Порка в гараже


Наказание в гараже | Читать порно рассказы и эротические секс истории с фото

Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители, решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.

Светлану положили на животом на капот папиной “Волги”, ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Светкиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Светлана не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Света, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.

Светлана закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Светкин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Света врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.

Надо сказать, что в день аварии их не били – просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.

И вот теперь Света, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая – она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.

Как меня будут пороть? – думала Света в ожидании, – как они собираются это делать? Пожалеют или нет? У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.

Домашние наказания Светланы не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Светлана частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или папы. Не надо давать много, а надо давать вовремя! – говорила ей мама, шлепая ее по голому телу. Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.

Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Светланы. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.

После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. “Преступница” ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Светы, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Светлана не скоро пожелает нашкодить вновь.

К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко – и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Светлане исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и “станком для порки”. Света давно выпрашивала у отца спортивный тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Света вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько деталей для тренажера и даже отполировал их.

Но вот субботний час “Х”, настал. Светлана была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной девушке. “Ну, Светлана Николаевна, – говорил он, – за удовольствие обманывать родителей надо платить. Света впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Светы, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Света сделалась красной, как рак. Светлана вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Света любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот – увеличились!

После конца лекции Светлане пришлось познакомиться с ее новой “скамьей порки”.

Отец велел красной от стыда Светлане подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Светлана почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Светланы широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Светлана не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.

Светлана ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.

– Этот вазелин, Светлана, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, – сказала мама.

Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Светкиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.

Отец еще несколькораз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.

Затем отец сказал: “Получи за вранье!”. И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого “жгучего поцелуя” папиной розги, ощущение стыда прошло. Осталась только боль, страшная запредельная боль, от которой, как она прекрасно знала. нет спасения. Не выдержав “жгучего поцелуя” розги, Света отчаянно дернулась всем телом. Через несколько мгновений резкая боль чуть-чуть отступила, давая место острому жжению, переходящему в зуд. Но это довольно странное, почти приятное ощущение длилось всего несколько секунд, как опять раздался свист розги, и “горячий прут” лег ей поперек спины чуть по ниже лопаток. Задохнувшись от боли, Светка снова дернулась, но привязь не дала оторвать грудь от скамьи. Она только приподняла голову и безумными глазами посмотрела на отца. Боль опять перешла в саднящий зуд, но через несколько мгновений раздался свист лозы и она взвыла от непереносимой боли, разрывающей в верхнюю часть ее полушарий. Когда розга ложилась поперек ягодиц, она судорожно сжимала их, делая их почти каменными, одновременно вздрагивая всем телом. Двигаться она практически не могла и она запрокидывала голову, сопровождая это протяжным стоном, визгом и воплями. Папа из интереса записывал их на магнитофон.

– Эх, жаль видеокамеры нет, записал бы порку и показывал время от времени в назидание, да камеры нет! – говорил папа, меняя розги. но, стараясь хоть как-то увернуться от этой свистящей, жалящей розги, стараясь заглушить эту нестерпимую боль отчаянными стонами и криками. Где-то после 20-25 розог, отец остановил экзекуцию, давая возможность перевести дыхание.

– Папа, папочка, прости меня, миленький! Я больше не буду!

– Хорошо поешь! – ответила мама. Вжарь-ка ей еще порцию!

А теперь, сказал папа, твоя очередь и уступил место маме. Мать приготовила новую розгу, опять свист и опять Светка задохнувшись от адского пламени боли, вздрогнула и запрокинула назад голову и дернулась всем телом…

Порка была жестокой и к концу наказания девушка захлебывалась от слез. Отсчитав положенное число ударов, отец отвязал Светлану и, держа ее за ухо, повел в гостиную, где ей предстояло простоять на коленях в углу целый час.

Наказание запомнилось надолго. Когда ей выйти из угла разрешили пойти в ванную, Света долго охлаждала иссеченную попу прохладной водой. Многие рубцы были темно фиолетовые, но, благодаря вазелину, крови не было.

Отец в тот раз не пригласил смотреть брата и его жену на наказание Светы, но на следующий день рассказал им при ней все в таких подробностях, что Наде купили такой же тренажер и сделали такие же усовершенствования… Светлана покрывалась красными пятнами во время папиного рассказа и поклялась себе, что никогда не сделает ничего такого, что может вызвать столь жестокое наказание. Но клятву она не выполнила. Еще не раз и не два она лежала на тренажере получая заслуженную порцию ремня. А теперь здесь, в гараже лежала голая, распростертая на капоте автомобиля.

candyfoto.com

Наказание в гараже - порно рассказы


Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители, решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.

Светлану положили на животом на капот папиной «Волги», ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Светкиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Светлана не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Света, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.

Светлана закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Светкин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Света врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.

Надо сказать, что в день аварии их не били — просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.

И вот теперь Света, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая — она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.

Как меня будут пороть? — думала Света в ожидании, — как они собираются это делать? Пожалеют или нет? У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.

Домашние наказания Светланы не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Светлана частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или папы. Не надо давать много, а надо давать вовремя! — говорила ей мама, шлепая ее по голому телу. Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.

Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Светланы. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.

После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. «Преступница» ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Светы, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Светлана не скоро пожелает нашкодить вновь.

К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко — и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Светлане исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и «станком для порки». Света давно выпрашивала у отца спортивный тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Света вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько деталей для тренажера и даже отполировал их.

Но вот субботний час «Х», настал. Светлана была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной девушке. «Ну, Светлана Николаевна, — говорил он, — за удовольствие обманывать родителей надо платить. Света впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Светы, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Света сделалась красной, как рак. Светлана вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Света любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот — увеличились!

После конца лекции Светлане пришлось познакомиться с ее новой «скамьей порки».

Отец велел красной от стыда Светлане подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Светлана почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Светланы широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Светлана не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.

Светлана ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.

 — Этот вазелин, Светлана, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, — сказала мама.

Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Светкиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.

Отец еще несколько раз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.

Затем отец сказал: «Получи за вранье!». И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого «жгучего поцелуя» папиной розги, ощущение ... стыда прошло. Осталась только боль, страшная запредельная боль, от которой, как она прекрасно знала. нет спасения. Не выдержав «жгучего поцелуя» розги, Света отчаянно дернулась всем телом. Через несколько мгновений резкая боль чуть-чуть отступила, давая место острому жжению, переходящему в зуд. Но это довольно странное, почти приятное ощущение длилось всего несколько секунд, как опять раздался свист розги, и «горячий прут» лег ей поперек спины чуть по ниже лопаток. Задохнувшись от боли, Светка снова дернулась, но привязь не дала оторвать грудь от скамьи. Она только приподняла голову и безумными глазами посмотрела на отца. Боль опять перешла в саднящий зуд, но через несколько мгновений раздался свист лозы и она взвыла от непереносимой боли, разрывающей в верхнюю часть ее полушарий. Когда розга ложилась поперек ягодиц, она судорожно сжимала их, делая их почти каменными, одновременно вздрагивая всем телом. Двигаться она практически не могла и она запрокидывала голову, сопровождая это протяжным стоном, визгом и воплями. Папа из интереса записывал их на магнитофон.

 — Эх, жаль видеокамеры нет, записал бы порку и показывал время от времени в назидание, да камеры нет! — говорил папа, меняя розги. но, стараясь хоть как-то увернуться от этой свистящей, жалящей розги, стараясь заглушить эту нестерпимую боль отчаянными стонами и криками. Где-то после 20—25 розог, отец остановил экзекуцию, давая возможность перевести дыхание.

 — Папа, папочка, прости меня, миленький! Я больше не буду!

 — Хорошо поешь! — ответила мама. Вжарь-ка ей еще порцию!

А теперь, сказал папа, твоя очередь и уступил место маме. Мать приготовила новую розгу, опять свист и опять Светка задохнувшись от адского пламени боли, вздрогнула и запрокинула назад голову и дернулась всем телом...

Порка была жестокой и к концу наказания девушка захлебывалась от слез. Отсчитав положенное число ударов, отец отвязал Светлану и, держа ее за ухо, повел в гостиную, где ей предстояло простоять на коленях в углу целый час.

Наказание запомнилось надолго. Когда ей выйти из угла разрешили пойти в ванную, Света долго охлаждала иссеченную попу прохладной водой. Многие рубцы были темно фиолетовые, но, благодаря вазелину, крови не было.

Отец в тот раз не пригласил смотреть брата и его жену на наказание Светы, но на следующий день рассказал им при ней все в таких подробностях, что Наде купили такой же тренажер и сделали такие же усовершенствования... Светлана покрывалась красными пятнами во время папиного рассказа и поклялась себе, что никогда не сделает ничего такого, что может вызвать столь жестокое наказание. Но клятву она не выполнила. Еще не раз и не два она лежала на тренажере получая заслуженную порцию ремня. А теперь здесь, в гараже лежала голая, распростертая на капоте автомобиля.

 — Явно ремнем не обойдется... — подумала Света.

Накануне ее посадили под домашний арест. Ей велели никуда не выходить из своей комнаты, а вечером привели Надю, и сказали, что наказание откладывается до завтра. Так как никаких запоров в комнате не было, мамы заставили снять всю одежду, справедливо полагая, что голышом на улицу не побежишь. Девушки стояли босиком на холодном паркете и медленно раздевались: рубашка, джинсы, серые узкие трусики брошены на стул... Все заперто на ключ. Надя панически боялась порки.

Ближе к ночи Надя стала молиться. Света смотрела, как Надя с бледным лицом, чувственными губами стояла на коленях в углу и молилась перед иконой, прося Спаса Нерукотворного смягчить сердце жестоких родителей. Их одежды на ней оставался только нательный крестик. Ее пышными каштановые волосы, распустились по плечам, что стало придавать ей сходство с кающейся Магдолиной. Это впечатление еще больше усиливалось наивным выражением ее чистых голубых кукольных глаз. Свете захотелось подшутить над сестрой, но вместо этого она встала рядом. Крестили девушек уже в сознательном возрасте. К религии они относились достаточно прохладно, но в критические минуты вспоминали про Бога.

 — Прости нас грешных! — молила Надя и слезинки потекли по ее щекам.

 — Бог нас простит, а вот родители — вряд ли! — Сказал света вставая с колен. Давай спать!

Девочки легли. Но сон к ним не шел.

 — А помнишь, как нас как нас за телевизор... тогда... — Спросила Надя. — как ты думаешь, неужели нам крепче достанется?

 — А как же, помню!

Иногда, за очень важные проступки, братья наказывали дочерей вдвоем. Последний раз это случилось 3 года назад, когда заигравшиеся девочки разбили кинескоп почти нового телевизора. Родители устроили им перекрестный допрос, но они не сказали, кто именно это сделал. Тогда было решено выпороть их обеих. Особенно мучительным для Светы было то, что ее заставят раздеваться перед дядей и тетей. Дело в том, что у нее впервые начались месячные. Но ее не только заставили полностью раздеться, но и встать рядом с обнаженной сестрой. Девушки попытались прикрыться руками, ко им скомандовали: руки на затылок, ноги на ширину плеч. Света стояла и чувствовала как горячая капля стекает по ее бедру, а слезы сами текли из ее глаз. Надя зажмурила глаза, но слезы вытекали из-под закрытых век. Девушек продолжали бесцеремонно разглядывать.

 — Смотри, сказала Надина мама Светкиной и показала на кровавую каплю, твоя уже становится взрослой!

Света почти физически чувствовала, как его взгляд дяди скользит по ее голому телу, как бы наметывая штрихи будущих испытаний. Вот он не спеша спускается с ее маленьких вздернутых смуглых сосочков, по мускулистому животу к поросли темных волосков.

У Светы на лобке уже появились волосы. Дядя смеясь заметил:

 — По волосам Светланки в этом месте видно, что она брюнетка.

 — Интересно, кем будет твоя Надежда? — спросил Светкин папа. Смотри сам: Надя шатенка, в маму. Ее гены! — улыбаясь, продолжал дядя. Надя, стоявшая рядом, попыталась прикрыться от взглядов мужчин.

 — Руки на место! — приказала Надина мама, — а то еще и я прибавлю!

 — Повернитесь! Обе! И поднимите руки! — раздается папин строгий, холодный голос.

