Сергей другаль тигр проводит вас до гаража


Сергей Другаль

Другаль Сергей Александрович — российский советский писатель-фантаст. Родился в ауле Джамбейты (Уральская обл., ныне — Казахстан). Имя получил в честь поэта Сергея Есенина (его сестру назвали Айседорой). Детские годы провел в Саратове, Минске, Курске. В 1936 году арестовали его отца как «врага народа», который затем прошел всю войну и вернулся весь в орденах.

Учился в техникуме, работал в железнодорожных мастерских Уссурийска. В 1955 году закончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта. Затем была аспирантура в Москве, защитил две диссертации. Доктор технических наук, заведующий лабораторией в ВНИИ железнодорожного транспорта (Уральское отделение, Свердловск), ученый-практик, в чьем активе свыше 50 авторских свидетельств на изобретения и сотни надежных и экономичных вибромашин, работающих на 24 дорогах СНГ. В 1992 году он был избран академиком Российской академии транспорта. Судя по повести Геннадия Прашкевича «Возьми меня в Калькутте» (1997), С. Другаль имеет звание генерал-майора.

Фантастика для С. Другаля — хобби. Первая публикация — фантастический рассказ «Право выбора» (1966). Затем, после десяти лет «молчания», Другаль возвращается к фантастике, в результате чего появляются два десятка рассказов и две повести. Его произведения, всегда ироничные и теплые, в основном распадаются на два цикла: об Институте Реставрации Природы и о Первом Контакте. В первом действие происходит в будущем, где на всей планете были сооружены восстанавливающие экологию планеты зоны, где сотрудники не только сохраняли и преумножали природу, но также и выращивали новые виды фауны и флоры, как то — василиск, тяни-толкай, дракон, единорог, масса сказочных животных и многое-многое другое. Второй цикл повествует о приключениях экипажа одного прославленного космического корабля, который производил разведку новых планет, устанавливал контакты с местными жителями, в результате чего случались самые неожиданные случаи. Сквозные герои этого цикла – Вася Рамодин и Лёва Матюшин — реальные люди, товарищи Сергея Другаля, кандидаты наук.

Участник первого областного семинара КЛФ в Перми (1981), являлся участником или почетным гостем всех фестивалей фантастики «Аэлита» (1981-2004). Произведения Сергея Другаля переводились в Венгрии и ГДР, в Варшаве в 1988 году была целиком переиздана на польском языке его книга «Тигр проводит вас до гаража» (1984). На английском языке, в антологии российской фантастики «Башня птиц» (Tower of Birds, 1989) московского издательства «Радуга» публиковался рассказ «У каждого дерева своя птица» (Every Tree Has Its Bird).

По собственному признанию автора, в его писательской карьере большую роль сыграл Виталий Иванович Бугров. Он же невольно стал и причиной отхода писателя от жанра: «Он умер, и мне стало неинтересно писать фантастику».

fantlab.ru

Сергей Другаль – биография, книги, отзывы, цитаты

Сергей Другаль не был профессиональным писателем — был он инженером. И не абы каким: доктор технических наук, завлаб в региональном НИИ железнодорожного транспорта, полсотни патентов и изобретений, список регалий прилагается. Что, впрочем, совершенно не мешало ему писать просто замечательно.

Написано им было не так уж и много — если издавать всё разом, то получится либо один толстенький том, либо нормальных размеров двухтомник, на выбор. Но это по количеству. А по содержанию…

Фантастика Другаля — в советской литературе явление абсолютно уникальное. К сожалению, именно в советской, потому что уже в начале 1990-х он отошёл от писательства (как говорил сам, после смерти редактора «Уральского следопыта» и ближайшего друга Виталия Бугрова писать фантастику стало совсем неинтересно). Бóльшая часть того, что он писал — это удивительный сплав теплоты, доброты, иронии и острого ехидства. Не верите, что так писать возможно? А вот бывает.

Из всего этого наследия наиболее известны два больших цикла — об Институте Реставрации Природы (ИРП) и серия рассказов, обычно объединяемых под названием «Дела небесные» или «Первый контакт». Из них, пожалуй, ИРП был у Другаля основным.

Неторопливые, уютные такие рассказы с размышлениями о природе и свинском отношении к ней человека, о воспитании и педагогике, об ответственности за подчинённых и подопечных. Их очень трудно как-то описывать и рецензировать, потому просто — найдите, прочтите, не пожалеете. Выходило также в виде сборника под заголовком «Тигр проводит вас до гаража».

