связано с этой главой и отсылает к антиутопическому рассказу Рэя Бредбэри из цикла «Марсианские хроники» (1950) и анимационному фильму Назима Туляходжаева, снятого на студии «Узбекфильм» (1984).

Глава III. «Каваий»

Этот раздел исследует связь искусства Мураками и эстетики каваий, захватившей японскую массовую культуру и пронизывающей все сферы жизни японского общества. В отличие от главы «“Малыш” и “Толстяк”», архитектурное решение которой напоминает о строгом, почти военном порядке, третья глава построена как последовательность тотальных инвайроментов. Так, один из них воссоздаст атмосферу специальных магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио, а другой представляет собой настоящий кинотеатр, где пройдет премьерный показ полнометражного фильма Мураками «Глаза медузы» (2013).

Глава IV. «Сутадзио» («Студия»)

Раздел «Сутадзио» размещается в одном из пространств Музея, которое на время монтажа выставки стало филиалом студии Мураками. Наравне с историей студии и рассказом об отдельных ее сотрудниках в этом разделе можно познакомиться с процессом создания новых работ (который иногда растягивается на несколько лет) и жизнью творческой лаборатории Мураками в целом, где культивируются добросовестный труд и традиционное для японской культуры четкое следование указаниям мастера. Часть новых произведений Мураками и его команда завершали уже в Москве, и зрители смогли стать свидетелями их работы.

Глава V. «Асоби и кадзари» («Развлечение и украшение»)

«Фантомный» раздел, который разворачивается в невыставочных пространствах Музея (в кафе и книжном магазине, на лестницах и фасаде и т. п.). Он раскрывает игровую природу творчества Мураками и его стремление к декораторству и распространению орнаментальной энергии, которая заложена в японской художественной традиции. Эта глава связывает практику Мураками-художника и его деятельность в качестве главы корпорации Kaikai Kiki Co., Ltd., занимающейся просветительскими и коммерческими проектами.

Всего на выставке в Музее «Гараж» представлено более 80 работ художника — живопись, графика (в том числе тиражная), полнометражные фильмы и анимация — из Музея современного искусства XXI века (Канадзава), Художественного музея Мори (Токио) и частных коллекций; японская гравюра и живопись из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина; различные артефакты из студии Мураками, а также фотографии и манги из Мемориального музея мира (Хиросима).

Кроме того, к выставке издан каталог, ставший первой крупной публикацией о художнике на русском языке.


Выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» проходит в рамках Года Японии в России.

Куратор выставки Екатерина Иноземцева, старший куратор Музея «Гараж».

Музей «Гараж» благодарит Japan Airlines, St. Regis и Panasonic за помощь в подготовке выставки.

garagemca.org

Цветочечная бомбардировка – Газета Коммерсантъ № 183 (6177) от 03.10.2017

В музее «Гараж» открылась большая выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь». В дивном мире современной японской культуры разбирался Игорь Гребельников.

Смеющиеся цветочки, грибки с рожицами, мультяшные черепа, ушастый и зубастый Мистер Доб — мало что в современном искусстве может сравниться по узнаваемости с героями картин и скульптур Такаси Мураками. Многократно воспроизведенные в разных формах они давно стали частью массовой культуры, участниками коллабораций с фэшен-брендами, рекордсменами арт-рынка, любимцами крупных коллекционеров и рядовых посетителей магазинов при музеях (специальная секция товаров «от Мураками» открыта и в «Гараже»). У широкого признания есть и обратная сторона: его творческий подход упрекают в излишней развлекательности, однообразии, беззастенчивости заимствований из манги и аниме, отсутствии критического взгляда и глубины. Впрочем, такие претензии тоже давно не отличаются глубиной и оригинальностью: чему-то подобному в свое время противостоял поп-арт.

К этому направлению можно отнести и работы Мураками, правда, тут не обойтись без ссылок на японскую историю, современную массовую культуру, индустрию развлечений, которые наделяют неожиданным смыслом эти пестрые цветочки и грибки. По пути подробного комментирования, погружения зрителя в малознакомый контекст пошли организаторы выставки «Будет ласковый дождь» в «Гараже» (куратор — Екатерина Иноземцева), при этом предоставив художнику полную свободу действий. Тут есть даже полноценная студия (по сути, филиал огромной, работающей круглосуточно токийской мастерской Мураками Kaikai Kiki), где, переобувшись в тапочки, можно наблюдать, как в почти стерильной обстановке создаются произведения.

С тем же, что и в своих картинах, перфекционизмом, маниакальным желанием заполнить все по максимуму Мураками подошел к пространству «Гаража». Фасад здания украшают мерцающие фирменные черепа «Тайм Бокан», напоминающие ядерные грибы, все окна «проросли» смеющимися цветами, ими полностью покрыты даже стены, пол и потолок туалета — нужды любителей селфи здесь учтены сполна. Переступив порог музея, зритель оказывается внутри динамично развивающегося сюжета, одним из персонажей которого стала советская мозаика «Осень», сохранившаяся после реконструкции ресторана «Времена года». К ней добавлены изображения Мистера Доба, то ли спешащего на помощь девушке-осени (рядом полыхает золотом многометровая скульптура «Пламя желания», и в этом пламени, если приглядеться, уже плавятся черепа), то ли готов сразиться с Тан Тан Бо (своим альтер эго, изображенным на гигантском расписном холсте, похожем на театральный задник). Очаровательную апокалиптическую баталию, подобно конферансье, представляют две позолоченные скульптуры: это сам художник и его собака.

Выставка охватывает все творчество Мураками — от работ начала 1990-х годов, периода его учебы в Токийском университете искусств, до произведений, созданных прямо в «Гараже» специально для нынешней экспозиции. И при этом привлекает японские расписанные свитки и цветные ксилографии XVIII–XIX веков из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина, которые, несмотря на свой скромный по сравнению с полотнами Мураками формат, крепко держат удар рядом с технически изощренной живописью. Кроме то

www.kommersant.ru

Это бомбы – Weekend – Коммерсантъ

В Музее современного искусства "Гараж" открывается первая в России выставка самого знаменитого японского художника наших дней Такаси Мураками "Будет ласковый дождь"

Кто первым назвал его "японским Энди Уорхолом", уже и не вспомнить, но это было чрезвычайно точное определение. Поп-арт с японским акцентом, растущий из индустрии манги и аниме, а также из всего, что с ними связано, от сувенирной продукции до молодежных субкультур. Поп-артовские образы, всегда готовые к тому, чтобы тиражироваться до бесконечности, как узоры на обоях: и знаменитый Mr. DOB, не то гибрид Микки-Мауса и Чебурашки, не то автопортрет художника, и цветочки с рожицами-смайликами, и глазастые грибы с глазастыми медузами, и прочая тошнотворная каваий-прелесть — японские аналоги Мэрилин и Лиз, мультяшные, потому что рисованный фильм в Японии популярнее игрового. Целая фабрика искусства, сопоставимая по обороту с предприятиями Джеффа Кунса и Дэмиена Херста, новоявленных уорхолов. Отчасти фабрика знаменитостей наподобие уорхоловской: компания Kaikai Kiki Co. и ярмарка Geisai были основаны для продвижения молодых японских художников, его сотрудников (правда, сам Такаси Мураками предпочитает сравнивать свою мастерскую со студиями Уолта Диснея, Джорджа Лукаса и Хаяо Миядзаки — на выставке в "Гараже" обещают открыть нечто вроде филиала его ателье, где мастер с подмастерьями будут творить шедевр за шедевром прямо на глазах изумленной публики). Поп-артовская холодная сексуальность — "Мой одинокий ковбой", эякулируя, оставляет в пространстве зигзаг спермы, словно росчерк шпаги Зорро, однако название скульптуры отсылает к другому фильму, к культовому уорхоловскому гей-вестерну. И конечно, плоскость, заново открытая поп-артом — не столько в формальном, сколько в философско-критическом смысле.