Света стояла низко опустив пунцовое от стыда лицо, переступила босыми ногами, поворачиваясь, и положила руки за голову. Теперь они стоят к родителям спиной. У Нади с прошлой субботы остались следы.

Окончив осмотр, девочек по очереди повели к кушетке, выдвинутой по такому случаю на середину комнаты. Их положили рядом. Мужчины привязали им руки и схватили за ноги, а мамы вооружились плетеными хлопушками для выбивания ковров... Неделю девочки ходили в олимпийских кольцах.

 — А тебя часто порят дома? Спросила Света.

Взгляды на воспитание были у Надиных родителей такими же как у родителей Светланы.

 — Увы! Хотелось, чтобы реже, да не выходит! Когда я прихожу в субботу из школы, а в дневнике есть хоть одна тройка — то уже точно — , что вечером будет порка. У меня все валится из рук, я все время смотрю на часы и с ужасом ждала восьми.

 — А прочему восьми?

 — Начинается все в восемь, чтобы в девять тридцать родители могли посмотреть фильм.

Подобного рада воспоминания не давали сестрам уснуть. Утром Светкина мама дала им халаты и велела идти в гараж. Там их ждали Светкин отец и дядя. Им оставили воды и велели чисто вымыть перепачканный и искалеченный автомобиль.

 — А мы сходим за инструментами! — сказал Светкин папа и подмигнул девушкам. В гараже их заперли.

 — Ну, девочки, сегодня у нас будет парко-хозяйственный день! — сказал им Светкин дядя, когда те оказались в гараже. Для начала — отмойте машину. Даю вам 30 минут. Опоздание — усиление наказания. Время пошло!

Она с сестрой тщательно отмывали машину, но в срок не уложились.

 — По 20 ударов ремнем каждой дополнительно! — сказали им родители.

После этого ее растянули на капоте и ее голой попой к воротам и привязали. Она ждала в этом положении уже добрых двадцать минут и, хотя и не испытывала физических неудобств, была крайне смущена необходимостью показывать свое шестнадцатилетнее тело в такой постыдной позе. Хуже того, Светлана знала, что ее дядя и тетя случившегося этим вечером придут к ним и ей, возможно, придется показаться голой перед ними после порки. Дядя с тетей не видели ее в таком виде уже почти два года. В свои шестнадцать лет Светлана никак не ожидала, что ей придется демонстрировать надранный зад родственникам.

Звук открываемой двери вернул Светлану к реальности. В гараж вошли родители. Она закрыла глаза и стала ждать. Светлана слышала, как отец стал позади нее, и она знала, что ее раздвинутые, открытые бедра позволяют ему увидеть все, на что стоит посмотреть.

 — Ты, конечно, был прав, привязав ее таким образом, Сергей.

Глаза Светлана мгновенно открылись. Ее дядя и тетя стояли рядом! Девушка услышала, как дядя хихикает, наблюдая за ее напрасными попытками сдвинуть колени. Крепкие стропы не дали ей сделать этого, а напрягшиеся мышцы бедра еще более раскрыли все интимные места.

 — Да, в этой позе ее очень удобно наказывать, — сказал отец.

 — Папа! — умоляюще сказала Светлана.

 — Мне жаль, Светлана, но ты сама виновата в этом. — продолжал папа, — мне кажется, что обычной порки в этот раз недостаточно, и наказание в присутствии дяди поможет тебе глубже осознать свою вину.

 — Мою потом — точно также! — заявила Надина мама.

Стыд оттого, что дядя и тетя видят ее в таком виде, пронзил Светлану. Беспомощность положения казалось, только увеличивало чувство. По щекам ее потекли слезы. Отец и дядя видели страдания девушки, но не были настроены заканчивать наказание.

 — Ты здорово подросла за последнюю пару лет, — сказал дядя, стоя позади нее. — Но, вероятно, недостаточно, чтобы поумнеть и не попадать в неприятные ситуации. Впрочем, и моя Надя поступает не многим разумнее. Удивительно, как быстро наши дети выросли, не правда ли, Сергей?

 — Да, в этой позе особенно хорошо видно, как они выросли, — он сделал шаг. — Думаю, что ты скоро, Николай, ты сможешь увидеть, что задница Ниночки ничуть не меньше. Дядя погладил Свету по ягодице, потом перешел на спину и скользнул к груди... Света почувствовала, как холодные дядины руки стали вдруг очень горячими. После прикосновения к ее груди она напряглась и, помимо желания девушки, начал набухать.

 — Очень большие соски, — сказал дядя, предпринимая еще более детальный осмотр, — у Нины они гораздо меньше.

 — Да, они становятся очень длинными и толстыми, когда она возбуждена или, как сейчас, боится, — подтвердила Светина мама.

 — Я вижу! — сказал дядя, последний раз касаясь ее отвердевшего соска.

Это заключительное оскорбление переполнило чашу, и Светлана почувствовала, как первая из тех многих слез, которым предстоит пролиться, потекла по ее щекам. Сквозь слезы девушка смутно слышала, как дядя и отец обсуждали детали ее наказания. Внезапно разговор завершился, и в гараже стало очень тихо. Светлана прекратила плакать и затаила дыхание. Ее наказание начиналось.

 — Светлана, ты знаешь, за что тебя сейчас будут пороть? — спросил ее отец.

 — Да, папа, но я не нарочно разбила машину, и я обещаю никогда не поступать так снова, — голос Светлана дрожал.

 — У тебя еще будет время пожалеть, — ответила мама, — особенно после того, как ты попробуешь вкус хорошей порки!

Рыдания перехватили горло Светланы, но она покорно ответила:

 — Да, мама.

 — Кроме того, и я уверен, что ты уже догадываетесь об этом, пороть тебя будет сегодня твой дядя! — с усмешкой добавил отец.

Светлана уже не могла сдержать рыдания.

 — И, чтобы наказание не забылось слишком быстро, смажет маслом твою попу тоже дядя.

 — Папа! Нет, пожалуйста! — закричала Светлана, но было поздно — руки дяди легли на попу и раздвинули ее половинки на максимально возможную ширину.

Горячие дядины руки принялись втирать масло в Светланину попку. Медленно втирая масло, дядя с интересом наблюдал, как ее сильные девичьи бедра, удерживаемые привязью, напрягаются в напрасных попытках вырваться. Кончик его пальца задержался у входа в задний проход юной девушки, который судорожно сжимался и разжимался, чувствуя на себе чужие руки. Медленно надавливая, он стал втирать масло в ягодичную складку... Светлана чувствовала, как длинный толстый палец дяди крутится у нее между ягодиц. Внезапно дядя сделал шаг назад. Света обернулась и увидела как дядя вытирает руки.

 — Сегодня нам понадобится автомобильная аптечка. С этими словами он взял аптечку, вынул из нее резиновый кровоостанавливающий ремень и сложил его вдвое.

 — Правильно! — сказал Светкин папа, — Приступай!

От первого же шлепка у девушки перехватило дыхание. Боль и жар от этого шлепка еще не успели распространиться по телу, как она уже получила второй удар, доставшийся противоположной половине попы. Дядя наказывал ее спокойно и медленно. Страшным ремнем шлепал ее голую, беззащитную попку, пока краснота не распространилась до линии загара и складки наверху ее бедер. Каждые пять ударов он переходил на другую сторону, давая Свете перевести дыхание.

 — Так ее! пробери ее хорошенько! — подбадривали дядю женщины.

Дядя усердствовал. Светлана вздрагивала и, открыв рот, кричала. Ее судорожные движения передавались автомобилю, и он начал слегка покачиваться. Теперь вопли стали такие, что звук их эхом отдавался от стен гаража. Трудно сказать, что труднее было вынести — боль или унижение.

 — Теперь ты надолго запомнишь. Обещай, что больше не будешь садиться за руль без разрешения Или хочешь — еще пару горяченьких? — спросил он после очередной серии ударов.

 — Девушка только взвыла в ответ.

Штрафные удары за опоздание с мойкой окончены! — Сказал дядя и перевел дух. Теперь можно перейти к основной порке!

Обернувшись, Светлана увидела, как отложив в сторону ремень, дядя взял несколько прутьев, выбрал самый длинный и подошел к девушке. «Неужели для меня?» — холодея, подумала девушка и закусила губу.

Секундой позже Светлана почувствовала короткий легкий удар по попе чем-то тонким.

 — Мы с трудом накопили деньги, работаем с утра до ночи на нашей машине, чтобы вы были сыты, одеты и обуты, — говорил дядя Свете и своей вздрагивающей от страха дочери, ждавшей своей участи. — А вы мало того, что взяли машину без разрешения. так еще и разбили ее.

За разговором он не забывал поглаживать племянницу прутом. Светлана почувствовала прикосновение прута к каждой из ее ягодиц.

Действительно, старая волга была кормилицей двух семей: когда на заводе, где братья работали перестали выдавать зарплату, они сами сделали к ней прицеп и зарабатывали перевозкой товаров кооператорам. Теперь девушка почувствовала кончик предмета справа, а затем и в середине своей промежности! Она задохнулась и слегка вскрикнула, оскорбленная бесцеремонностью дяди. Светлана услышала, как дядя обошел вокруг нее, обнаженной и распростертой, и сжала веки в безнадежной попытке сдержать слезы. В секунды передышки Света повернула голову и увидела как Надя с ужасом смотрит на папины упражнения и готовилась к той же участи.

Света услышала свист и ощутила на своем теле «ожег». От непереносимой боли она отчаянно вильнула задом. Свете показалось, что перед ней взорвался огненный шар. Машина качнулась от ее неистовых метаний, она ткнулась лицом в стекло так, что из носа пошла кровь. запрокинуть назад голову, сопровождая это движение протяжным стоном, даже скорее воплем.

Сергей продолжил порку, уделяя особое внимание чувствительной внутренней части попы и мягкой округлости ниже, тем более что поза, в которой находилась Светлана, делала доступной для ударов всю ее заднюю часть, включая самые интимные и чувствительные места. Наконец, дядя остановился второй раз, дав рыдающей племяннице перевести дыхание. После после следующей серии ударов Света потеряла сознание. Ей дали понюхать нашатыря из машинной аптечки. Когда Светка открыла глаза, папа зачерпнул кружкой из ведра воды и дал ей напиться. Вода пахла ивой. Светка пила судорожными глотками, вперемешку со слезами и зубы стучали о край ковшика — рыдания еще душили ее. Перед третей части наказания ей дали немного отдохнуть.

 — Отлично, Надя, — сказал Светкин папа, отвязывая племянницу — теперь ты видишь, что ожидает тебя. Мы приглашаем для наказания. Вся дрожа, бедная Надя медленно подошла к своим мучителям, которые весело улыбались в предвкушении удовольствия.

«По крайней мере, я не одинока» — подумала Светлана, когда ее сестру повели привязывать. Света невольно поймала себя на мысли, что ей хоть и безумно жаль сестру, но если бы в этот момент ей каким-нибудь образом удалось избежать порки, то она была бы безумно разочарована. И вот с вожделением стала смотреть на порку сестры через стекла автомобиля.

Крик отчаяния вырвался у девочки, когда мужчины схватили ее за руки и положили животом вниз на багажник. Не обращая внимания на ей привязали ее руки к ручкам задних дверец, а ноги раздвинули и притянули к заднему бамперу. Через ветровое стекло Света видела Надино лицо. Глаза Надя зажмурила. Но когда Светкин отец в свою очередь начал смазывать племянницу маслом у той глаза открылись от страха. Светкин папа взял в руки резиновый ремень.

 — Ну вот, пора и тебе получить по заслугам! — сказал он и взмахнул свои страшным орудием...

Бедная девочка вскрикнула словно раскаленное железо коснулось ее ягодиц. Ее мышцы непроизвольно сжались от боли, но привязь удержала ее на месте. Света почувствовала как качнулась машина. Ливень ударов посыпался на Надю.

Хороша попка, — заметил Надин папа. — маковый цвет ей к лицу!

Светка видила как Надя моргала глазами, строила отчаянные гримасы и крутила головой. Машина покачивалась в такт ударам. Как показалось Светке, порка сестры закончилась слишком быстро. Третья и заключительная часть наказания была для Светки самой трудной: ее отвязали от капота и заставили стоять держа руки на затылке. В это время папа приподнял капот, зафиксировал там узкий шнур и опустил его снова. Два длинных конца шнура остались снаружи. Дядя стал укладывать на капоте свежую крапиву.