Апофеозом цикла была повесть «Василиск» (1986), за которую Другаль всенепременно огрёб бы неслабых люлей по писательской части, если бы всё-таки был писателем. Дело в том, что многие усматривали в тамошнем главном отрицательном персонаже издевательскую карикатуру на тогдашнего коммунистенфюрера СССР Горбачёва — оба имели ярко выраженную тенденцию говорить общими, ничего по сути не значащими фразами, среди которых постоянно проскакивали однообразные звучные, но абсолютно бессмысленные идеологические заклинания. Именно здесь авторская ирония отлилась впервые в откровенное ехидство и издевательство… ну, в общем-то, трудно этого избежать, когда речь идёт о совсем свинском отношении к природе, людям, и свинстве вообще

«Дела небесные» известны несколько менее, но от этого цикл не становится менее культовым. Приключения экипажа отважных космических первопроходим… тьфу ты, первопроходцев, периодически вступающих в контакт с самыми разными цивилизациями, они… как бы это сказать… Ну вот, была в своё время у группы «Дюна» такая песня про Васю. Помните:

Земля дрожит от мощности такой —
Вот так он бьёт рукой, наш Вася!
И никуда не убежит негодник никакой —
Ах, как он бьёт ногой, наш Вася!

Вот там в этом экипаже есть именно такой Вася, причём его и зовут именно Васей. С той лишь разницей, что этот может вдарить не только рукой-ногой, но и мозгой. Как в прямом, так и в переносном смысле… ну, если прочитаете — поймёте.

Внесерийные вещи у Другаля тоже есть, причём в определённых кругах известны даже как бы не шире серийных, но по большей части это довольно типичная экологическая фантастика («У каждого дерева своя птица», «Нимфа и лейтенант»). А самое у него необычное — повесть «Язычники», которая формально тоже ИРП, а вот на самом деле…

Это очень, очень необычная повесть. Вышедшая в 1989, она вызвала тогда совершенно унылую реакцию, а выйди она сегодня в переиздании… впрочем нет, не переиздадут её сегодня. Скоро поймёте, почему.

Итак, на закате СССР читатели отреагировали уныло: сдал Другаль. Поддался моде, захотел сделать фантастический боевичок, использовал на это зачем-то своих персонажей из ИРП… Получилось ли? Нет, конечно, чего спрашивать-то. Вот начало ещё ничего — ну, там где опустившийся профессиональный шантажист продаёт церкви верующего робота, собранного из бракованных деталей недооцененным кибернетиком, — это да, это прежний Другаль. Видимо, это он воспользовался черновиком какого-то своего несостоявшегося рассказа. А дальше… ну, боевичок, он и есть боевичок, сами же понимаете, не комплимент это.

А если перечитать «Язычников» сегодня? Да пожалуйста, вот вам:

Сам факт прямой телетрансляции заседания парламента служит иллюстрацией высокомерного пренебрежения власти мнением народным: любое глумление над здравым смыслом допустимо, чего там… примут.

Что, ничего не напоминает? Совсем ничего? А — ещё нате!

Вот тут кучка политиканов и демагогов — эти за власть отца родного придушат, а сейчас такое время, что личная власть держится либо за счет ура-патриотической, по сути, мещанской демагогии, либо за счет равнодушия масс. А с другой стороны, эти самые массы, которым за долгие годы внушили, что любая борьба приводит лишь к замене одних руководящих мерзавцев другими. Так пусть уж данный мерзавец сидит у кормила, примелькался.

Не в бровь, а в глаз. Там на самом деле ещё много такого, просто цитаты длинными получатся. Вот, например, про демократию… ладно, я своими словами, чтоб покороче.

Истинная демократия, она, безусловно, должна предоставлять всем равные права, возможности и так далее. Это же справедливо! Но, с другой стороны, те кто против истинной демократии (а значит, и справедливости) — с какой стати им предоставлять какие-то там возможности и права? Включая — в перспективе — и право на жизнь?

Нет, не переиздадут это сегодня. Тем более, что автор там ещё и церкви оттоптал несколько больных мозолей, и тоже наговорил не в бровь, а в глаз.