«Оммаж Фрэнсису Бэкону (Этюд к портрету Изабель Росторн)», 2002 год

Фото: Предоставлено Perrotin © 2002 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

В 2000 году Такаси Мураками выступил с чем-то вроде манифеста "сверхплоского" искусства, национального по форме и содержанию. Речь шла о традиционной плоскостности японской картины, которой соблазнился европейский декаданс и из которой, как считается, вышел весь европейский модернизм. Речь шла об оппозиции японской плоскости и западной иллюзорной глубины — как о продуктивном конфликте, источнике бесконечных взаимовлияний. Но в то же время имелось в виду, что вся японская культура после Второй мировой войны сделалась площе, различия между "высокой" и "низкой" сгладились, чему в немалой степени способствовала американизация, и манга с аниме, где в одинаковой пропорции смешались принципы укие-э и комикса, стали культурным фастфудом, уравнивающим в потребительских правах все слои общества. Словом, за сверхплоской поверхностью искусства Такаси Мураками, как за японской ширмой, скрываются известные глубины.

«Кайкай и Кики», 2000-2005 годы

Фото: Предоставлено Perrotin / © 2000–2005 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

На эти глубины намекает название гаражной выставки "Будет ласковый дождь", одолженное у жутковатого рассказа Рея Брэдбери из "Марсианских хроник", где нарисован мир после ядерной катастрофы — мир в некотором роде плоский, поскольку люди остались тенями на стене своего умного дома. Рассказ был написан через пять лет после атомных бомбардировок Японии и явно под впечатлением от фотографий "теней Хиросимы" — из травмы августа 1945-го, согласно Такаси Мураками, и рождается новая японская визуальная и не только визуальная культура. Центральн

www.kommersant.ru

«Будет ласковый дождь»: выставка Такаси Мураками в «Гараже» :: Впечатления :: РБК Стиль

«Будет ласковый дождь»: выставка Такаси Мураками в «Гараже»

Такаси Мураками. «Лев всматривается в бездну смерти», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Автор Анастасия Новикова​

29 сентября 2017

Плюшевая игрушка на голове, наряд всех цветов радуги и спуск к журналистам с горки. Так свою первую персональную выставку в России открывал японский художник Такаси Мураками.

Такаси Мураками — один из самых дорогих художников современности. В 2008 году его скульптура «Мой одинокий ковбой», изображающая обнаженного мультипликационного героя с фонтаном из спермы, была продана на торгах Sotheby’s за $15,2 млн. Мультперсонажей будет много и в «Гараже», где открылась ретроспектива знаменитого японца.

Для «Гаража» Такаси Мураками — не первый японец в истории культурной институции. Вспомнить хотя бы, что временный павильон музея в Парке Горького возвел архитектор Шигеру Бан. А выставка японки Яёи Кусамы, прошедшая летом 2015 года и ставшая первой в новом здании музея по проекту Рема Колхаса, стала одной из самых посещаемых в истории «Гаража». «Проект готовился два с половиной года, — рассказал об экспозиции работ Мураками директор «Гаража» Антон Белов. — Началось все с поездки в Японию, когда в своей студии нас гостеприимно встретил Такаси. Потом мы приезжали еще, спали в коробках, пели в караоке, ели странную еду, в общем, делали все, что нужно, чтобы русский человек мог понять больше про Японию, а мы — подобраться к этой выставке». В итоге удалось не просто к ней подобраться, а собрать масштабную ретроспективу художника, работы в которой охватывают период с начала девяностых и до наших дней.

Такаси Мураками. «Лунный свет. Непостоянство всех вещей», 2016

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Название выставке дало стихотворение американской поэтессы Сары Тисдэйл, а позже так свой рассказ назвал фантаст Рэй Брэдбери. «Будет ласковый дождь» — это пять глав-разделов, каждый из которых — попытка исследовать различные японские события и явления. Так, «"Малыш" и "Толстяк"» — это художественное осмысление Мураками бомбардировок Хиросимы. Архитектурное решение раздела, где произведения художника развешаны на металлических сетках, отсылает к строгому, почти военному порядку. Здесь же находятся работы с изображением Тайм Бокана — абриса черепа, напоминающего ядерный гриб. При этом граница между жутким и веселым у Мураками зыбка, а трагическое нередко нейтрализуется в аниме.

Такаси Мураками. «Воспоминания о бурной жизни», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Еще один раздел выставки — «Каваий» — мир ярких красок, улыбающихся цветов и плюшевых героев от Тоторо из аниме Миядзаки до советского олимпийского мишки. С японского «каваий» переводится как «милый». В последние годы эстетика «каваий» захватила японскую массовую культуру. И после серых сеток «"Малыша" и "Толстяка"» здесь художник рисует розово-золотой мир и воссоздает атмосферу магазинов для фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио.

Такаси Мураками. «Зонтик тролля», 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками. «Алое сердце», 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками. «Кайкай и Кики», 2000–2005

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Монтаж выставки «Будет ласковый дождь» стал самым долгим в истории «Гаража». И не случайно, потому что экспонаты Мураками появились почти во всех уголках музея. «Мир искусства изменился за последние 5-6 лет. И индустрия музеев тоже меняется. «Гараж» трансформировался для моей выставки и получил новую энергию», — отметил художник. Ощутить ее зрители смогут вплоть до 4 февраля 2018 года. 

style.rbc.ru

Как понимать выставку Такаси Мураками в «Гараже»

29 сентября в «Гараже» открылась первая в России ретроспективная выставка одного из самых дорогих и влиятельных современных художников — Такаси Мураками. В пространстве музея показано около 80 работ, которые были созданы художником с начала 90-х годов до наших дней. Некоторые произведения Мураками заканчивал уже непосредственно в Москве. 

Апокалипсис

Название выставки «Будет ласковый дождь» повторяет заголовок одноименного рассказа Рэя Брэдбери, действия которого разворачиваются в постапокалиптическом мире. Обращение именно к нему неслучайно, ведь и вселенная Мураками — это мир постапокалипсиса, своего рода ядерный взрыв. В работах он постоянно переосмысляет трагедию, связанную с атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки. Это чудовищное событие, произошедшее летом 1945 года, оказало на него сильнейшее влияние, как, собственно, на любого другого японца его поколения. Жизнерадостное, красочное и на первый взгляд легковесное искусство скрывает в себе страх и ужас. Это чем-то напоминает мультсериал «Время приключений», где все события тоже разворачиваются в мире после ядерной катастрофы.