 — Папа, папочка, ну не надо, пожалуйста, совсем по-детски взмолилась Светка, но ее снова подвели к капоту и привязали в прежнем положении. Жгучая боль миллионами иголочек впилась в ее тело. Света дернулась, но дядя привязал ее шнуром так, что она совсем не смогла вертеться.

 — Так и лежи! — сказал ей папа, а я пока займусь Ниной!

Затем, схватив пучок крапивы, провел по пылающей спине и ягодицам племянницы. Вначале воспаленная кожа не ощутила даже прикосновения, но вскоре ягодицы покрылись пупырышками и бугорками, и адский зуд прошел по ним.

Гараж огласился стонами и воплями уже двух девушек... Когда порка Нади закончилась, отец и дядя отвязали Свете сначала ноги, с удовольствием посмотрели как она начинает подпрыгивать с привязанными руками. пытаясь стряхнуть прилипшую крапиву, потом отвязали ей руки и поставили кричащую девушку на ноги. Светлана знала, что ей строго запрещается даже и пытаться прикрывать свое тело руками, хотя в этот момент она могла бы и не беспокоится об этом — показать более того, что уже видели ее отец и дядя было невозможно. Мама окатила ее холодной водой с головы до ног. После этого отвязали и Надю. Накинув на девушек халаты и взяв их под руки (обе не могли идти сами), родители отвели наказанных дочерей в дом.

 — В угол, красавицы, в угол! — сказал ее отец, срывая с нее халат.

 — На колени! — добавила мама.

Светлана переместилась в знакомый угол комнаты. Подняв голову, она передвигалась вперед до тех пор, пока нос ее не уперся в угол. Она встала в угол и попробовала опуститься на колени. Внутри и снаружи Светланы все горело. Ягодицы ее, конечно, все еще горели тоже, и она была уверена, что все в комнате любовались их ярко-красным цветом. Светлана ненавидела стояние в углу. Здесь она чувствовала себя еще более выставленной на позор, чем на скамье. Слезы все еще текли по ее лицу, но девушка знала, что ей не позволят опустить руки до самого конца срока пребывания в углу.

 — Женщины, а не пора-ли нам поужинать? — спросил Светкин папа. Мамы ушли на кухню, дверь комнаты закрылась, оставив двух мужчин любоваться стоящими по углам с поднятыми руками голыми девушек с ярко-красными спинами и попами.