Мне вот в этой связи теперь только одно интересно: неужели тогда, ещё в конце восьмидесятых, автор — понимал и видел?! Не верю. Не хочу верить. Скорее, просто метко угадал. Хотя от этого, конечно, ни разу легче не становится.

www.livelib.ru

Тигр проводит вас до гаража

Гракулы и впечатленцы - нынче наши поселенцы,
А коровы, козы, куры - .. (мат опустим, все ж цензура), -
Мясо может без кости да на дереве расти...
Нy а тигр, вместо охоты, вас проводит до работы... (c)

Эх, а как загадочно и интригующе звучало название: "Тигр проводит вас до гаража". Эта самая мысль появлась уже в первой трети книги. Чья-то заветная мечта. Встаешь утром - а тигр провожает до гаража. И настроение сразу повышается :) На всю первую половину книги для меня эта была единственная жизнеутверждающая мысль (да хоть какая-то цепляющая!!!). А так - было скучно. Я, как Станиславский, хотела все время кричать "Не верю!".

Потом меня захватило - и довольно долго несло по волнам повестования. А потом снова - бум, страшно и все равно - не верю. И я уже было решила, что дело в том, что я стала букой и не умею оценить хорошую литературу, да вот только попался мне на мое счастью (спасибо Минском книжному клубу) Кутуазье, и вывод был очевиден - да, я стала разборчивей, но язык, или стиль, или говоря по-простому, душа, есть в книге Кутуазье, а вот в книге Другаля - его нет. Фантазия, чистая фантазия. Без чувств, ощущений и даже, я бы сказала, мыслей. Хотя, надо отдать должное автору из СССР 1984-ого года, местами - с юмором и кое-где без морализаторства.

Трехлетние карапузы открывают законы вселенной и создают новую науку. Человечество уже освоило Марс. Все из себя очень добрые, милые и пушистые - только почему-то они реанимируют природу (вот только, хотела бы я знать - как такие милые, добрые и пушистые природу-матушку под снос в свое время пустили?). Роботы ходят. Есть роботы
для работы, а есть - роботы-животные (а то белым и пушистым с настоящими зверями туговато - их ведь и убить-то иногда нужно, защищаясь, а белым и пушистым - им-то ка?). А потом взяли, да и полетели на другие планеты - связываться с иноплатянами. Хотя от первой внеземной цивилизации ответ получили более, чем достойный:

«Или вы нас считаете за мироблей, или вы сами миробли».
...
— Си Многомудрый интересуется содержанием информации, передаваемой нами в космос. Вы знаете ее?

— Естественно. Мы, вернее, вы передаете таблицу умножения, ряд простых чисел и теорему Пифагора.

— А закон Архимеда насчет тела, погруженного в воду, вы не передавали? спросил Многомудрый, и, как показалось председателю, в улыбке его возникло что-то двусмысленное. — У нас, дельфинов, говорят: каков вопрос — таков ответ. В общем, мне все ясно.

— Что вам ясно, Многомудрый? — прошептал председатель и, ухватив себя за челюсть, стал раскачиваться.

— Видите ли, с точки зрения высокоразвитых гуманоидов, загромождать эфир сообщениями о том, что пятью пять — двадцать пять, могут только эти, как их, миробли…

И вот с этого места я поняла, что автор все-таки пытается шутить и мне стало интересно. Вообще, описание далеких планет понравилось. ЧТо-то новое, ранее не читанное. Жутко понравился и заставил смеяться до колик зверь под названием "впечатленец":

Нет, много я повидал диковин, больших и маленьких, на голограммах, в чучелах и живьем, но впечатленцы до сих пор поражают меня. Мы были потрясены, узнав, что у них нет желудка и вообще всего того, что мы называем ливером. Но зато невероятно развитая нервная система. И именно это натолкнуло меня на мысль, которая впоследствии подтвердилась, что питаются они пищей духовной, чистым созерцанием красоты. Так сказать, хорошими впечатлениями, за что и название свое получили…

Итого, книга категорически противопоказана в хандре, состоянии самобичевания, уныния и скуки. Но хорошо пойдет в хорошем настроении и с юмором.

www.livelib.ru

Другаль, Сергей Александрович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Серге́й Алекса́ндрович Друга́ль (10 мая 1927 — 20 июня 2011) — российский писатель-фантаст и инженер-изобретатель.

Родился в ауле Джамбейты (Уральская обл. Казахская ССР, ныне — Казахстан) 10 мая 1927 года. Детские годы провёл в Саратове, Минске, Курске. Работал в железнодорожных мастерских Уссурийска.

Окончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта. Работал заведующим лабораторией НИИ железнодорожного транспорта в Екатеринбурге. Доктор технических наук. Автор более 50 изобретений.

Жил в Екатеринбурге. Скончался 20 июня 2011 года[2]. Похоронен на Сибирском кладбище.