Масс-культура

Мураками — это своего рода японский Энди Уорхол или Рой Лихтенштейн. Он и не скрывает, что вдохновлялся американским поп-артом, но использует японские культурные коды. Так, большинство персонажей Мураками очевидно берут начало в эстетике аниме и манги, из-за чего художника нередко сравнивают с его соотечественником, мультипликатором Хаяо Миядзаки, который одним из первых открыл западу аниме, а кто-то даже говорит о влиянии второго на первого.

За всеми фантастическими образами Мураками стоит японское искусство в самых разных его проявлениях. Это и классические произведения Хокусая и Утамаро, и древние сказания о призраках и волшебных существах. Переплетая между собой современные культурные коды и референсы к традиционному искусству, которому уже не одна тысяча лет, Мураками создает внешне простой и привлекательный, но на самом деле замысловатый и вдумчивый арт, который сможет понять и принять человек из любого уголка мира. Это — с одной стороны, а с другой, за внешне легкомысленными работами Мураками скрывается трезвый расчет: художник стремится утвердить позиции японской культуры на всем земном шаре. Он король китча и свое искусство характеризует как superflat. Этим словом художник обозначает размывание границ между Востоком и Западом, высоким и низким, искусством для всех и искусством элитарным.

 

Мода

Мураками невероятно амбициозен, поэтому, как и почти все художники современности, он окружил себя целым аппаратом пиара: его работы — это не только узнаваемые и растиражированные образы, это уже имидж и бренд. У него есть собственная компания под названием Kaikai Kiki Co., Ltd с офисами в Токио и Нью-Йорке. Название компании отчасти характеризует все искусство художника: если поменять местами слова в названии «Kaikai Kiki», то получится японское прилагательное «kikikaikai», которым обозначаются сложные, странные или тревожные явления.

Компания занимается абсолютно всем: создает искусство, продукт, представляет и продвигает современных японских художников, выполняет многомиллионные заказы для модных домов, телевизионных и музыкальных компаний. Что касается моды, то с 2000 года Такаси Мураками сотрудничает с Louis Vuitton. Специально для модного дома художник раскрасил легендарную монограмму, а позже включил ее в собственные работы, создав серию картин, на которых изображены исключительно разноцветные буквы LV. В 2015 году Мураками сделал уже полноценную коллекцию аксессуаров для модного дома: на знаменитых сумках появились персонажи его произведений. Не менее громкой стала коллаборация художника с Vans. Слипоны, футболки и скейтерские доски заполнили психоделические принты со знаменитыми радужными ромашками и черепами. Мураками, стремящийся охватить все возможные слои массовой культуры, всегда готов работать и с музыкантами. Так, для альбома Канье Уэста «Graduation» художник сделал обложку в своем фирменном стиле, а для Фаррелла Уильямса снял анимационный клип.  

Удивительным образом творчество Мураками сочетает в себе контрастные явления: искусство здесь соседствует с мультипликацией, апокалипсис — с веселым красочным миром, возвышенное — с низким. Своим искусством он переворачивает с ног на голову популярную культуру, иронизирует над ней и постоянно пересоздает ее. А честное, прямое и спокойное отношение художника к индустрии популярной и коммерческой культуры делает его искусство не только актуальным, но и по-своему великим.

www.buro247.ru

Что надо знать: Такаси Мураками

Текст: Татьяна Сохарева05.10.2017   49089

В Музее современного искусства «Гараж» открылась первая в России выставка японского художника Такаси Мураками «Будет ласковый дождь», название которой отсылает к постапокалиптическому рассказу Рэя Брэдбери. Искусство Мураками захватило все здание музея, включая кафе, книжный магазин, лестницы и фасады. В этой маленькой вселенной легко заплутать, так что «Артгид» решил рассказать, что нужно знать о Мураками, прежде чем идти на выставку.

Такаси Мураками. Кайкай и Кики. 2000–2005. Сталь, стекловолокно, синтетическая смола, масло, акрил. Courtesy автор. © 2005 Takashi Murakami / Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Такаси Мураками работает на размывание границ между элитарным искусством и коммерческим, подбрасывая публике то перекодированные на современный лад образы классической японской культуры, то безвкусные безделушки для сверхбогатых. Первые от вторых, впрочем, разучился отличать, кажется, и сам художник. Улыбчивые ромашки, миленькие глазастые черепушки и анимешные герои ужасающих размеров — воплощение nobrow-культуры, существующей вне отмершей иерархии, которую описал культуролог Джон Сибрук. Стилистически родственными Мураками называют Энди Уорхола, Деймиана Херста и Джеффа Кунса. Однако японский художник пошел дальше своих западных коллег по поп-арту: сотрудничество с лейблом Louis Vuitton сделало Мураками одним из главных апологетов идеи искусства как бренда, а создание корпорации KaiKai Kiki Co. с филиалами в крупнейших городах мира в корне изменило модель производства современного искусства.

Такаси Мураками. ДОБ в белоснежном (синий и киноварь). 2013. Холст, монтированный на алюминий, акрил, листовая платина. 300 × 300 см (две панели). Courtesy Perrotin. © 2013 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

«Просвещенный мир» и поп-культура

При виде маниакально жизнерадостного искусства, вышедшего с фабрики Мураками, как правило, говорят о культуре каваий и прочей няшности, в смысле нежности, японского масскульта. Однако не стоит забывать о контексте, в котором формировался художник. «Мое эстетическое видение было сформировано той средой, которая меня окружала: это узкие жилые помещения послевоенной Японии, откуда я мысленно сбегал в мир манги и аниме», — рассказывает он.

Такаси Мураками родился в 1962 году в семье таксиста и домохозяйки. Его детство и юность пришлись на эпоху Сёва, будто в насмешку над временем, отмеченным чередой войн, катастроф и оккупацией, названную «просвещенным миром». В этот период вслед за экономическим подъемом, связанным с отказом от политики самоизоляции и хлынувшими в страну новыми технологиями, в Японии буйным цветом расцветает массовая культура.

С одной стороны, в 1960-е японские режиссеры «новой волны» отказываются от свойственной предыдущему поколению тоски по классической культуре, чтобы заговорить о более серьезных вещах. В 1960 году в японский прокат выходит фильм «Захоронение Солнца» Нагисы Осимы, прозванного японским Годаром — констатация разочарования режиссера в «солнечном племени», поколении молодых бунтарей, очумевших от джаза, и захватившей страну потребительской лихорадке. Они представляются режиссеру обыкновенными юнцами, не способными выйти из порочного круга насилия и унижений — так же как и их исковерканные войной отцы.

Кэйдзи Накадзава. Босоногий Гэн. 1973–1974. Бумага, чернила. Мемориальный музей мира, Хиросима

Когда Мураками исполняется 11 лет, в Японии начинает издаваться культовая манга Кэйдзи Накадзавы «Босоногий Гэн» — повествование о жизни шестилетнего мальчика, превратившейся в царство ужаса после атомной бомбардировки Хиросимы в 1945 году. Бомбардировка, оккупация, тьма и ужас последствий отравления радиацией, пришедшие на смену обиде за попрание национального достоинства, надолго окажутся определяющим элементом ДНК японской послевоенной культуры.