Пародия на «Наказание Дженифер». Согласовано с переводчиком В. Николаевым

Источник:sexbab.com

sexbab.com

Наказание в гараже - Эротические рассказы

Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители, решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.
Светлану положили на животом на капот папиной "Волги", ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Светкиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Светлана не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Света, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.
Светлана закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Светкин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Света врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.
Надо сказать, что в день аварии их не били - просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.
И вот теперь Света, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая - она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.
Как меня будут пороть? - думала Света в ожидании, - как они собираются это делать? Пожалеют или нет? У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.
Домашние наказания Светланы не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Светлана частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или папы. Не надо давать много, а надо давать вовремя! - говорила ей мама, шлепая ее по голому телу. Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.
Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Светланы. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.
После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. "Преступница" ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Светы, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Светлана не скоро пожелает нашкодить вновь.
К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко - и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Светлане исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и "станком для порки". Света давно выпрашивала у отца спортивный тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Света вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько деталей для тренажера и даже отполировал их.
Но вот субботний час "Х", настал. Светлана была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной девушке. "Ну, Светлана Николаевна, - говорил он, - за удовольствие обманывать родителей надо платить. Света впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Светы, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Света сделалась красной, как рак. Светлана вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Света любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот - увеличились!
После конца лекции Светлане пришлось познакомиться с ее новой "скамьей порки".
Отец велел красной от стыда Светлане подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Светлана почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Светланы широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Светлана не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.
Светлана ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.
- Этот вазелин, Светлана, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, - сказала мама.
Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Светкиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.
Отец еще несколько ...раз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.
Затем отец сказал: "Получи за вранье!". И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого "жгучего поцелуя" папиной розги, ощущение стыда прошло. Осталась только боль, страшная запредельная боль, от которой, как она прекрасно знала. нет спасения. Не выдержав "жгучего поцелуя" розги, Света отчаянно дернулась всем телом. Через несколько мгновений резкая боль чуть-чуть отступила, давая место острому жжению, переходящему в зуд. Но это довольно странное, почти приятное ощущение длилось всего несколько секунд, как опять раздался свист розги, и "горячий прут" лег ей поперек спины чуть по ниже лопаток. Задохнувшись от боли, Светка снова дернулась, но привязь не дала оторвать грудь от скамьи. Она только приподняла голову и безумными глазами посмотрела на отца. Боль опять перешла в саднящий зуд, но через несколько мгновений раздался свист лозы и она взвыла от непереносимой боли, разрывающей в верхнюю часть ее полушарий. Когда розга ложилась поперек ягодиц, она судорожно сжимала их, делая их почти каменными, одновременно вздрагивая всем телом. Двигаться она практически не могла и она запрокидывала голову, сопровождая это протяжным стоном, визгом и воплями. Папа из интереса записывал их на магнитофон.
- Эх, жаль видеокамеры нет, записал бы порку и показывал время от времени в назидание, да камеры нет! - говорил папа, меняя розги. но, стараясь хоть как-то увернуться от этой свистящей, жалящей розги, стараясь заглушить эту нестерпимую боль отчаянными стонами и криками. Где-то после 20-25 розог, отец остановил экзекуцию, давая возможность перевести дыхание.
- Папа, папочка, прости меня, миленький! Я больше не буду!
- Хорошо поешь! - ответила мама. Вжарь-ка ей еще порцию!
А теперь, сказал папа, твоя очередь и уступил место маме. Мать приготовила новую розгу, опять свист и опять Светка задохнувшись от адского пламени боли, вздрогнула и запрокинула назад голову и дернулась всем телом...
Порка была жестокой и к концу наказания девушка захлебывалась от слез. Отсчитав положенное число ударов, отец отвязал Светлану и, держа ее за ухо, повел в гостиную, где ей предстояло простоять на коленях в углу целый час.
Наказание запомнилось надолго. Когда ей выйти из угла разрешили пойти в ванную, Света долго охлаждала иссеченную попу прохладной водой. Многие рубцы были темно фиолетовые, но, благодаря вазелину, крови не было.
Отец в тот раз не пригласил смотреть брата и его жену на наказание Светы, но на следующий день рассказал им при ней все в таких подробностях, что Наде купили такой же тренажер и сделали такие же усовершенствования... Светлана покрывалась красными пятнами во время папиного рассказа и поклялась себе, что никогда не сделает ничего такого, что может вызвать столь жестокое наказание. Но клятву она не выполнила. Еще не раз и не два она лежала на тренажере получая заслуженную порцию ремня. А теперь здесь, в гараже лежала голая, распростертая на капоте автомобиля.
- Явно ремнем не обойдется... - подумала Света.
Накануне ее посадили под домашний арест. Ей велели никуда не выходить из своей комнаты, а вечером привели Надю, и сказали, что наказание откладывается до завтра. Так как никаких запоров в комнате не было, мамы заставили снять всю одежду, справедливо полагая, что голышом на улицу не побежишь. Девушки стояли босиком на холодном паркете и медленно раздевались: рубашка, джинсы, серые узкие трусики брошены на стул ... Все заперто на ключ. Надя панически боялась порки.
Ближе к ночи Надя стала молиться. Света смотрела, как Надя с бледным лицом, чувственными губами стояла на коленях в углу и молилась перед иконой, прося Спаса Нерукотворного смягчить сердце жестоких родителей. Их одежды на ней оставался только нательный крестик. Ее пышными каштановые волосы, распустились по плечам, что стало придавать ей сходство с кающейся Магдолиной. Это впечатление еще больше усиливалось наивным выражением ее чистых голубых кукольных глаз. Свете захотелось подшутить над сестрой, но вместо этого она встала рядом. Крестили девушек уже в сознательном возрасте. К религии они относились достаточно прохладно, но в критические минуты вспоминали про Бога.
- Прости нас грешных! - молила Надя и слезинки потекли по ее щекам.
- Бог нас простит, а вот родители - вряд ли! - Сказал света вставая с колен. Давай спать!
Девочки легли. Но сон к ним не шел.
- А помнишь, как нас как нас за телевизор... тогда... - Спросила Надя.- как ты думаешь, неужели нам крепче достанется?
- А как же, помню!
Иногда, за очень важные проступки, братья наказывали дочерей вдвоем. Последний раз это случилось 3 года назад, когда заигравшиеся девочки разбили кинескоп почти нового телевизора. Родители устроили им перекрестный допрос, но они не сказали, кто именно это сделал. Тогда было решено выпороть их обеих. Особенно мучительным для Светы было то, что ее заставят раздеваться перед дядей и тетей. Дело в том, что у нее впервые начались месячные. Но ее не только заставили полностью раздеться, но и встать рядом с обнаженной сестрой. Девушки попытались прикрыться руками, ко им скомандовали: руки на затылок, ноги на ширину плеч. Света стояла и чувствовала как горячая капля стекает по ее бедру, а слезы сами текли из ее глаз. Надя зажмурила глаза, но слезы вытекали из-под закрытых век. Девушек продолжали бесцеремонно разглядывать.
- Смотри, сказала Надина мама Светкиной и показала на кровавую каплю, твоя уже становится взрослой!
Света почти физически чувствовала, как его взгляд дяди скользит по ее голому телу, как бы наметывая штрихи будущих испытаний. Вот он не спеша спускается с ее маленьких вздернутых смуглых сосочков, по мускулистому животу к поросли темных волосков.
У Светы на лобке уже появились волосы. Дядя смеясь заметил:
- По волосам Светланки в этом месте видно, что она брюнетка.
- Интересно, кем будет твоя Надежда? - спросил Светкин папа. Смотри сам: Надя шатенка, в маму. Ее гены! - улыбаясь, продолжал дядя. Надя, стоявшая рядом, попыталась прикрыться от взглядов мужчин.
- Руки на место! - приказала Надина мама, - а то еще и я прибавлю!
- Повернитесь! Обе! И поднимите руки! - раздается папин строгий, холодный голос.
Света стояла низко опустив пунцовое от стыда лицо, переступила босыми ногами, поворачиваясь, и положила руки за голову. Теперь они стоят к родителям спиной. У Нади с прошлой субботы остались следы.
Окончив осмотр, девочек по очереди повели к кушетке, выдвинутой по такому случаю на середину комнаты. Их положили рядом. Мужчины привязали им руки и схватили за ноги, а мамы вооружились плетеными хлопушками для выбивания ковров... Неделю девочки ходили в олимпийских кольцах.
- А тебя часто порят дома? Спросила Света.
Взгляды на воспитание были у Надиных родителей такими же как у родителей Светланы.
- Увы! Хотелось, чтобы реже, да не выходит! Когда я прихожу в субботу из школы, а в дневнике есть хоть одна тройка - то уже точно ...-, что вечером будет порка. У меня все валится из рук, я все время смотрю на часы и с ужасом ждала восьми.
- А прочему восьми?
- Начинается все в восемь, чтобы в девять тридцать родители могли посмотреть фильм.
Подобного рада воспоминания не давали сестрам уснуть. Утром Светкина мама дала им халаты и велела идти в гараж. Там их ждали Светкин отец и дядя. Им оставили воды и велели чисто вымыть перепачканный и искалеченный автомобиль.
- А мы сходим за инструментами! - сказал Светкин папа и подмигнул девушкам. В гараже их заперли.
- Ну, девочки, сегодня у нас будет парко-хозяйственный день! - сказал им Светкин дядя, когда те оказались в гараже. Для начала - отмойте машину. Даю вам 30 минут. Опоздание - усиление наказания. Время пошло!
Она с сестрой тщательно отмывали машину, но в срок не уложились.
- По 20 ударов ремнем каждой дополнительно! - сказали им родители.
После этого ее растянули на капоте и ее голой попой к воротам и привязали. Она ждала в этом положении уже добрых двадцать минут и, хотя и не испытывала физических неудобств, была крайне смущена необходимостью показывать свое шестнадцатилетнее тело в такой постыдной позе. Хуже того, Светлана знала, что ее дядя и тетя случившегося этим вечером придут к ним и ей, возможно, придется показаться голой перед ними после порки. Дядя с тетей не видели ее в таком виде уже почти два года. В свои шестнадцать лет Светлана никак не ожидала, что ей придется демонстрировать надранный зад родственникам.
Звук открываемой двери вернул Светлану к реальности. В гараж вошли родители. Она закрыла глаза и стала ждать. Светлана слышала, как отец стал позади нее, и она знала, что ее раздвинутые, открытые бедра позволяют ему увидеть все, на что стоит посмотреть.
- Ты, конечно, был прав, привязав ее таким образом, Сергей.
Глаза Светлана мгновенно открылись. Ее дядя и тетя стояли рядом! Девушка услышала, как дядя хихикает, наблюдая за ее напрасными попытками сдвинуть колени. Крепкие стропы не дали ей сделать этого, а напрягшиеся мышцы бедра еще более раскрыли все интимные места.
- Да, в этой позе ее очень удобно наказывать, - сказал отец.
- Папа! - умоляюще сказала Светлана.
- Мне жаль, Светлана, но ты сама виновата в этом. - продолжал папа, -мне кажется, что обычной порки в этот раз недостаточно, и наказание в присутствии дяди поможет тебе глубже осознать свою вину.
- Мою потом - точно также! - заявила Надина мама.
Стыд оттого, что дядя и тетя видят ее в таком виде, пронзил Светлану. Беспомощность положения казалось, только увеличивало чувство. По щекам ее потекли слезы. Отец и дядя видели страдания девушки, но не были настроены заканчивать наказание.
- Ты здорово подросла за последнюю пару лет, - сказал дядя, стоя позади нее. - Но, вероятно, недостаточно, чтобы поумнеть и не попадать в неприятные ситуации. Впрочем, и моя Надя поступает не многим разумнее. Удивительно, как быстро наши дети выросли, не правда ли, Сергей?
- Да, в этой позе особенно хорошо видно, как они выросли, - он сделал шаг. - Думаю, что ты скоро, Николай, ты сможешь увидеть, что задница Ниночки ничуть не меньше. Дядя погладил Свету по ягодице, потом перешел на спину и скользнул к груди... Света почувствовала, как холодные дядины руки стали вдруг очень горячими. После прикосновения к ее груди она напряглась и, помимо желания девушки, начал набухать.
- Очень большие соски, - сказал дядя, предпринимая еще более детальный осмотр, - у Нины они гораздо меньше.
- Да, они становятся очень длинными и толстыми, когда она возбуждена или, как сейчас, боится, - подтвердила Светина мама.
- Я вижу! - сказал дядя, последний раз касаясь ее отвердевшего соска.
Это заключительное оскорбление переполнило чашу, и Светлана почувствовала, как первая из тех многих слез, которым предстоит пролиться, потекла по ее щекам. Сквозь слезы девушка смутно слышала, как дядя и отец обсуждали детали ее наказания. Внезапно разговор завершился, и в гараже стало очень тихо. Светлана прекратила плакать и затаила дыхание. Ее наказание начиналось.
- Светлана, ты знаешь, за что тебя сейчас будут пороть? - спросил ее отец.
- Да, папа, но я не нарочно разбила машину, и я обещаю никогда не поступать так снова, - голос Светлана дрожал.
- У тебя еще будет время пожалеть, - ответила мама, - особенно после того, как ты попробуешь вкус хорошей порки!
Рыдания перехватили горло Светланы, но она покорно ответила:
- Да, мама.
- Кроме того, и я уверен, что ты уже догадываетесь об этом, пороть тебя будет сегодня твой дядя! - с усмешкой добавил отец.
Светлана уже не могла сдержать рыдания.
- И, чтобы наказание не забылось слишком быстро, смажет маслом твою попу тоже дядя.
- Папа! Нет, пожалуйста! - закричала Светлана, но было поздно - руки дяди легли на попу и раздвинули ее половинки на максимально возможную ширину.
Горячие дядины руки принялись втирать масло в Светланину попку. Медленно втирая масло, дядя с интересом наблюдал, как ее сильные девичьи бедра, удерживаемые привязью, напрягаются в напрасных попытках вырваться. Кончик его пальца задержался у входа в задний проход юной девушки, который судорожно сжимался и разжимался, чувствуя на себе чужие руки. Медленно надавливая, он стал втирать масло в ягодичную складку... Светлана чувствовала, как длинный толстый палец дяди крутится у нее между ягодиц. Внезапно дядя сделал шаг назад. Света обернулась и увидела как дядя вытирает руки.
- Сегодня нам понадобится автомобильная аптечка. С этими словами он взял аптечку, вынул из нее резиновый кровоостанавливающий ремень и сложил его вдвое.
- Правильно! - сказал Светкин папа, - Приступай!
От первого же шлепка у девушки перехватило дыхание. Боль и жар от этого шлепка еще не успели распространиться по телу, как она уже получила второй удар, доставшийся противоположной половине попы. Дядя наказывал ее спокойно и медленно. Страшным ремнем шлепал ее голую, беззащитную попку, пока краснота не распространилась до линии загара и складки наверху ее бедер. Каждые пять ударов он переходил на другую сторону, давая Свете перевести дыхание.
- Так ее! пробери ее хорошенько! - подбадривали дядю женщины.
Дядя усердствовал. Светлана вздрагивала и, открыв рот, кричала. Ее судорожные движения передавались автомобилю, и он начал слегка покачиваться. Теперь вопли стали такие, что звук их эхом отдавался от стен гаража. Трудно сказать, что труднее было вынести - боль или унижение.
- Теперь ты надолго запомнишь. Обещай, что больше не будешь садиться за руль без разрешения Или хочешь - еще пару горяченьких? - спросил он после очередной серии ударов.
- Девушка только взвыла в ответ.
Штрафные удары за опоздание с мойкой окончены! - Сказал дядя и перевел дух. Теперь можно перейти к основной порке!
Обернувшись,... Светлана увидела, как отложив в сторону ремень, дядя взял несколько прутьев, выбрал самый длинный и подошел к девушке. "Неужели для меня?" - холодея, подумала девушка и закусила губу.
Секундой позже Светлана почувствовала короткий легкий удар по попе чем-то тонким.
- Мы с трудом накопили деньги, работаем с утра до ночи на нашей машине, чтобы вы были сыты, одеты и обуты, - говорил дядя Свете и своей вздрагивающей от страха дочери, ждавшей своей участи. - А вы мало того, что взяли машину без разрешения. так еще и разбили ее.
За разговором он не забывал поглаживать племянницу прутом. Светлана почувствовала прикосновение прута к каждой из ее ягодиц.
Действительно, старая волга была кормилицей двух семей: когда на заводе, где братья работали перестали выдавать зарплату, они сами сделали к ней прицеп и зарабатывали перевозкой товаров кооператорам. Теперь девушка почувствовала кончик предмета справа, а затем и в середине своей промежности! Она задохнулась и слегка вскрикнула, оскорбленная бесцеремонностью дяди. Светлана услышала, как дядя обошел вокруг нее, обнаженной и распростертой, и сжала веки в безнадежной попытке сдержать слезы. В секунды передышки Света повернула голову и увидела как Надя с ужасом смотрит на папины упражнения и готовилась к той же участи.
Света услышала свист и ощутила на своем теле "ожег". От непереносимой боли она отчаянно вильнула задом. Свете показалось, что перед ней взорвался огненный шар. Машина качнулась от ее неистовых метаний, она ткнулась лицом в стекло так, что из носа пошла кровь. запрокинуть назад голову, сопровождая это движение протяжным стоном, даже скорее воплем.
Сергей продолжил порку, уделяя особое внимание чувствительной внутренней части попы и мягкой округлости ниже, тем более что поза, в которой находилась Светлана, делала доступной для ударов всю ее заднюю часть, включая самые интимные и чувствительные места. Наконец, дядя остановился второй раз, дав рыдающей племяннице перевести дыхание. После после следующей серии ударов Света потеряла сознание. Ей дали понюхать нашатыря из машинной аптечки. Когда Светка открыла глаза, папа зачерпнул кружкой из ведра воды и дал ей напиться. Вода пахла ивой. Светка пила судорожными глотками, вперемешку со слезами и зубы стучали о край ковшика - рыдания еще душили ее. Перед третей части наказания ей дали немного отдохнуть.
- Отлично, Надя, - сказал Светкин папа, отвязывая племянницу - теперь ты видишь, что ожидает тебя. Мы приглашаем для наказания. Вся дрожа, бедная Надя медленно подошла к своим мучителям, которые весело улыбались в предвкушении удовольствия.
"По крайней мере, я не одинока" - подумала Светлана, когда ее сестру повели привязывать. Света невольно поймала себя на мысли, что ей хоть и безумно жаль сестру, но если бы в этот момент ей каким-нибудь образом удалось избежать порки, то она была бы безумно разочарована. И вот с вожделением стала смотреть на порку сестры через стекла автомобиля.
Крик отчаяния вырвался у девочки, когда мужчины схватили ее за руки и положили животом вниз на багажник. Не обращая внимания на ей привязали ее руки к ручкам задних дверец, а ноги раздвинули и притянули к заднему бамперу. Через ветровое стекло Света видела Надино лицо. Глаза Надя зажмурила. Но когда Светкин отец в свою очередь начал смазывать племянницу маслом у той глаза открылись от страха. Светкин папа взял в руки резиновый ремень.
- Ну вот, пора и тебе получить по заслугам! - сказал он и взмахнул свои страшным орудием...
Бедная девочка вскрикнула словно раскаленное железо коснулось ее ягодиц. Ее мышцы непроизвольно сжались от боли, но привязь удержала ее на месте. Света почувствовала как качнулась машина. Ливень ударов посыпался на Надю.
Хороша попка, - заметил Надин папа. - маковый цвет ей к лицу!
Светка видила как Надя моргала глазами, строила отчаянные гримасы и крутила головой. Машина покачивалась в такт ударам. Как показалось Светке, порка сестры закончилась слишком быстро. Третья и заключительная часть наказания была для Светки самой трудной: ее отвязали от капота и заставили стоять держа руки на затылке. В это время папа приподнял капот, зафиксировал там узкий шнур и опустил его снова. Два длинных конца шнура остались снаружи. Дядя стал укладывать на капоте свежую крапиву.
- Папа, папочка, ну не надо, пожалуйста, совсем по-детски взмолилась Светка, но ее снова подвели к капоту и привязали в прежнем положении. Жгучая боль миллионами иголочек впилась в ее тело. Света дернулась, но дядя привязал ее шнуром так, что она совсем не смогла вертеться.
- Так и лежи! - сказал ей папа, а я пока займусь Ниной!
Затем, схватив пучок крапивы, провел по пылающей спине и ягодицам племянницы. Вначале воспаленная кожа не ощутила даже прикосновения, но вскоре ягодицы покрылись пупырышками и бугорками, и адский зуд прошел по ним.
Гараж огласился стонами и воплями уже двух девушек.. Когда порка Нади закончилась, отец и дядя отвязали Свете сначала ноги, с удовольствием посмотрели как она начинает подпрыгивать с привязанными руками. пытаясь стряхнуть прилипшую крапиву, потом отвязали ей руки и поставили кричащую девушку на ноги. Светлана знала, что ей строго запрещается даже и пытаться прикрывать свое тело руками, хотя в этот момент она могла бы и не беспокоится об этом - показать более того, что уже видели ее отец и дядя было невозможно. Мама окатила ее холодной водой с головы до ног. После этого отвязали и Надю. Накинув на девушек халаты и взяв их под руки (обе не могли идти сами), родители отвели наказанных дочерей в дом.
- В угол, красавицы, в угол! - сказал ее отец, срывая с нее халат.
- На колени! - добавила мама.
Светлана переместилась в знакомый угол комнаты. Подняв голову, она передвигалась вперед до тех пор, пока нос ее не уперся в угол. Она встала в угол и попробовала опуститься на колени. Внутри и снаружи Светланы все горело. Ягодицы ее, конечно, все еще горели тоже, и она была уверена, что все в комнате любовались их ярко-красным цветом. Светлана ненавидела стояние в углу. Здесь она чувствовала себя еще более выставленной на позор, чем на скамье. Слезы все еще текли по ее лицу, но девушка знала, что ей не позволят опустить руки до самого конца срока пребывания в углу.
- Женщины, а не пора-ли нам поужинать? - спросил Светкин папа. Мамы ушли на кухню, дверь комнаты закрылась, оставив двух мужчин любоваться стоящими по углам с поднятыми руками голыми девушек с ярко-красными спинами и попами.
Пародия на "Наказание Дженифер". Согласовано с переводчиком В. Николаевым