Первая научно-фантастическая публикация — рассказ «Право выбора» (1966). Ироничные и тёплые рассказы и повести автора, многие из которых публиковались в журнале Уральский следопыт, а также составили сборники «Тигр проводит вас до гаража» (1984) и «Василиск» (1990), можно разделить на два цикла. Первый повествует о деятельности Института Реставрации Природы, задача которого — восстановление и разумная переделка природы с помощью научных достижений. Оригинальные экологические идеи автора (воссоздание и обогащение фауны, выведение новых пород и гибридов животных, в том числе — сказочно-мифологических) сочетаются в этом цикле с мыслями писателя о педагогике будущего. Цикл состоит из рассказов и повестей — «Заяц» (1984), «Экзамен» (1979), «Тигр проводит вас до гаража» (1977), «Вишнёвый компот без косточек» (1984), «Светлячковая поляна» (1980), «Жизненно необходимый» (1980), «Василиск» (1986). Второй цикл произведений — пародийно-юмористические рассказы о контактах с инопланетянами: «Реабилитация» (1978), «Возвращение в колыбель» (1984), «Пропала Тишка» (1984), «Особая форма» (1982), «Мы, дающие» (1984), «У каждого дерева своя птица» (1977). Произведения «экологического» цикла были позднее объединены в роман «Язычники» (1989).

Произведения С. Другаля переводились в Венгрии и ГДР, в Варшаве в 1988 году была целиком переиздана на польском языке его книга «Тигр проводит вас до гаража». На английском языке, в антологии российской фантастики «Башня птиц» (англ. Tower of Birds, 1989) издательства «Радуга» публиковался рассказ писателя «У каждого дерева своя птица» (англ. Every Tree Has Its Bird).

Сергей Другаль — лауреат премии «Аэлита» (1992) за сборник «Василиск».

Писатель входил в число участников первого советского конвента любителей фантастики — областного семинара КЛФ в Перми (1981).

По признанию автора, в его писательской карьере большую роль сыграл редактор отдела фантастики журнала Уральский следопыт В. И. Бугров. Он же стал и причиной отхода писателя от жанра в 1990-е годы: «Он умер, и мне стало неинтересно писать фантастику»[3].

Романы[править | править код]

Повести[править | править код]

Рассказы[править | править код]

  • Вишнёвый компот без косточек (1984)
  • Возвращение в колыбель (1984)
  • Жизненно необходимый (1980)
  • Закон равновесия (1997)
  • Заяц (1984)
  • Зубра полосатая (1979)
  • Мы, дающие (Из милости живущие) (1984)
  • Нимфа и лейтенант (1991)
  • Обострённое восприятие (1987)
  • Особая форма (1982)
  • Поверхность Мёбиуса (1981)
  • Право выбора (1966)
  • Пропала Тишка (Тишкин синдром) (1984)
  • Реабилитация (1978)
  • Светлячковая поляна (1980)
  • Сохрани дыхание (1983)
  • Тигр проводит вас до гаража (1977)
  • У каждого дерева своя птица (1977)
  • Чужие обычаи (1993)
  • Экзамен (1979)

ru.wikipedia.org

Рецензии на книги Другаля Сергея Александровича

Сергей Другаль не был профессиональным писателем — был он инженером. И не абы каким: доктор технических наук, завлаб в региональном НИИ железнодорожного транспорта, полсотни патентов и изобретений, список регалий прилагается. Что, впрочем, совершенно не мешало ему писать просто замечательно.

Написано им было не так уж и много — если издавать всё разом, то получится либо один толстенький том, либо нормальных размеров двухтомник, на выбор. Но это по количеству. А по содержанию…

Фантастика Другаля — в советской литературе явление абсолютно уникальное. К сожалению, именно в советской, потому что уже в начале 1990-х он отошёл от писательства (как говорил сам, после смерти редактора «Уральского следопыта» и ближайшего друга Виталия Бугрова писать фантастику стало совсем неинтересно). Бóльшая часть того, что он писал — это удивительный сплав теплоты, доброты, иронии и острого ехидства. Не верите, что так писать возможно? А вот бывает.

Из всего этого наследия наиболее известны два больших цикла — об Институте Реставрации Природы (ИРП) и серия рассказов, обычно объединяемых под названием «Дела небесные» или «Первый контакт». Из них, пожалуй, ИРП был у Другаля основным.

Неторопливые, уютные такие рассказы с размышлениями о природе и свинском отношении к ней человека, о воспитании и педагогике, об ответственности за подчинённых и подопечных. Их очень трудно как-то описывать и рецензировать, потому просто — найдите, прочтите, не пожалеете. Выходило также в виде сборника под заголовком «Тигр проводит вас до гаража».