С другой стороны, в этот же период в японский кинематограф врываются кровь и кишки, убийства и гангстеры, эксперименты с визуальными эффектами и гиперболизированная сексуальность, — все то, что пришло вместе с европейскими нуарами и переродилось в направление пинку эйга — низкобюджетное эксплуатационное кино. Из него, например, вырос знаменитый «Цветок-матанго» Мураками — громоздкий цветочный шар-мутант, превратившийся в монстра. Название скульптуры отсылает к фильму ужасов «Матанго» Исиро Хонды, автора первого фильма о Годзилле, который построил свою историю вокруг мутировавшего в результате радиационной атаки гриба-паразита, растущего на необитаемом острове.

Такаси Мураками. Цветок-матанго (d). 2009. Сталь, стеклопластик, масло, акрил. Частное собрание. Courtesy Perrotin

Антитезой мизантропической линии в японской культуре также становится набирающая обороты подростковая манга, вместе с которой в травмированный войной мир приходят образы, во многом определившие визуальную реальность молодого Мураками. Эта культура изобиловала воплощениями невинности и нежности в сочетании с гипертрофированным насилием. Одной из главных вех в ее развитии для Мураками становится выход «Навсикаи из долины ветров» — манги художника и режиссёра Хаяо Миядзаки, которая издавалась с 1982 по 1994 год и была своего рода антивоенным манифестом, пропитанным уважением к жизни во всех ее проявлениях.

В 2013 году Мураками даже попытается воспроизвести эстетику Миядзаки в своем первом полнометражном фильме «Глаза медузы». Действие происходит в небольшом японском городке, в который после ядерной атаки вторгаются странные существа, напоминающие медуз. Поначалу они выглядят мирными, играют с детьми и ничем не выдают тот факт, что были созданы на секретной военной базе. Для Мураками этот фильм — еще одна попытка создать яркий, массовый продукт для детей в стилистике его любимых аниме, но при этом донести мысль о жестокости и ненадежности окружающего мира.

Такаси Мураками. 500 архатов. Фрагмент. 2012. Частное собрание. © 2012 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Корпорация Kaikai Kiki Co.

Таким же откровением для художника стал американский масс-маркет — пространство некритического счастья и потребительских аффектов, пришедшее в жизнь Мураками вместе с американской оккупацией. В 1994 году он отправляется на стажировку в Нью-Йорк, а вернувшись, создает небольшую студию Hiropon Factory, которая впоследствии перерастет в компанию Kaikai Kiki Co. Взяв за основу уорхоловскую «Фабрику», пристанище нью-йоркской богемы, Мураками соорудил настоящую корпорацию, где без выходных и праздников трудится более двух сотен сотрудников. Сегодня офисы компании открыты в Токио, в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Фабрика Мураками — это высокоэффективный конгломерат, штампующий искусство и сувениры, исполняющий заказы модных домов и продюсирующий дюжину начинающих японских художников. Коллективный труд и конвейерное производство, которое Мураками противопоставляет западной традиции восприятия творца как индивидуалиста, позволяет художнику ставить производственные рекорды и выпускать такие картины, как, например, «500 архатов», которая считается самой большой в истории (ее длина достигает ста метров). Мураками сделал ее в 2012 году после аварии на АЭС «Фукусима-1» в качестве талисмана от катастроф для жителей Японии.

Такаси Мураками. ДОБ в Странном лесу. 1999. Сталь, пластик, армированный стекловолокном, стекловолокно, смола, акрил. Courtesy автор. © 1999 Takashi Murakami / Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Мистер ДОБ

В 1996 году Мураками придумывает персонажа по имени Мистер ДОБ, имя которого — это сокращение фразы «Dobojite dobojite» («Зачем? Зачем?»). Художник замыслил его как нового Микки Мауса или Hello Kitty — образа-идола современной массовой культуры. Впервые Мураками изобразил мультяшного ДОБа на фоне морского пейзажа, заимствованного с классической гравюры Хокусая «Большая волна в Канагава», соединив вызывающе яркую попсу с традиционным японским искусством. Позже Мураками начнет помещать персонажа на брелоки, футболки и коврики для мыши, превратит зверька в гигантскую скульптуру и изобразит на нескольких своих картинах. Мистер ДОБ стал первоэлементом в свихнувшемся мире Мураками и одним из главных блуждающих образов, опробовавших на себе все возможные медиумы и форматы. А в 2011 году на аукционе Christie’s в Нью-Йорке коллекционер Ларри Гагосян купил работу под названием «ДОБ в странном лесу» (1999) за 2,8 миллиона долларов. Сам художник называет зверька своим альтер-эго и объясняет, что зрителям нужен не автор, а аватар. По сути, Мураками один из первых в современном искусстве создал себе настоящего маскота — талисман, призванный очеловечить бренд.

Такаси Мураками. Сумка из коллекции Takashi Murakami × Louis Vuitton. 2002. Courtesy Louis Vuitton. © 2002 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Louis Vuitton

В 2002 году начинается сотрудничество Мураками с компанией Louis Vuitton: первым делом по просьбе арт-директора Марка Джейкобса Мураками обновил дизайн бренда и переделал монограмму LV, раскрасив ее в яркие цвета. Этот проект принес более 300 миллионов долларов Louis Vuitton и превратил Мураками в апологета идеи искусства как коммерческого бренда. Джейкобс с помощью художника стремился привлечь молодое поколение японской молодежи, а Мураками, со своей стороны, утверждался в мысли, что мода и элитарные бренды могут быть визуальным отражением эпохи. Вскоре после запуска его линии в Louis Vuitton Мураками те же самые изображения, напечатанные на сумках, повторил в своих картинах, а в 2007 году и вовсе выставил в Музее современного искусства в Лос-Анджелесе бутик Louis Vuitton, создав, таким образом, единый мир моды и искусства для сверхбогатых.

Такаси Мураками. Эка данпи («Ампутация руки Эки»): Мое сердце разрывается от любви к моему учителю, поэтому я решил преподнести ему свою руку. 2015. Холст, монтированный на алюминий, листовая платина, акрил. Courtesy Perrotin. © 2015 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Национальная идентичность и superflat

Разобравшись с личным брендом, Мураками решил заняться имиджем родной Японии. Идентичность страны, как полагал художник, должна выстраиваться на основе глубокого анализа культуры и ее корней. Разочаровавшись в способности соотечественников производить новые смыслы, он придумал понятие superflat — «суперплоский». Суперплоский визуальный язык, по Мураками, характерен как для традиционной японской живописи, так и для анимации, комиксов и графического дизайна. В результате получился гибрид классической живописи и рвущей глаз обертки от конфет с эстетикой, которой любит играть художник. Правда, критики над концепцией Мураками лишь посмеялись, назвав ее грубым искажением японской культуры. Но художник не отчаялся и в подтверждение своей теории в 2000 году создал, например, работу «Шампанская сверхновая» — многослойное изображение галлюцинаторных грибов-мутантов, напоминающее цветастые обои и вдохновленное серией панно японского художника XVI века Ито Якучу, известного вниманием к царству всего живущего. Название же работы было заимствовано у песни британской группы Oasis. В контексте истории послевоенной Японии грибы еще и являлись зловещим напоминанием об облаке ядерного взрыва, так что с наслаиванием смыслов Мураками справился не хуже добросовестных постмодернистов старшего поколения.