neskromnye.ru

Радости поручика. Историко-эротическая зарисовка о крепостном праве

Первое, что бросилось в глаза отставному поручику в его доме -грязь и
пыль в комнатах. Пока его не было - слуги разленились. Надо срочно
наводить порядок, решил он и приказал позвать к нему горничную.
Горничная быстро явилась. Это была девчонка лет 11-12, худенькая и
загорелая
"За плохую уборку ты будешь строго наказана"-сказал ей Н. Принеси розги. И пусть сюда
принесут широкую скамью. Девчонка плакала и умоляла барина простить её,
но он был неумолим. Всхлипывая, девчонка поплелась выполнять
приказание.Кухарка с конюхом внесли в комнату и поставили на середину
широкую скамью для порки.
Девчонка ,не поднимая глаз на барина принесла и протянула ему пучок
крепких берёзовых розог.
--
Н. подошёл к плачущей девчонке и медленно задрал подол её платья .
Сначала оголились крепкие загорелые ноги, затем показалась худощавая,
похожая на мальчишескую, попка. Она была тоже загорелая, т.к.был июнь, а
трусов в те времена крестьянки не носили. Никаких следов на заднице не
было."Тебя ,видимо, давно не секли, вот ты и разленилась. Ничего, это
дело поправимое." Н. стоял и любовался детским девчоночьим телом. Затем
он взял с дивана подушку, приподнял девчонку за живот и подложил под неё
подушку так, чтобы её попка была приподнята, а кожа на попке была как
следует натянута."Вот так-то лучше подумал он." Чтобы слугам было легче
удерживать девчонку во время наказания Н. простынёй привязал её к лавке.
Теперь всё было готово к порке.

Н. взял в руки пучок и выдернул один прутик. Он был толщиной почти с его
указательный палец. Н.махнул им в воздухе. Раздался зловещий свист.
Девчонка вздрогнула и заголосила. Она упала на колени и
протянула к барину руки с мольбой о пощаде.
Поднимите её-приказал Н.
Кухарка с конюхом подняли бедную девчонку и и подтащили к лавке.
"Кладите!." "А ты устраивайся поудобнее."
Н. был настроен очень серьёзно. Кухарка с конюхом, выполняя приказание
барина подняли девчонку и положили на лавку на живот. Кухарка села
спереди, чтобы держать голову и руки, а конюх сел сзади и крепко ухватил
девчонку за ноги.
Ещё раз полюбовавшись телом девчонки Н. Поднял розги и с силой опустил
их на беззащитную попку.
"Раз!" Девчонка вскрикнула и попыталась завилять попой , но это ей не
удалось, и простыня и слуги держали её крепко. На её ягодичках остались
чёткие следы розог."Два!" Количество следов увеличилось, девчонка
взвизгивала ещё сильнее. "Три,четыре, пять!" Н. не спеша сёк. Девчонка
кричала уже не переставая, но на её крики никто внимания не обращал.
Ее тощая задница постепенно приобретала сплошной малиновый
цвет."Девять,десять!" Два последних удара Н. нанёс особенно сильно."На
первый раз достаточно. Отвяжите её" Н. с удовлетворением посмотрел на
дело своих рук.
"Я думаю этот урок ты запомнишь надолго, а если забудешь мы его
повторим."
Когда девчонку отпустили и отвязали она с плачем опустилась на пол, даже
не одёрнув платья.
"Благодари за науку!" "Спасибо, барин!" -сквозь слёзы еле выговорила
высеченная девчонка.
"Отнесите её к себе и смажьте чем-нибудь её зад." приказал Н. Кухарка с
конюхом немедленно выполнили приказание барина. "Ну вот теперь можно и
отдохнуть." решил Н. и с удовольствием расположился на своём чёрном
кожаном диване.

2
Проснувшись утром Н. решил прогуляться по имению. Торопиться ему теперь
было некуда. Первым делом он отправился в сад, в котором когда-то бегал
мальчишкой. Около стены сарая он вдруг увидел две странные фигурки Это
были две девочки лет 7ми - 8ми. они стояли лицом к стене сарая и были
совершенно голенькими. Н. подошёл поближе. в этот момент из
сарая вышла кухарка с веником."Это мои дочки:Катя и Маша" пояснила она
поручику. Никакого с ними сладу нет. "А ну живо нагибайтесь!" приказала
она дочкам. Обе дочки нагнулись и выпятили попы. Попы у них
были плотные и толстенькие.
Кухарка несколько раз шлёпнула веником дочек по попам.Впрочем била она
несильно,видимо ей было их жалко. "А теперь одевайтесь и марш в комнату
" Обе дочери мгновенно исчезли.
Н. синтересом наблюдавший эту сцену, подошёл к кухарке."В следующий раз,
если опять набезобразничают, я их сам накажу" Кухарка поклонилась и
поблагодарила Н. а он неспеша отправился дальше.
Домой с речки Н. возвращался той же дорогой. Подойдя к саду, он увидел
дочек кухарки Катю и Машу, которые, не особенно и скрываясь, срывали с
яблоки и складывали их в корзину. Всем детям это было строжайше
запрещено. Девчонки так увлеклись своим занятием, что не замерили, как
Н. вплотную подошёл к ним. Очевидно они не ждали, что Н. так быстро
вернётся обратно. Схватив обеих проказшиц за шивороты их платьев, Н.
крепко их встряхнул и грозно спросил:"Ну,что, видимо то наказание,
которое вы получили от матери не пошло вам впрок?" Обе девчонки, опустив
головы , молча сопели. Они ещё не пришли в себя от неожиданности и ещё не
представляли , что их ожидает.
Мать частенько их наказывала, но делала это не сильно, поэтому девчонки
не придавали предстоящему наказанию особово значения. "Ну, подумаешь,
придёт мать немного пошлёпает веником и всё." Если бы они знали, что их
ожидает дальше, они вели бы себя совсем иначе.
Я вас накажу так, чтобы вы запомнили это наказание надолго" сказал Н.
Сидите здесь и никуда не уходите. Н ушёл и вскоре вернулся с кучером и
дворником. Кухарку они заперли на кухне, чтобы она не мешала наказанию
дочек. Девчонки понуро сидели под яблоней в ожидании наказания."
Встаньте!" приказал им Н. Девчонки поднялись, всё так же глядя в
землю."А теперь:-приказал кучеру и конюху Н.-поднимите подолы их платьев
и завяжите у них над головами.Мужики быстро выполнили приказание барина.

Сказать по правде Катя и Маша давно уже им надоели своими проказами и
они были рады, что этих шкодливых девчонок сейчас крепко накажут. "А
теперь-проказал Н. -привяжите их за подолы к веткам, так,чтобы ноги их
не доставали до земли. Мужики легко приподняли девчонок и привязали к
векам по обе стороны яблони. Получилось весьма впечатляющее зрелище.
Н. стоял и смотрел на беззащитные детские попки Катя была покрепче и
пошире Маши. Её попка поэтому была более спокойной, в то время, как
Машины ягодички то сжимались то разжимались. Очевидно она более
нервничала. "Принесите розги!" скомандовалН. Принесли целый ворох только
что срезанных упругих берёзовых прутьев. Н. выбрал не самый толстый и
длинный прут./Всё-таки девчонки были ещё маленькими для серьёзной порки.
Н. несколько раз со свистом рассёк воздух. Прикаждом взмахе детские тела
дёргались, а ножки инстинктивно поджимались к животу, хотя Н. ещё не
приступал к порке. Раздался сначала Машин, а затем и Катин громкиё
плач:"Простите, барин.Мы больше не будем." Н. примерился розгой к
толстенькой Катиной попке, но внезапно передумал. Он вспомнил, как
однажды его, 5ти летнего высек отец. За что он уже не помнил, но вот
ощущения от этой порки он помнил до сих пор.
:А ну-ка принесите крапиву! -Скомандовал он.

Через минуту у ног Н. лежал ворох только что сорванной крапивы. Вот это
дойдёт лучше-подумал он выбирая кусты посочнее. Взяв платочком три
кустика Н. размахнулся и хлестнул крапипивой по катиной попке. "Ааай"
-визг девчонки был очень громким, несмотря на скрывающее её лицо платье.
Её попа замоталась из стороны в сторону, ягодички судорожно сжимались и
разжимались.Ножки то пдтягивались к животу то опускались. На попке
выступили красные пятна ожога. Н. передвинулся на два шага в сторону и
хлестнул крапивой по попке Машу.Та вскрикнула ещё громче и её
подвешенное к ветке тельце неистово задёргалось. Кожа на попке у неё была более
нежной, поэтому и след от удара остался более заметным. Оставшись
довольным первыми результатами, Н. не спеша, три раза хлестнул по попке
Катю, затем взял новые кусты крапивы и три раза хлестнул по попке Машу.
Девчонки голосили уже не переставая .Их нежные детские попки покрылись
маленькими красными пупырышками от укусов злой крапивы. Цвет попок
поменялся с золотисо-загорелого на розово-красный. Чувствовалось, что
попы у них чешутся ужасно. Но потереть задницы рукой они не могли. От
этого они вертелись, как заведённые из стороеы в сторону и истошно
орали."Ой больно.Хватит! Простите. Я не буду больше."
Н. примерился и выбрав подходящий момент, хлестнул Катю вдоль попы,
стараясь попасть между половинками. Судя по жуткому визгу девчонки, ему
это удалось. Та же участь постигла и Машу. Крапива точно легла между её
ягодичками и крепко обожгла маленький коричневый кружочек. Машин
отчаянный визг был слышен, наверное, на другом краю деревни."Не могу!
Больно."Н, опять сменил кусты крапивы.Пять раз подряд он хлестнул по
попе Катю. Теперь её попка представляла собой сплошное бардовое пятно.
"Этой, пожалуй достаточно"-решил он. Взяв новые три кустика, он начал не
спеша обрабатывать попку Маши. Она вертелась и выгибалась дугой, но
удары ложились точно поперёк попки на ещё не обожжённые крапивой места.
После пяти ударов Н. отложил крапиву.
Снимите и развяжите их-приказал он.Мужики приподняли девчонок, положили
их на траву и развязали платья.Появились два красных зарёванных лица.
Первым делом девчонки схватились за свои попки и попытались унять зуд
руками.Бегите к матери на кухню-посоветовалН.Пусть она нальёт в кадушку
холодной воды, а вы садитесь и сидите, пока не прйдёт. И помните, это
был только первыё урок послушания. Если не прекратите безобразничать,я
его обязательно повторю.

Если зарисовка показалась интересной пишите на [email protected]

www.chitalnya.ru

Читать онлайн "Сборник рассказов о порке" - RuLit

Слышу скрежет ключа в замочной скважине, ну вот и все. Уже совсем скоро я буду визжать от боли в "комнате под лестницей". Я так подозреваю, что раньше там была спальня моих родителей. Это просторная квадратная комната с прекрасным видом из окна, отделана красным деревом, в ней очень тихо и звуки, раздающиеся в этой комнате, не слышны больше ни в одной точке нашего просторного дома. Здесь же есть своя туалетная комната.

Отец мой умер много лет назад, и я его почти не помню – мне было всего 5 лет, когда это случилось. Мы с мамой живем на втором этаже, слуги занимают левое крыло первого этажа. А с этой комнатой я познакомилась, когда пошла в школу, хотя, впрочем, не совсем сразу.

Дело было так: я получила запись в дневнике – не выучила стихотворение, я даже и предположить не могла, чем это мне грозит! Мама, конечно, предупреждала меня, что учиться я должна только на "Отлично", что у меня есть для этого все данные и все условия, что она одна занимается бизнесом, тяжело работает, не устраивает свою личную жизнь – и все это ради меня. От меня же требуется – только отличная учеба и послушание. Присматривала за мной няня, она же и уроки заставляла делать, хотя мама говорила, что я должна быть самостоятельной и ругала няню за то, что она меня заставляет, считала, что я с детства должна надеяться только на себя, и учиться распределять свое время. Вот я и "распределила" – заигралась и забыла! Мать пришла с работы и проверила дневник (она это не забывала делать каждый день). Потом спокойным голосом сказала мне, что я буду сейчас наказана, велела спустить до колен джинсы и трусики и лечь на кровать попой кверху, а сама куда-то вышла. Я, наивное дитя! Так и сделала! Я думала, что это и есть наказание – лежать кверху попой!