Апофеозом цикла была повесть «Василиск» (1986), за которую Другаль всенепременно огрёб бы неслабых люлей по писательской части, если бы всё-таки был писателем. Дело в том, что многие усматривали в тамошнем главном отрицательном персонаже издевательскую карикатуру на тогдашнего коммунистенфюрера СССР Горбачёва — оба имели ярко выраженную тенденцию говорить общими, ничего по сути не значащими фразами, среди которых постоянно проскакивали однообразные звучные, но абсолютно бессмысленные идеологические заклинания. Именно здесь авторская ирония отлилась впервые в откровенное ехидство и издевательство… ну, в общем-то, трудно этого избежать, когда речь идёт о совсем свинском отношении к природе, людям, и свинстве вообще

«Дела небесные» известны несколько менее, но от этого цикл не становится менее культовым. Приключения экипажа отважных космических первопроходим… тьфу ты, первопроходцев, периодически вступающих в контакт с самыми разными цивилизациями, они… как бы это сказать… Ну вот, была в своё время у группы «Дюна» такая песня про Васю. Помните:

Земля дрожит от мощности такой —
Вот так он бьёт рукой, наш Вася!
И никуда не убежит негодник никакой —
Ах, как он бьёт ногой, наш Вася!

Вот там в этом экипаже есть именно такой Вася, причём его и зовут именно Васей. С той лишь разницей, что этот может вдарить не только рукой-ногой, но и мозгой. Как в прямом, так и в переносном смысле… ну, если прочитаете — поймёте.

Внесерийные вещи у Другаля тоже есть, причём в определённых кругах известны даже как бы не шире серийных, но по большей части это довольно типичная экологическая фантастика («У каждого дерева своя птица», «Нимфа и лейтенант»). А самое у него необычное — повесть «Язычники», которая формально тоже ИРП, а вот на самом деле…

Это очень, очень необычная повесть. Вышедшая в 1989, она вызвала тогда совершенно унылую реакцию, а выйди она сегодня в переиздании… впрочем нет, не переиздадут её сегодня. Скоро поймёте, почему.

Итак, на закате СССР читатели отреагировали уныло: сдал Другаль. Поддался моде, захотел сделать фантастический боевичок, использовал на это зачем-то своих персонажей из ИРП… Получилось ли? Нет, конечно, чего спрашивать-то. Вот начало ещё ничего — ну, там где опустившийся профессиональный шантажист продаёт церкви верующего робота, собранного из бракованных деталей недооцененным кибернетиком, — это да, это прежний Другаль. Видимо, это он воспользовался черновиком какого-то своего несостоявшегося рассказа. А дальше… ну, боевичок, он и есть боевичок, сами же понимаете, не комплимент это.

А если перечитать «Язычников» сегодня? Да пожалуйста, вот вам:

Сам факт прямой телетрансляции заседания парламента служит иллюстрацией высокомерного пренебрежения власти мнением народным: любое глумление над здравым смыслом допустимо, чего там… примут.

Что, ничего не напоминает? Совсем ничего? А — ещё нате!

Вот тут кучка политиканов и демагогов — эти за власть отца родного придушат, а сейчас такое время, что личная власть держится либо за счет ура-патриотической, по сути, мещанской демагогии, либо за счет равнодушия масс. А с другой стороны, эти самые массы, которым за долгие годы внушили, что любая борьба приводит лишь к замене одних руководящих мерзавцев другими. Так пусть уж данный мерзавец сидит у кормила, примелькался.

Не в бровь, а в глаз. Там на самом деле ещё много такого, просто цитаты длинными получатся. Вот, например, про демократию… ладно, я своими словами, чтоб покороче.

Истинная демократия, она, безусловно, должна предоставлять всем равные права, возможности и так далее. Это же справедливо! Но, с другой стороны, те кто против истинной демократии (а значит, и справедливости) — с какой стати им предоставлять какие-то там возможности и права? Включая — в перспективе — и право на жизнь?

Нет, не переиздадут это сегодня. Тем более, что автор там ещё и церкви оттоптал несколько больных мозолей, и тоже наговорил не в бровь, а в глаз.

Мне вот в этой связи теперь только одно интересно: неужели тогда, ещё в конце восьмидесятых, автор — понимал и видел?! Не верю. Не хочу верить. Скорее, просто метко угадал. Хотя от этого, конечно, ни разу легче не становится.

www.livelib.ru


Смотрите также