Такаси Мураками. Хиропон. 1997. Сталь, стекловолокно, синтетическая смола, масло, акрил. © 1998 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

«Хиропон» и скандал в Версале

Важным образом в визуальном словаре Мураками стала откровенно сексуализированная скульптура «Хиропон» — аниме-девица с тонюсенькой талией и огромной грудью, из которой рвутся струи молока. Поместив ее на пьедестал, Мураками напомнил, что аниме имеет право называться «высоким искусством», несмотря на порнографический задор и превращение девичьей невинности в объект фетиша. В пару к «Хиропон» художник создал знаменитую скульптуру «Мой одинокий ковбой», изображающую юношу в момент эякуляции. В 2008 году «Ковбой» был продан на аукционе Sotheby’s за рекордные 15,2 миллиона долларов. Мураками объясняет эти работы своей любовью к аниме в подростковом возрасте: «Я стал отаку, когда я учился в старшей школе, и проглотил много разных аниме — как эротических, так и фантастических… Так и родились эти произведения».

Именно «Мой одинокий ковбой» и «Хиропон» в 2010 году во многом стали причиной скандала, который разгорелся вокруг запланированной в Версале выставки Мураками. Тогда более 11 тысяч человек подписали петицию, требуя не пускать во дворец порочное современное искусство. Тем не менее художнику удалось зарифмовать пышное барокко версальского дворца с японским поп-артом. От «Ковбоя» и «Хиропон», «непристойных и оскорбительных», правда, пришлось отказаться. Комментируя ситуацию, Мураками заявил, что «когда кто-то забивает гол, кто-то обязательно будет недоволен». Свои скульптуры он предлагает воспринимать как сатиру на ту банальную сексуальность, которую превозносит японская массовая культура.

Такаси Мураками. Воспоминания о бурной жизни. 2015. Холст, монтированный на алюминий, акрил. Частное собрание. Courtesy Perrotin. © 2015 Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved.

Черепа, маргаритки и индустрия

Улыбающиеся маргаритки и глазастые черепа появляются в творчестве Мураками постоянно. Больше всего они напоминают компьютерную графику, порожденную навязчивой идеей изобразить мир предельно милым и инфантильным. Черепа в истории западного искусства функционировали как символ бренности бытия, напоминание о memento mori. Эта интерпретация совпадает с буддийской концепцией, говорящей, что «всё временно». Однако Мураками идет дальше и утверждает, что «все в конце концов умрут, поэтому не стоит беспокоиться». Этот тезис иронично дублирует риторику общества супермаркета. В индустрию именно такого типа Мураками и превратил свою империю, основанную на эксплуатации жизнерадостных образов и агрессивном потреблении. Он посмеивается над поп-культурой, будучи плотью от ее плоти. Творчество Мураками — это пример, как культура изживания военных травм мутировала и обрастала новыми образами, прямо как «Цветок-матанго».

artguide.com

Японский художник Такаси Мураками соединил Восток и Запад в Музее «Гараж» : Искусство: Культура: Lenta.ru

Выставка Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» в Музее современного искусства «Гараж» — первый масштабный проект знаменитого японского художника в России. Экспозиция охватывает несколько периодов его творчества — с начала 1990-х годов до наших дней. Впервые помещая произведения Мураками в более широкий контекст японской культуры, выставка отдает должное многолетней работе художника, в своем творчестве переосмысляющего и объединяющего традиции Востока и Запада.

Выставка состоит из пяти глав-разделов, каждый из которых посвящен тому или иному феномену японской культуры, формально или семантически освоенному в художественной практике Мураками. Проект демонстрирует результаты исследования художником некоторых особенностей национальной культуры и коллективного сознания: в его работах стирается граница между «высоким» и «низким», «элитарным» и «массовым», а различные медиа существуют в едином потоке образов.

Вид экспозиции выставки Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» в Музее современного искусства «Гараж», Москва, 2017

Фото: Иван Ерофеев

В первую очередь этот раздел сосредоточен на происхождении живописи Мураками, его работе с картинным пространством и размышлениям о труде художника. Живописная техника Мураками отчасти восходит к традиционному искусству Японии, для которого характерны известная «плоскостность» и то, что историк искусства Нобуо Цудзи называет «эксцентричностью», подразумевая под этим экспрессивность линий в классической японской живописи.

Раздел является отправной точкой для одного из важных концептуальных сюжетов выставки, проходящего сквозь всю экспозицию и связанного с особым отношением японцев к любому последовательному и ежедневному труду (неважно, идет ли речь о создании гравюр, живописи и производстве керамики или же о приготовлении суши).

Один из самых насыщенных разделов экспозиции и ключевая глава для понимания всей выставки — это трибьют кураторскому проекту Такаси Мураками «Малыш» (Little boy, 2005), целиком посвященному символическому значению и влиянию событий августа 1945 года (бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки) на культурное сознание японцев. Ядерная катастрофа стала точкой отсчета новой визуальности: от постапокалиптических видений до сознательного ухода от реальности и ее настойчивого вытеснения. В этом разделе объединены произведения Мураками разных периодов — от самых ранних вещей начала 1990-х (например, впервые в Европе показана масштабная инсталляция 1992 года «Морской бриз» из Музея современного искусства XXI века в Канадзаве) до новейших работ, созданных специально для выставки в Москве. Также в этом разделе представлены аниме, оригинальные эскизы и тиражные манги, связанные с осмыслением и переживанием ядерной катастрофы.

Русское название выставки — «Будет ласковый дождь» — непосредственно связано с этой главой и отсылает к антиутопическому рассказу Рэя Брэдбери из цикла «Марсианские хроники» (1950) и анимационному фильму Назима Туляходжаева, снятого на студии «Узбекфильм» (1984).

Вид экспозиции выставки Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» в Музее современного искусства «Гараж», Москва, 2017

Фото: Иван Ерофеев

Этот раздел исследует связь искусства Мураками и эстетики каваий, захватившей японскую массовую культуру и пронизывающей все сферы жизни японского общества. В отличие от главы «“Малыш” и “Толстяк”», архитектурное решение которой напоминает о строгом, почти военном порядке, третья глава построена как последовательность тотальных инвайронментов (инвайронмент — форма современного искусства, предполагающая вовлечение зрителя в арт-пространство, слияние окружающей среды с художественным объектом). Так, один из них воссоздаст атмосферу специальных магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио, а другой представляет собой настоящий кинотеатр, где пройдет премьерный показ полнометражного фильма Мураками «Глаза медузы» (2013).

Раздел «Сутадзио» размещается в одном из пространств Музея, которое на время монтажа выставки стало филиалом студии Мураками. Наряду с историей студии и рассказом об отдельных ее сотрудниках в этом разделе можно познакомиться с процессом создания новых работ (который иногда растягивается на несколько лет) и жизнью творческой лаборатории Мураками, где культивируются добросовестный труд и традиционное для японской культуры четкое следование указаниям мастера. Часть новых произведений Мураками и его команда завершали уже в Москве, и зрители смогли стать свидетелями их работы.

«Фантомный» раздел, который разворачивается в невыставочных пространствах Музея (в кафе и книжном магазине, на лестницах, фасаде и т.п.), раскрывает игровую природу творчества Мураками и его стремление к декораторству и распространению орнаментальной энергии, которая заложена в японской художественной традиции. Эта глава связывает практику Мураками-художника и его деятельность в качестве главы корпорации Kaikai Kiki Co., Ltd., занимающейся просветительскими и коммерческими проектами.