Но каково же было мое удивление, когда через несколько минут, мать пришла, а в руках у нее был коричневый ремешок! Она сказала, что на первый раз я получу 20 ударов! В общем, ударить она успела только 1 раз. От страшной, не знакомой боли я взвыла, и быстренько перекатилась на другую сторону и заползла под кровать. Это произошло мгновенно, я сама от себя этого не ожидала! И как она не кричала, не грозила – я до утра не вылазила от туда. Там и спала. От страха не хотела ни есть, ни пить, ни в туалет.

По утрам мать рано уезжала, а мной занималась няня. Няня покормила меня и проводила в школу. Целый день я была мрачнее тучи, очень боялась идти домой, но рассказать подружкам о случившемся – было стыдно. Уроки закончились, и о ужас! За мной приехала мать.

Поговорив с учительницей, она крепко взяла меня за руку и повела к машине. Всю дорогу мы ехали молча. Приехав домой, я, как всегда, переоделась в любимые джинсики, умылась и пошла обедать, пообедала в компании мамы и няни и, думая, что все забылось, пошла делать уроки. Часа через два, когда с уроками было покончено, в мою комнату вошла мать, и спокойным голосом рассказала мне о системе моего воспитания, что за все провинности я буду наказана, а самое лучшее и правильное наказание для детей – это порка, так как "Битье определяет сознание", и, что моя попа, создана специально для этих целей. Если же я буду сопротивляться ей, то все равно буду наказана, но порция наказания будет удвоена или утроена! А если разозлю её, то будет еще и "промывание мозгов".

Потом она велела мне встать на четвереньки, сама встала надо мной, зажала мою голову между своих крепких коленей, расстегнула мои штанишки, стянула их вместе с трусами с моей попки и позвала няню. Няня вошла, и я увидела у неё в руках палку с вишневого дерева. Конечно, я сразу все поняла! Стала плакать и умолять маму не делать этого, но все тщетно. Через пару секунд – вишневый прут начал обжигать мою голую, беззащитную попу страшным огнем. Мать приговаривала – выбьем лень, выбьем лень. А я кричала и молила о пощаде! Меня никто не слышал. Но через некоторое время экзекуция прекратилась. Моя попа пылала, было очень-очень больно и обидно, я плакала и скулила, но отпускать меня никто не собирался. Мама передохнула, и сказала, что это я получила 20 ударов за лень, а теперь будет ещё 20 за вчерашнее сопротивление. Я просто похолодела от ужаса! А вишневый прут опять засвистел с громким хлопаньем опускаясь на мою уже и без того больную попу. Я уже не кричала, это нельзя было назвать криком – это был истошный визг, я визжала и визжала, мой рассудок помутился от этой страшной, жгучей, невыносимой боли. Казалось, что с меня живьем сдирают кожу. Что я больше не выдержу и сейчас умру!! Но я не умерла…

Порка закончилась, и меня плачущую, со спущенными штанами, держащуюся за попу обеими руками, повели в ванную комнату. Няня велела мне лечь на живот на кушетку, я легла, думала, что она сделает мне холодный компресс, думала, что она меня пожалеет, но не тут-то было.

Она стянула с меня болтающиеся джинсы и трусы и заставила встать на четвереньки, я взмолилась и взвыла одновременно! Думала, что меня снова будут пороть.

Но, как оказалось, мне решили "промыть мозги"! Мне стало еще страшнее! Я не могу передать словами свой ужас от неизвестности и боязни боли! В тот же момент в дырочку между половинками моей истерзанной попы вонзилась и плавно проскользнула внутрь короткая толстая палочка, я закричала, больше от страха, чем от боли, а мама с няней засмеялись. В меня потекла теплая вода, я почти не чувствовала её, только распирало в попе и внизу живота, а я плакала от стыда и обиды. Через некоторое время страшно захотелось в туалет. Но мне не разрешали вставать, а в попе все еще торчала эта противная палочка, а няня придерживала её рукой. Наконец мать разрешила мне встать и сходить в туалет.

Это наказание я помнила очень долго.

Я всегда во-время делала уроки, все вызубривала, выучивала. Часами сидела за уроками. Я всегда была в напряжении и страхе. Повторения наказания я не хотела. Так прошло три года. Начальную школу я закончила блестящей отличницей с отличным поведением. Мама была счастлива!

Вот я и в пятом классе. Новые учителя, новые предметы. Первая двойка по английскому языку…

Дома я все честно рассказала маме, и была готова к наказанию. Но в тот вечер наказывать меня она не стала. Я думала, что она изменила свою тактику моего воспитания. Сама я стала очень стараться и скоро получила по английскому четверку и две пятерки!

Неожиданно в нашем доме начался ремонт, как оказалось, в комнате, о существовании которой я не подозревала. Она располагалась под лестницей и дверь её была обита таким же материалом, как и стены, поэтому была не заметной. Через неделю ремонт закончился. Привезли какую-то странную кровать: узкую, выпуклую, с какими-то прорезями и широкими кожаными манжетами. Тогда я думала, что это спортивный тренажер – мама всегда заботилась о своей фигуре.

Еще дня через три меня угораздило получить тройку по математике и знакомство с "комнатой под лестницей" состоялось!

Вечером, после того, как мать поужинала и отдохнула, она позвала меня в новую комнату. Комната была красивой, но мрачной. В середине комнаты стояла странная кровать. Мама объяснила мне, что теперь эта комната будет служить для моего воспитания, то есть наказания. Что кровать эта – для меня. На неё я буду ложиться, руки и ноги будут фиксироваться кожаными манжетами так, что я не смогу двигаться, а попа будет расположена выше остальных частей тела. В общем – очень удобная конструкция, да еще и предусмотрено то, что я буду расти. Вот какую вещь купила моя мама! Она определенно гордилась этим приобретением, как выяснилось, сделанным на заказ! Потом она показала мне деревянный стенд. На нем был целый арсенал орудий наказания! Черный узенький ремешок, рыжий плетеный ремень, солдатский ремень, коричневый ремень с металлическими клепками, красный широкий лакированный ремень с пряжкой в виде льва, желтый толстый плетеный ремень, тоненькие полоски кожи собранные на одном конце в ручку (как я потом узнала – плетка), ремень из грубой толстой ткани защитного цвета.

Потом мы пошли в ванную комнату. Здесь мама показала прозрачное красивое корытце, в котором мокли вишневые прутья из нашего сада – это розги, сказала она.

www.rulit.me

Наказание в гараже — порно рассказы, секс истории, эротические рассказы, порнорассказы — SexyTales

Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители, решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.

Светлану положили на животом на капот папиной «Волги», ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Светкиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Светлана не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Света, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.

Светлана закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Светкин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Света врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.

Надо сказать, что в день аварии их не били — просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.

И вот теперь Света, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая — она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.

Как меня будут пороть? — думала Света в ожидании, — как они собираются это делать? Пожалеют или нет? У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.

Домашние наказания Светланы не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Светлана частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или папы. Не надо давать много, а надо давать вовремя! — говорила ей мама, шлепая ее по голому телу. Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.

Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Светланы. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.

После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. «Преступница» ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Светы, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Светлана не скоро пожелает нашкодить вновь.

К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко — и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Светлане исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и «станком для порки». Света давно выпрашивала у отца спортивный тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Света вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько деталей для тренажера и даже отполировал их.

Но вот субботний час «Х», настал. Светлана была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной девушке. «Ну, Светлана Николаевна, — говорил он, — за удовольствие обманывать родителей надо платить. Света впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Светы, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Света сделалась красной, как рак. Светлана вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Света любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот — увеличились!

После конца лекции Светлане пришлось познакомиться с ее новой «скамьей порки».

Отец велел красной от стыда Светлане подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Светлана почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Светланы широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Светлана не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.

Светлана ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.

 — Этот вазелин, Светлана, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, — сказала мама.

Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Светкиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.

Отец еще несколько раз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.

Затем отец сказал: «Получи за вранье!». И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого «жгучего поцелуя» папиной розги, ощущение ...