Вид экспозиции выставки Такаси Мураками «Будет ласковый дождь» в Музее современного искусства «Гараж», Москва, 2017

Фото: Алексей Народицкий

На выставке в Музее «Гараж» представлено более 80 работ художника: живопись, графика (в том числе тиражная), полнометражные фильмы и анимация — из Музея современного искусства XXI века (Канадзава), Художественного музея Мори (Токио) и частных коллекций; японская гравюра и живопись — из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина; различные артефакты — из студии Мураками, а также фотографии и манги из Мемориального музея мира (Хиросима).

lenta.ru

Гид по выставке «Будет ласковый дождь» Такаси Мураками

Кажется, очередь на Серова теперь стоит, чтобы увидеть работы современного японского художника Такаси Мураками. Куратор выставки Екатерина Иноземцева рассказала «Афише» о главных для художника темах — и показала в его работах важные для поколения отсылки к культуре манги.

партнерский материал

партнерский материал Екатерина Иноземцева

Куратор музея современного искусства «Гараж»

«Мураками принадлежит ко второму поколению тех, кто выжил после Хиросимы и Нагасаки. Его мать родилась в городе Кокура, который хотели атаковать изначально, но из-за того, что над ним было облачное небо, бомбу сбросили на Нагасаки. Поколение Мураками довольно методично изживало травму своих родителей, и важным событием на этом пути стала выставка в Осаке с легендарным названием «Наука и техника на службе человека». Япония начала активно возрождаться в конце 1960-х — и сделала ставку на науку и технологии.

Та экспозиция стала ключевой для поколения так называемых отаку — фанатов манги и аниме. Значительная часть манги 60-х и 70-х годов была так или иначе посвящена апокалиптической тематике: в них происходил конец света, возникали новые формы жизни. Очень скоро среди японских интеллектуалов наступило разочарование в науке и техническом прогрессе — и многие серьезные ученые, как это ни удивительно, стали работать в анимационных студиях, разрабатывая сложные ландшафты, сцены тотального разрушения, которые мы теперь можем увидеть в кино.

Сегодня некогда маргинальная практика аниме стала мейнстримом: каждый второй житель Токио, кажется, занимается анимацией. Мураками в этом смысле — абсолютный художник своего поколения: он самый настоящий гик. У него есть несколько любимых персонажей — Мураками лично знаком с Миядзаки, любит студии Ghibli и Gainax, совершившие революцию: первую основал классик Миядзаки, последняя сняла легендарный «Евангелион». Он регулярно отсматривает огромное количество новых фильмов и сам содержит две студии, которые готовят сериалы для японского телевидения: сейчас, например, запускает «Сердца шести принцесс», а в своей галерее показывает первые наброски культовых телешоу — мы с коллегами случайно попали на открытие выставки с уникальными материалами (оригинальные рисунки аниматоров, первые эскизы персонажей и т. п.) очень популярного сейчас анимационного сериала «Юри на льду» — о любви двух российских фигуристов».

Морской бриз

© Алексей Народицкий

«Это не самая очевидная история: инсталляция 1992 года, которую мы привезли из музея Канадзавы. Раз в час жалюзи поднимаются, и все пространство выставки вместе с нашим кафе озаряется безумно ярким, едва ли выносимым светом. Этот свет идет от восьми мощнейших стадионных прожекторов. В японском языке есть двойной иероглиф, который звучит как «пикадон»: первый слог означает «яркую вспышку света», а второй — «невероятно громкий звук». Так описывали происходившее жители Хиросимы и Нагасаки — и это однозначная отсылка художника к потустороннему визуальному ощущению. Лампы, расположенные по окружности, напоминают о соплах стартующих ракет и служат аллюзией на легендарное аниме студии Gainax «Королевские космические силы — Крылья Хоннеамиз». Там все действие происходит в космосе: добро борется со злом на фоне бесконечно взлетающих ракет и космических кораблей. Этот сериал был одним из главных подростковых впечатлений Мураками».

Неоновые черепа Time Bokan

© Алексей Народицкий

«Один из главных образов как самой выставки, так и у Мураками, — неоновые абрисы так называемых Тайм-Боканов, которые зрители видят в вечернее время на поликарбонатном фасаде нашего здания. В конце 70-х годов на японском телевидении вышел одноименный анимационный сериал, где, как водится, хорошие ребята боролись со злодеями. В конце каждой серии из ядерного гриба появлялся череп, проступавший через клубы дыма. Он был не страшным, а очень даже миленьким, и стал своеобразным символом будущих приключений: если злодея не будет, то действие просто не сможет продолжаться. И вот Мураками растиражировал эти черепа и создал много живописных интерпретаций по мотивам шоу».

Луна над разрушенным замком

© Алексей Народицкий

«На ту же тему у нас есть и две большие живописные работы, которые своей дурной орнаментальной энергией как будто захватывают холст. Неслучайно в витрине, где у нас лежит манга, мы показываем оригинальные эскизы «Босоногого Гэна» Кэйдзи Накадзавы. Для понимающих это абсолютное сокровище — там лежат первые рисунки Накадзавы, выполненные тушью и чернилами на бумаге. Эта манга одной из первых рассказывает о приключениях мальчика — собственно Гэна, — который выжил после Хиросимы. И на некоторых листах нарисованы как раз кучи черепов — в очень уплощенной манере, как своеобразные пиктограммы. Если внимательно изучить эту мангу, то будет понятно и происхождение черепов, которые изображает Мураками».

Лунный свет. Непостоянство всех вещей

© Алексей Народицкий

«Если бы я могла обладать одной из вещей Мураками, то это было бы огромное тондо (картина или барельеф круглой формы. — Прим. ред.) с черепами: я получаю физическое удовольствие от его поверхности, от выделанности и продуманности каждого слоя и покрытия. Плюс тематически мне это кажется свободной интерпретацией того, что Михаил Бахтин называл «карнавальной культурой» — когда мир переворачивается на 180 градусов и сходит с ума, играя в смерть и со смертью, — и это единственная зона и момент абсолютной свободы, доступные человеку, обремененному цивилизацией и необходимостью соблюдать массу законов и правил».

Тань Тань Бо

© Алексей Народицкий

«Мы показываем на этой выставке очень много картин с участием мистера Доба, который мутирует и меняется всеми возможными способами. А на первом этаже у нас висит работа «Тань Тань Бо», где он становится жутким существом с кучей наростов и текучих субстанций: его просто не узнать. Внимательный и знающий зритель наверняка вспомнит финальную сцену из аниме «Акира». Перед школой подавляющее большинство девочек моего поколения смотрели «Сейлор Мун», а мальчики, как мне хочется верить, «Акиру». Финальная сцена «Акиры» совпадает с этим перевоплощением Доба один в один: герой, обладающий потусторонними силами и натворивший всякого, вдруг начинает превращаться в жуткого монстра».

Букет сиреневых цветов

© Иван Ерофеев

«Мураками по своему образованию — классический живописец: он учился в Токийском институте искусств — японском аналоге нашей академии. Но если наши живописцы до умопомрачения рисуют гипсовые головы, то в Японии есть свои каноны: например, определенный набор композиций — «цветок, луна, ночь», «сакура, день» и проч. Мураками в какой-то момент полностью исчерпал возможности такой строго регулированной живописи и представил свою интерпретацию канона, что для консервативной академии было просто неприемлемо».

Суперплоские цветы

© Алексей Народицкий

«А его скульптура «Суперплоские цветы» связана с традиционной буддистской пластикой, которая, как и живопись, парадоксальным образом стремится к двухмерности. Если для европейской скульптуры важен объем, который создает пространство и его оркестрирует, то самая распространенная форма буддистской скульптуры — рельеф — никогда в объем не выходит и требует большего мастерства от скульптора. Именно поэтому так любопытна скульптура «Пламя желания» в атриуме музея. Пламя вокруг головы — как правило, Будды, — кстати, один из самых распространенных сюжетов буддистской скульптуры. Так Мураками обыгрывает и восстанавливает настоящую преемственность между старым искусством и своей практикой».

Филиал студии Мураками

© Алексей Народицкий

«Когда я оказалась в мастерской Мураками, я поняла, что передо мной совершенно уникальное место, которое одновременно похоже и на средневековую мастерскую, и на фабрику. Между тем это специфическое японское пространство с удивительной организацией художественного труда, где каждый участник процесса следует указаниям мастера. Плюс внутри и вокруг буквально все осенено присутствием и энергией Мураками: там выращивают лотосы, жуков, рыбок, делается живопись, разрабатывается дизайн буквально для всего, хранится коллекция искусства и происходит много чего еще. Все это закручивается в безумный энергетический вихрь, который нам хочется показать в мастерской, устроенной абсолютно по образу и подобию студии Мураками в Миёси. При этом мастерская не перестает быть безупречно отлаженным механизмом с ежедневными ритуалами и правилами. Живописцы создали две работы прямо здесь, в студии в «Гараже», которые мы потом повесили на выставке, — то есть в нашей студии абсолютно все функционально, это не театральная декорация. Сам же художник, когда приехал в Москву, сказал, что он с удовольствием поработает в привычной ему обстановке и тут же будет спать. Выходит, мы не прервали производственный цикл компании «Кайкай Кики» (структура, основаная Такаси Мураками и занимающаяся продакшеном и менеджментом в искусстве. —  Прим. ред.) ни на минуту!»

Видеорепортажи с громких премьер и концертов вперемешку с дегустациями оливье — в YouTube-канале «Афиши Daily».

daily.afisha.ru

В Москве в музее «Гараж» открылась выставка суперзвезды современного искусства Такаси Мураками

Японский художник Такаси Мураками впервые привез в Россию свои работы, созданные за последние три десятилетия.

Арт-критики могут расслабиться: художник уже выполнил их работу и в серии «Суровый критик» показал, какой должна быть реакция на его выставку. Удивление, непонимание и, наконец, восторг! Ведь за его картины и скульптуры выкладывают десятки миллионов на аукционах.

Популярные хип-хоп-исполнители упрашивают его оформить обложку альбома или снять клип. Он один из самых дорогих художников современности. И впервые Такаси Мураками привез работы в Россию, чтобы вы сами все увидели. Уже на входе полыхает «Пламя желания», как знак, что выставка наполнена страстью и чувствами.

Все свои работы он создает из противоположностей. Например, традиционное искусство Японии сталкивается с эстетикой современного Токио, аниме и манга.

Если сюжеты и герои еще из Средних веков, то интерпретация — суперсовременная. Цвета жвачки — чем кислотнее, тем лучше, мельчайшие детали — попробуйте рассмотреть все, и невероятная, компьютерная точность. Это фирменный почерк Мураками, каллиграфически выверенный японский комикс. Да он и сам как герой одного из них.

«Над многими произведениями я работаю по несколько лет, сначала рисую карандашом, потом создаю компьютерную модель и затем перевожу ее на поверхность. Эта техника напоминает создание принтов на одежде. И да, обратите внимание на цвета, в каждой картине их больше 100!» — говорит художник.

Вот он, пожалуй, самый узнаваемый образ художника — улыбающиеся ромашки. Они цветут повсюду: на картинах, скульптурах. Но этого художнику будто бы мало, и его ромашковое поле распускается даже под лестницей, так его точно не затопчут. Охраняют экспонаты два любимых стража вселенной Мураками: Кайкай и Кики.

Легкая, игрушечная, мультяшная, как говорит сам художник, попсовая форма. Но за этим ярким фасадом совсем не праздник. Здесь спрятана боль от катастроф. Тех, что потрясли его родину. Землетрясение 2011 года, авария на Фукусиме и, конечно, бомбардировка Хиросимы и Нагасаки. В глазах одного из персонажей — эпицентр взрыва, а смешные грибы на самом деле — ядерные. Такое настойчивое вытеснение реальных образов — способ хоть как-то пережить кошмары прошлого.

«Мы все помним Верещагина, «Апофеоз войны» и все остальное. Но когда они находятся в довольно рафинированной динамике, они текут, они собой все заполняют, они практически превращаются в орнамент. И на самом деле, это свойственно и человеческой памяти. То, что казалось огромной драмой и бедой, в результате оказывается орнаментом, неким окружением, некой общей неотрефлексированной памятью», — говорит куратор выставки Екатерина Иноземцева.

На выставке более 80 уникальных произведений искусства. Но они часто создаются большими тиражами и становятся частью массовой культуры. Мураками давно прозвали японским Энди Уорхолом. Но не только за яркие и узнаваемые образы, а еще и за создание собственной «фабрики искусства», на которой в две смены 24 часа в сутки и без выходных работают 200 человек. Посторонним вход закрыт, зато открыт посетителям выставки. Одну из комнат студии воспроизвели точь-в-точь.

«Стойте! Дальше нельзя, пока вы не наденете тапочки. Все мои работники ходят в таких же. Мы, японцы, не можем приступить к работе, пока вокруг не будет идеальной чистоты и порядка. Искусство не рождается в грязи и пыли», — говорит Такаси Мураками.

А за вдохновением Такаси Мураками ходит в магазинчики для фанатов аниме. Все игрушки оттуда. Художник верит: может, кто-то из зрителей, глядя на этих персонажей, изобретет свою вселенную в искусстве? Впрочем, не стоит относиться к этому слишком серьезно. Ведь в творчестве всегда найдется место веселью.

www.1tv.ru

Мистер Нигде: Такаси Мураками и его постапокалиптическое искусство :: Впечатления :: РБК Стиль

В Музее современного искусства «Гараж» 29 сентября открывается первая в России масштабная ретроспектива одного из самых дорогих художников современности — японца Такаси Мураками. Рекордная сумма в $15,16 млн за его скульптуру «My Lonesome Cowboy», изображающую мультипликационного обнаженного молодого человека с фонтаном из спермы, была достигнута на аукционе Sotheby’s в 2008 году, а живописная работа 1998 года «The Castle of Tin Tin» с придуманным Мураками персонажем была продана за $4,22 млн на торгах в 2012-м.

Такаси Мураками, «Тайм Бокан» (красный), 2001

© пресс-служба Heller Group

Выставка «Будет ласковый дождь» охватывает несколько периодов творчества художника — с 1990-х годов до наших дней. Ее название напоминает о стихотворении Сары Тисдейл и постапокалиптическом рассказе Рэя Бредбери, где оно же и упоминается. За ярким фасадом живописных и скульптурных работ Мураками, в большинстве своем похожих на вдохновленные европейской культурой японские комиксы или кадры из мультфильмов Хаяо Миядзаки, проевропейского режиссера-мультипликатора, отчасти повлиявшего на творческий метод художника, скрывается переживание катастроф. В их числе атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, осмысление последствий которых стало определяющим для творчества Такаси, а также цунами 2011 года и авария на АЭС «Фукусима-1», находящие отражение в современных работах. Важным мотивом в проектах японского художника также является непрекращающийся поиск идентичности в глобализирующемся мире, осмысление субкультурных движений родной страны, в частности, отаку — фанатизма по аниме и манге.