 Читать дальше →

www.sexytales.ru

Наказание в гараже - порно рассказ на XXL-vids.net

     
Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители, решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.
     Светлану положили на животом на капот папиной «Волги», ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Светкиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Светлана не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Света, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.
     Светлана закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Светкин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Света врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.
     Надо сказать, что в день аварии их не били — просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.
     И вот теперь Света, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая — она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.
     Как меня будут пороть? — думала Света в ожидании, — как они собираются это делать? Пожалеют или нет? У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.
     Домашние наказания Светланы не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Светлана частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или папы. Не надо давать много, а надо давать вовремя! — говорила ей мама, шлепая ее по голому телу. Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.
     Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Светланы. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.
     После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. «Преступница» ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Светы, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Светлана не скоро пожелает нашкодить вновь.
     К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко — и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Светлане исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и «станком для порки». Света давно выпрашивала у отца спортивный тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Света вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько деталей для тренажера и даже отполировал их.
     Но вот субботний час «Х», настал. Светлана была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной девушке. "Ну, Светлана Николаевна, — говорил он, — за удовольствие обманывать родителей надо платить. Света впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Светы, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Света сделалась красной, как рак. Светлана вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Света любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот — увеличились!
     После конца лекции Светлане пришлось познакомиться с ее новой «скамьей порки».
     Отец велел красной от стыда Светлане подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Светлана почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Светланы широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Светлана не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.
     Светлана ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.
     - Этот вазелин, Светлана, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, — сказала мама.
     Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Светкиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.
     Отец еще несколько раз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.
     Затем отец сказал: «Получи за вранье!». И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого «жгучего поцелуя» папиной розги, ощущение стыда прошло. Осталась только боль, страшная запредельная боль, от которой, как она прекрасно знала. нет спасения. Не выдержав «жгучего поцелуя» розги, Света отчаянно дернулась всем телом. Через несколько мгновений резкая боль чуть-чуть отступила, давая место острому жжению, переходящему в зуд. Но это довольно странное, почти приятное ощущение длилось всего несколько секунд, как опять раздался свист розги, и «горячий прут» лег ей поперек спины чуть по ниже лопаток. Задохнувшись от боли, Светка снова дернулась, но привязь не дала оторвать грудь от скамьи. Она только приподняла голову и безумными глазами посмотрела на отца. Боль опять перешла в саднящий зуд, но через несколько мгновений раздался свист лозы и она взвыла от непереносимой боли, разрывающей в верхнюю часть ее полушарий. Когда розга ложилась поперек ягодиц, она судорожно сжимала их, делая их почти каменными, одновременно вздрагивая всем телом. Двигаться она практически не могла и она запрокидывала голову, сопровождая это протяжным стоном, визгом и воплями. Папа из интереса записывал их на магнитофон.
     - Эх, жаль видеокамеры нет, записал бы порку и показывал время от времени в назидание, да камеры нет! — говорил папа, меняя розги. но, стараясь хоть как-то увернуться от этой свистящей, жалящей розги, стараясь заглушить эту нестерпимую боль отчаянными стонами и криками. Где-то после 20-25 розог, отец остановил экзекуцию, давая возможность перевести дыхание.
     - Папа, папочка, прости меня, миленький! Я больше не буду!
     - Хорошо поешь! — ответила мама. Вжарь-ка ей еще порцию!
     А теперь, сказал папа, твоя очередь и уступил место маме. Мать приготовила новую розгу, опять свист и опять Светка задохнувшись от адского пламени боли, вздрогнула и запрокинула назад голову и дернулась всем телом...
     Порка была жестокой и к концу наказания девушка захлебывалась от слез. Отсчитав положенное число ударов, отец отвязал Светлану и, держа ее за ухо, повел в гостиную, где ей предстояло простоять на коленях в углу целый час.
     Наказание запомнилось надолго. Когда ей выйти из угла разрешили пойти в ванную, Света долго охлаждала иссеченную попу прохладной водой. Многие рубцы были темно фиолетовые, но, благодаря вазелину, крови не было.
     Отец в тот раз не пригласил смотреть брата и его жену на наказание Светы, но на следующий день рассказал им при ней все в таких подробностях, что Наде купили такой же тренажер и сделали такие же усовершенствования... Светлана покрывалась красными пятнами во время папиного рассказа и поклялась себе, что никогда не сделает ничего такого, что может вызвать столь жестокое наказание. Но клятву она не выполнила. Еще не раз и не два она лежала на тренажере получая заслуженную порцию ремня. А теперь здесь, в гараже лежала голая, распростертая на капоте автомобиля.
     - Явно ремнем не обойдется... — подумала Света.
     Накануне ее посадили под домашний арест. Ей велели никуда не выходить из своей комнаты, а вечером привели Надю, и сказали, что наказание откладывается до завтра. Так как никаких запоров в комнате не было, мамы заставили снять всю одежду, справедливо полагая, что голышом на улицу не побежишь. Девушки стояли босиком на холодном паркете и медленно раздевались: рубашка, джинсы, серые узкие трусики брошены на стул ... Все заперто на ключ. Надя панически боялась порки.
     Ближе к ночи Надя стала молиться. Света смотрела, как Надя с бледным лицом, чувственными губами стояла на коленях в углу и молилась перед иконой, прося Спаса Нерукотворного смягчить сердце жестоких родителей. Их одежды на ней оставался только нательный крестик. Ее пышными каштановые волосы, распустились по плечам, что стало придавать ей сходство с кающейся Магдолиной. Это впечатление еще больше усиливалось наивным выражением ее чистых голубых кукольных глаз. Свете захотелось подшутить над сестрой, но вместо этого она встала рядом. Крестили девушек уже в сознательном возрасте. К религии они относились достаточно прохладно, но в критические минуты вспоминали про Бога.
     - Прости нас грешных! — молила Надя и слезинки потекли по ее щекам.
     - Бог нас простит, а вот родители — вряд ли! — Сказал света вставая с колен. Давай спать!
     Девочки легли. Но сон к ним не шел.
     - А помнишь, как нас как нас за телевизор... тогда... — Спросила Надя.- как ты думаешь, неужели нам крепче достанется?
     - А как же, помню!
     Иногда, за очень важные проступки, братья наказывали дочерей вдвоем. Последний раз это случилось 3 года назад, когда заигравшиеся девочки разбили кинескоп почти нового телевизора. Родители устроили им перекрестный допрос, но они не сказали, кто именно это сделал. Тогда было решено выпороть их обеих. Особенно мучительным для Светы было то, что ее заставят раздеваться перед дядей и тетей. Дело в том, что у нее впервые начались месячные. Но ее не только заставили полностью раздеться, но и встать рядом с обнаженной сестрой. Девушки попытались прикрыться руками, ко им скомандовали: руки на затылок, ноги на ширину плеч. Света стояла и чувствовала как горячая капля стекает по ее бедру, а слезы сами текли из ее глаз. Надя зажмурила глаза, но слезы вытекали из-под закрытых век. Девушек продолжали бесцеремонно разглядывать.
     - Смотри, сказала Надина мама Светкиной и показала на кровавую каплю, твоя уже становится взрослой!
     Света почти физически чувствовала, как его взгляд дяди скользит по ее голому телу, как бы наметывая штрихи будущих испытаний. Вот он не спеша спускается с ее маленьких вздернутых смуглых сосочков, по мускулистому животу к поросли темных волосков.
     У Светы на лобке уже появились волосы. Дядя смеясь заметил:
     - По волосам Светланки в этом месте видно, что она брюнетка.
     - Интересно, кем будет твоя Надежда? — спросил Светкин папа. Смотри сам: Надя шатенка, в маму. Ее гены! — улыбаясь, продолжал дядя. Надя, стоявшая рядом, попыталась прикрыться от взглядов мужчин.
     - Руки на место! — приказала Надина мама, — а то еще и я прибавлю!
     - Повернитесь! Обе! И поднимите руки! — раздается папин строгий, холодный голос.
     Света стояла низко опустив пунцовое от стыда лицо, переступила босыми ногами, поворачиваясь, и положила руки за голову. Теперь они стоят к родителям спиной. У Нади с прошлой субботы остались следы.
     Окончив осмотр, девочек по очереди повели к кушетке, выдвинутой по такому случаю на середину комнаты. Их положили рядом. Мужчины привязали им руки и схватили за ноги, а мамы вооружились плетеными хлопушками для выбивания ковров... Неделю девочки ходили в олимпийских кольцах.
     - А тебя часто порят дома? Спросила Света.
     Взгляды на воспитание были у Надиных родителей такими же как у родителей Светланы.
     - Увы! Хотелось, чтобы реже, да не выходит! Когда я прихожу в субботу из школы, а в дневнике есть хоть одна тройка — то уже точно -, что вечером будет порка. У меня все валится из рук, я все время смотрю на часы и с ужасом ждала восьми.
     - А прочему восьми?
     - Начинается все в восемь, чтобы в девять тридцать родители могли посмотреть фильм.
     Подобного рада воспоминания не давали сестрам уснуть. Утром Светкина мама дала им халаты и велела идти в гараж. Там их ждали Светкин отец и дядя. Им оставили воды и велели чисто вымыть перепачканный и искалеченный автомобиль.
     - А мы сходим за инструментами! — сказал Светкин папа и подмигнул девушкам. В гараже их заперли.
     - Ну, девочки, сегодня у нас будет парко-хозяйственный день! — сказал им Светкин дядя, когда те оказались в гараже. Для начала — отмойте машину. Даю вам 30 минут. Опоздание — усиление наказания. Время пошло!
     Она с сестрой тщательно отмывали машину, но в срок не уложились.
     - По 20 ударов ремнем каждой дополнительно! — сказали им родители.
     После этого ее растянули на капоте и ее голой попой к воротам и привязали. Она ждала в этом положении уже добрых двадцать минут и, хотя и не испытывала физических неудобств, была крайне смущена необходимостью показывать свое шестнадцатилетнее тело в такой постыдной позе. Хуже того, Светлана знала, что ее дядя и тетя случившегося этим вечером придут к ним и ей, возможно, придется показаться голой перед ними после порки. Дядя с тетей не видели ее в таком виде уже почти два года. В свои шестнадцать лет Светлана никак не ожидала, что ей придется демонстрировать надранный зад родственникам.
     Звук открываемой двери вернул Светлану к реальности. В гараж вошли родители. Она закрыла глаза и стала ждать. Светлана слышала, как отец стал позади нее, и она знала, что ее раздвинутые, открытые бедра позволяют ему увидеть все, на что стоит посмотреть.
     - Ты, конечно, был прав, привязав ее таким образом, Сергей.
     Глаза Светлана мгновенно открылись. Ее дядя и тетя стояли рядом! Девушка услышала, как дядя хихикает, наблюдая за ее напрасными попытками сдвинуть колени. Крепкие стропы не дали ей сделать этого, а напрягшиеся мышцы бедра еще более раскрыли все интимные места.
     - Да, в этой позе ее очень удобно наказывать, — сказал отец.
     - Папа! — умоляюще сказала Светлана.
     - Мне жаль, Светлана, но ты сама виновата в этом. — продолжал папа, -мне кажется, что обычной порки в этот раз недостаточно, и наказание в присутствии дяди поможет тебе глубже осознать свою вину.
     - Мою потом — точно также! — заявила Надина мама.
     Стыд оттого, что дядя и тетя видят ее в таком виде, пронзил Светлану. Беспомощность положения казалось, только увеличивало чувство. По щекам ее потекли слезы. Отец и дядя видели страдания девушки, но не были настроены заканчивать наказание.
     - Ты здорово подросла за последнюю пару лет, — сказал дядя, стоя позади нее. — Но, вероятно, недостаточно, чтобы поумнеть и не попадать в неприятные ситуации. Впрочем, и моя Надя поступает не многим разумнее. Удивительно, как быстро наши дети выросли, не правда ли, Сергей?
     - Да, в этой позе особенно хорошо видно, как они выросли, — он сделал шаг. — Думаю, что ты скоро, Николай, ты сможешь увидеть, что задница Ниночки ничуть не меньше. Дядя погладил Свету по ягодице, потом перешел на спину и скользнул к груди... Света почувствовала, как холодные дядины руки стали вдруг очень горячими. После прикосновения к ее груди она напряглась и, помимо желания девушки, начал набухать.
     - Очень большие соски, — сказал дядя, предпринимая еще более детальный осмотр, — у Нины они гораздо меньше.
     - Да, они становятся очень длинными и толстыми, когда она возбуждена или, как сейчас, боится, — подтвердила Светина мама.
     - Я вижу! — сказал дядя, последний раз касаясь ее отвердевшего соска.
     Это заключительное оскорбление переполнило чашу, и Светлана почувствовала, как первая из тех многих слез, которым предстоит пролиться, потекла по ее щекам. Сквозь слезы девушка смутно слышала, как дядя и отец обсуждали детали ее наказания. Внезапно разговор завершился, и в гараже стало очень тихо. Светлана прекратила плакать и затаила дыхание. Ее наказание начиналось.
     - Светлана, ты знаешь, за что тебя сейчас будут пороть? — спросил ее отец.
     - Да, папа, но я не нарочно разбила машину, и я обещаю никогда не поступать так снова, — голос Светлана дрожал.
     - У тебя еще будет время пожалеть, — ответила мама, — особенно после того, как ты попробуешь вкус хорошей порки!
     Рыдания перехватили горло Светланы, но она покорно ответила:
     - Да, мама.
     - Кроме того, и я уверен, что ты уже догадываетесь об этом, пороть тебя будет сегодня твой дядя! — с усмешкой добавил отец.
     Светлана уже не могла сдержать рыдания.
     - И, чтобы наказание не забылось слишком быстро, смажет маслом твою попу тоже дядя.
     - Папа! Нет, пожалуйста! — закричала Светлана, но было поздно — руки дяди легли на попу и раздвинули ее половинки на максимально возможную ширину.
     Горячие дядины руки принялись втирать масло в Светланину попку. Медленно втирая масло, дядя с интересом наблюдал, как ее сильные девичьи бедра, удерживаемые привязью, напрягаются в напрасных попытках вырваться. Кончик его пальца задержался у входа в задний проход юной девушки, который судорожно сжимался и разжимался, чувствуя на себе чужие руки. Медленно надавливая, он стал втирать масло в ягодичную складку... Светлана чувствовала, как длинный толстый палец дяди крутится у нее между ягодиц. Внезапно дядя сделал шаг назад. Света обернулась и увидела как дядя вытирает руки.
     - Сегодня нам понадобится автомобильная аптечка. С этими словами он взял аптечку, вынул из нее резиновый кровоостанавливающий ремень и сложил его вдвое.
     - Правильно! — сказал Светкин папа, — Приступай!
     От первого же шлепка у девушки перехватило дыхание. Боль и жар от этого шлепка еще не успели распространиться по телу, как она уже получила второй удар, доставшийся противоположной половине попы. Дядя наказывал ее спокойно и медленно. Страшным ремнем шлепал ее голую, беззащитную попку, пока краснота не распространилась до линии загара и складки наверху ее бедер. Каждые пять ударов он переходил на другую сторону, давая Свете перевести дыхание.
     - Так ее! пробери ее хорошенько! — подбадривали дядю женщины.
     Дядя усердствовал. Светлана вздрагивала и, открыв рот, кричала. Ее судорожные движения передавались автомобилю, и он начал слегка покачиваться. Теперь вопли стали такие, что звук их эхом отдавался от стен гаража. Трудно сказать, что труднее было вынести — боль или унижение.
     - Теперь ты надолго запомнишь. Обещай, что больше не будешь садиться за руль без разрешения Или хочешь — еще пару горяченьких? — спросил он после очередной серии ударов.
     - Девушка только взвыла в ответ.
     Штрафные удары за опоздание с мойкой окончены! — Сказал дядя и перевел дух. Теперь можно перейти к основной порке!
     Обернувшись, Светлана увидела, как отложив в сторону ремень, дядя взял несколько прутьев, выбрал самый длинный и подошел к девушке. «Неужели для меня?» — холодея, подумала девушка и закусила губу.
     Секундой позже Светлана почувствовала короткий легкий удар по попе чем-то тонким.
     - Мы с трудом накопили деньги, работаем с утра до ночи на нашей машине, чтобы вы были сыты, одеты и обуты, — говорил дядя Свете и своей вздрагивающей от страха дочери, ждавшей своей участи. — А вы мало того, что взяли машину без разрешения. так еще и разбили ее.
     За разговором он не забывал поглаживать племянницу прутом. Светлана почувствовала прикосновение прута к каждой из ее ягодиц.
     Действительно, старая волга была кормилицей двух семей: когда на заводе, где братья работали перестали выдавать зарплату, они сами сделали к ней прицеп и зарабатывали перевозкой товаров кооператорам. Теперь девушка почувствовала кончик предмета справа, а затем и в середине своей промежности! Она задохнулась и слегка вскрикнула, оскорбленная бесцеремонностью дяди. Светлана услышала, как дядя обошел вокруг нее, обнаженной и распростертой, и сжала веки в безнадежной попытке сдержать слезы. В секунды передышки Света повернула голову и увидела как Надя с ужасом смотрит на папины упражнения и готовилась к той же участи.
     Света услышала свист и ощутила на своем теле «ожег». От непереносимой боли она отчаянно вильнула задом. Свете показалось, что перед ней взорвался огненный шар. Машина качнулась от ее неистовых метаний, она ткнулась лицом в стекло так, что из носа пошла кровь. запрокинуть назад голову, сопровождая это движение протяжным стоном, даже скорее воплем.
     Сергей продолжил порку, уделяя особое внимание чувствительной внутренней части попы и мягкой округлости ниже, тем более что поза, в которой находилась Светлана, делала доступной для ударов всю ее заднюю часть, включая самые интимные и чувствительные места. Наконец, дядя остановился второй раз, дав рыдающей племяннице перевести дыхание. После после следующей серии ударов Света потеряла сознание. Ей дали понюхать нашатыря из машинной аптечки. Когда Светка открыла глаза, папа зачерпнул кружкой из ведра воды и дал ей напиться. Вода пахла ивой. Светка пила судорожными глотками, вперемешку со слезами и зубы стучали о край ковшика — рыдания еще душили ее. Перед третей части наказания ей дали немного отдохнуть.
     - Отлично, Надя, — сказал Светкин папа, отвязывая племянницу — теперь ты видишь, что ожидает тебя. Мы приглашаем для наказания. Вся дрожа, бедная Надя медленно подошла к своим мучителям, которые весело улыбались в предвкушении удовольствия.
     «По крайней мере, я не одинока» — подумала Светлана, когда ее сестру повели привязывать. Света невольно поймала себя на мысли, что ей хоть и безумно жаль сестру, но если бы в этот момент ей каким-нибудь образом удалось избежать порки, то она была бы безумно разочарована. И вот с вожделением стала смотреть на порку сестры через стекла автомобиля.
     Крик отчаяния вырвался у девочки, когда мужчины схватили ее за руки и положили животом вниз на багажник. Не обращая внимания на ей привязали ее руки к ручкам задних дверец, а ноги раздвинули и притянули к заднему бамперу. Через ветровое стекло Света видела Надино лицо. Глаза Надя зажмурила. Но когда Светкин отец в свою очередь начал смазывать племянницу маслом у той глаза открылись от страха. Светкин папа взял в руки резиновый ремень.
     - Ну вот, пора и тебе получить по заслугам! — сказал он и взмахнул свои страшным орудием...
     Бедная девочка вскрикнула словно раскаленное железо коснулось ее ягодиц. Ее мышцы непроизвольно сжались от боли, но привязь удержала ее на месте. Света почувствовала как качнулась машина. Ливень ударов посыпался на Надю.
     Хороша попка, — заметил Надин папа. — маковый цвет ей к лицу!
     Светка видила как Надя моргала глазами, строила отчаянные гримасы и крутила головой. Машина покачивалась в такт ударам. Как показалось Светке, порка сестры закончилась слишком быстро. Третья и заключительная часть наказания была для Светки самой трудной: ее отвязали от капота и заставили стоять держа руки на затылке. В это время папа приподнял капот, зафиксировал там узкий шнур и опустил его снова. Два длинных конца шнура остались снаружи. Дядя стал укладывать на капоте свежую крапиву.
     - Папа, папочка, ну не надо, пожалуйста, совсем по-детски взмолилась Светка, но ее снова подвели к капоту и привязали в прежнем положении. Жгучая боль миллионами иголочек впилась в ее тело. Света дернулась, но дядя привязал ее шнуром так, что она совсем не смогла вертеться.
     - Так и лежи! — сказал ей папа, а я пока займусь Ниной!
      Затем, схватив пучок крапивы, провел по пылающей спине и ягодицам племянницы. Вначале воспаленная кожа не ощутила даже прикосновения, но вскоре ягодицы покрылись пупырышками и бугорками, и адский зуд прошел по ним.
     Гараж огласился стонами и воплями уже двух девушек.. Когда порка Нади закончилась, отец и дядя отвязали Свете сначала ноги, с удовольствием посмотрели как она начинает подпрыгивать с привязанными руками. пытаясь стряхнуть прилипшую крапиву, потом отвязали ей руки и поставили кричащую девушку на ноги. Светлана знала, что ей строго запрещается даже и пытаться прикрывать свое тело руками, хотя в этот момент она могла бы и не беспокоится об этом — показать более того, что уже видели ее отец и дядя было невозможно. Мама окатила ее холодной водой с головы до ног. После этого отвязали и Надю. Накинув на девушек халаты и взяв их под руки (обе не могли идти сами), родители отвели наказанных дочерей в дом.
     - В угол, красавицы, в угол! — сказал ее отец, срывая с нее халат.
     - На колени! — добавила мама.
     Светлана переместилась в знакомый угол комнаты. Подняв голову, она передвигалась вперед до тех пор, пока нос ее не уперся в угол. Она встала в угол и попробовала опуститься на колени. Внутри и снаружи Светланы все горело. Ягодицы ее, конечно, все еще горели тоже, и она была уверена, что все в комнате любовались их ярко-красным цветом. Светлана ненавидела стояние в углу. Здесь она чувствовала себя еще более выставленной на позор, чем на скамье. Слезы все еще текли по ее лицу, но девушка знала, что ей не позволят опустить руки до самого конца срока пребывания в углу.
     - Женщины, а не пора-ли нам поужинать? — спросил Светкин папа. Мамы ушли на кухню, дверь комнаты закрылась, оставив двух мужчин любоваться стоящими по углам с поднятыми руками голыми девушек с ярко-красными спинами и попами.
     Пародия на «Наказание Дженифер». Согласовано с переводчиком В. Николаевым