Такаси Мураками, «Stuff the Universe in a Calabash», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Такаси Мураками часто называют «японским Уорхолом»: открытая им в 1996 году фабрика «Хиропон», на основе которой позднее была создана корпорация Kaikai Kiki Co., Ltd с офисами в Японии и США, занимающаяся производством и продвижением произведений искусства и поддержкой начинающих художников, была вдохновлена именно уорхоловской «Фабрикой», студией легендарного американского художника, просуществовавшей два десятилетия, с начала 1960-х до 1984-го, ставшая пристанищем нью-йоркской богемы и местом, где произведения искусства буквально штамповались.

Такаси Мураками. «Кайкай и Кики», 2000–2005

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Тиражность и воспроизводимость — одни из важных качеств современных художественных работ, которые активно исследует Мураками. Большинство его скульптур создаются небольшими тиражами, а принты — печатаются сотнями и тысячами. Под его пристальным взглядом на фабрике Kaikai Kiki создаются не только работы, которые потом окажутся в галереях, на аукционах и в частных и музейных коллекциях (подробнее о масштабах и работе на «фабрике искусств» Мураками можно прочитать в книге Сары Торнтон «Семь дней в искусстве», где ее визиту к Такаси посвящена отдельная глава), но и различные мелкие игрушки, вдохновленные персонажами его произведений искусства, наклейки, подушки, брелоки, футболки, предметы интерьера и т.п. «Когда мне было лет 30, — вспоминает Мураками сейчас, в свои 55, — я думал о том, как сделать высокое искусство народным. Сейчас же я делаю вещи, которые способствуют коммуникации с детьми. Однако, поскольку количество производимой продукции невелико, да и сами расходы на производство обходятся недешево, возникает противоречие — эти вещи становятся малодоступными, и этот факт причиняет мне страдания». Малодоступны сейчас сумки и аксессуары из совместной коллекции Такаси Мураками с Louis Vuitton — их сотрудничество длилось беспреденцентное для модного и арт-мира время, с 2003 по 2015 год, и установило своебразные стандарты активного взаимодействия этих двух миров, ранее существовавших в параллельных вселенных.

Такаси Мураками. «Эка данпи» («Ампутация руки Эки»): Мое сердце разрывается от любви к моему учителю, поэтому я решил преподнести ему свою руку», 2015 год.

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Несмотря на то что европейскому взгляду работы Мураками кажутся по-настоящему японскими, прежде всего благодаря тому, что на них запечатлены аниме-герои, в самой Японии о его творчестве, по признанию самого художника, принято умалчивать: представители культурных институций выступают против упрощения японской культуры, подачи ее в виде своеобразного лубка, как они воспринимают работы Мураками. Поэтому именно с Америки, куда он приехал работать в 1994-м, и опыт художественной и выставочной деятельности в которой привел к разработке фирменного художественного метода «superflat» (сплав традиционных японских кропотливых художественных и мультипликационных техник), началось победное шествие Такаси по миру.

Такаси Мураками. Оммаж Фрэнсису Бэкону (Этюд к портрету Изабель Росторн), 2002

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Сейчас произведения художника уверенно хорошо продаются на аукционах, входят в коллекции главных мировых музеев, а его имя регулярно появляется в рейтингах самых влиятельных людей искусства (к примеру, в журналах ArtReview и Time). У самого же Мураками отношение к славе более чем прохладное, хоть он и не скрывает того факта, что востребованность его работ на рынке вызывает у него радость. «После того как мы пережили землетрясение на северо-востоке Японии в 2011 году, — оправдывает нелюдимость последних лет Такаси, — мне стало неприятно взаимодействовать со СМИ. Вдруг мне осталось жить совсем недолго. Я просто живу, сосредоточив все усилия на том, чтобы закончить свои работы, не принимая в расчет то, что говорят обо мне по всему миру». Это необходимое информационное «затворничество» призвано не только ограждать художника от лишних и лишенных смысла действий, но и стимулировать творческий процесс. «В последнее время я живу как ребенок, — делится своим ощущением от жизни Мураками — ни о чем не задумываясь, вообще ни о чем. Иначе искусства не выйдет».

Такаси Мураками. «Лев всматривается в бездну смерти», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

На новой выставке «Будет ласковый дождь» в «Гараже» собрано более 80 работ, все они разделены на пять своеобразных глав. Первая — «Гэидзюцу» («Техника и обучение») — сосредоточена на осмыслении труда художника в целом, а также происхождении художественного метода Мураками. Этот раздел показывает один из важнейших для японской жизни сюжетов — последовательный и ежедневный труд, и неважно, идет речь о создании гравюр, живописи и производстве керамики или приготовлении суши.

Вторая глава «Малыш» и «Толстяк» целиком посвящена символическому значению и влиянию бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945-го на культурное сознание японцев. Без кропотливого изучения этого раздела невозможно говорить и о творчестве Такаси Мураками. Здесь объединены произведения разных периодов — от самых ранних вещей начала 1990-х (так, к примеру, впервые в Европе будет показана масштабная инсталляция 1992 года «Морской бриз» из Музея современного искусства XXI века в Канадзаве) до новейших работ, сделанных специально для выставки в Москве. Также в пространстве, отданном под вторую главу, будут представлены аниме, оригинальные эскизы и тиражные манги, связанные с осмыслением и переживанием ядерной катастрофы.

Такаси Мураками. «Воспоминания о бурной жизни», 2015

© Takashi Murakami/Kaikai Kiki Co., Ltd. All Rights Reserved

Следующая глава, «Каваий», рассказывает об одноименной эстетике, захватившей все сферы жизни японского общества. Архитектурное решение этого раздела будет представлять собой последовательность тотальных инсталляций, одна из которых воссоздаст атмосферу специальных магазинов для косплееров и фанатов аниме и манги в гиковских районах Токио, а другая станет настоящим кинотеатром, где пройдет премьерный показ полнометражного фильма Мураками «Глаз медузы» (2013 год). На создание его первой части ушло три года, а отправным мотивом послужило землетрясение 2011 года и авария на АЭС «Фукусима-1». Вторая часть, по словам художника, до сих пор находится в производстве, работа продолжается уже пять лет.

Четвертая часть выставки — «Сутадзио» («Студия») — на время монтажа выставки станет филиалом студии Мураками. Часть новых произведений Мураками и его команда будут завершать уже в Москве, так что зрители смогут стать свидетелями их работы.

Под фантомную пятую главу — «Асоби и кадзари» («Развлечение и украшение») — будут отданы невыставочные пространства музея: кафе и книжный магазин, лестницы и фасад. Такой невероятный масштаб по меркам всех предыдущих выставок, когда-либо проходивших в «Гараже», покажет истинную величину таланта художника: не только как творца, но и как философа и бизнесмена. 

style.rbc.ru


Смотрите также