Просмотров: 1425

xxl-vids.net

Без названия, MyLove.Ru

А. Новиков

Наказание в гараже

Для двух осужденных на порку девушек неумолимо приближался час икс. Утром их привели в гараж и заставили вымыть машину. Девушки, протирая автомобильные стекла в полутемном гараже со страхом прислушивалась к каждому звуку. Они догадывались, что их ждет сегодня необычно суровое наказание. В отведенное для мойки время они не уложились. Родители,

решили воспользоваться автомобилем совсем не по назначению.

Олю положили на животом на капот папиной "Волги", ее руки обрезками парашютных строп притянули к дверным ручкам автомобиля, а ноги раздвинули привязали к слегка помятому бамперу. В этом положении ее попа сильно выдавалась вверх. Вдобавок ко всему, с девушек сняли все, кроме нательных крестиков. Металл в начале был холодным, но через несколько минут нагрелся от Олиного тела и неприятно к нему прилипал. Как Ольга не пыталась отвлечься, думая о чем-нибудь другом, ее мысли возвращались к предстоящему неминуемому наказанию, или к тем экзекуциям, которые она успела получить в своей жизни. Оля, повернув голову могла видеть свою двоюродную сестру. Ее привязали к гаражной балке так, чтобы она могла видеть экзекуцию своей сестры во всех деталях.

Оля закрыла глаза, желая, чтобы оскорбительное наказание, которое ей с сестрой предстоит перенести, осталось позади. Чем же они заслужили столь суровое наказание? Ответить было не слишком трудно. Уже год как Олин папа учил ее управлению автомобилем. Но лихая самостоятельная поездка в компании с сестрой Ниной на автомобиле без разрешения привели к самым печальным последствиям: не справившись с управлением Ольга врезалась в фонарный столб, помяла бампер и разбила фару. Не смотря на то, что девушки уже покаялись и попросили прощения, родители посчитали, что их проступок достаточный повод для наказания более строгого, чем выговор или даже отцовский ремень.

Надо сказать, что в день аварии их не били - просто радовались, что девочки остались живы. Решение наказать приняли на расширенном семейном совете на следующий день.

И вот теперь Ольга, обнаженная, лежала на распятая на капоте в ожидании наказания, выставив напоказ любому входящему в гараж свою попу. Ей, как зачинщице и водителю родители назначили более суровое наказание, поэтому Надю привязали так, чтобы вид наказываемой сестры помог закрепить действие порки на долго. Наде, ее двоюродной сестре и товарищу по несчастью было пятнадцать лет: маленькая, хорошенькая - она совсем не походила на старшую сестру, которая уже вполне сформировалась как женщина.

"Как меня будут пороть?" - думала Оля в ожидании, - "Как они собираются это делать? Пожалеют или нет?"

У нее дрожали коленки, а в нижней части живота было странно сосущее чувство от волнения и неизвестности. воспоминания о том, как бывало плохо во время и после наказаний, обычно делало ожидание вдвойне тягостнее.

Домашние наказания Оли не всегда были подобны предстоящему. Ее родители придерживались строгих правил и твердо верили в выгоды сурового воспитания, в результате чего Оля частенько оказывалась на маминых коленях с задранной юбкой и обнаженной попой. За легкий проступок девушка получала порцию шлепков на коленях от мамы или

папы.

- Не надо давать много, а надо давать вовремя! - говорила ей мама, шлепая ее по голому телу.

Просьбы и мольбы во внимание не принимались. Наказания за более серьезные преступления обычно откладывались до окончания субботнего ужина.

Вечерние наказания по субботам обычно приводились в исполнение папой Ольги. Он часто изобретал разнообразные позы и по своему опыту он прекрасно знал, как действует на дочку ожидание наказания и старался обставлять дело так, что наказание растягивалось во времени и

делалось от этого более действенным. Мама без особых церемоний просто укладывала ее на колени, а отец то заставлял наклониться над креслом, то лечь животом вниз на кровать, а то и заставив встать, заворачивал рубашку на голову и завязывал ее узлом. В этой позе удары были

особенно чувствительными. Иногда, укладывая ее на кровать, мама, вспоминая собственную юность подкладывала ей под попу диванную подушку. Для порки отец пользовался узким или широким ремнем, в зависимости от серьезности преступления. В отличие от матери, отец

раздевал ее полностью. С приходом половой зрелости и появлением грудей и волос на лобке это сделалось особенно оскорбительным для юной девушки.

После вечерней порки ее обязательно ставили на колени угол. Обычно это делалось в гостиной. "Преступница" ставилась носом в угол с руками на голове и каждый, входящий в комнату мог видеть ее пунцовую, свеженашлепанную задницу. Девушке было очень стыдно, когда ее тетя и

дядя, приходили в гости и видели ее голое тело в углу. Но Николай, отец Оли, считал, что это усиливает воспитательный эффект наказания, что Ольга не скоро пожелает нашкодить вновь.

К счастью, наказание в присутствии дяди применялось относительно редко - и только за серьезные проступки. Три года назад, когда Ольге исполнилось двенадцать, она впервые познакомилась с розгами и "станком для порки". Оля давно выпрашивала у отца спортивный

тренажер, обещала хорошо учиться и быть послушной. Отец с премии купил ей его, а как потом оказалось, для того, чтобы его получить, Оля вырвала несколько страничек из своего дневника. Тренажера у нее не отняли, но дядя собственноручно выточил на заводе несколько

деталей для тренажера и даже отполировал их.

Но вот субботний час "Х", настал. Оля была приведена матерью к тренажеру. Мама сняла с нее одежду, девушка должна была стоять голой, с руками над головой, пока отец читал ей лекцию об ущербе, который она нанесла своим враньем и о том, как надо вести себя порядочной

девушке.

- Ну, Ольга Николаевна, - говорил он, - за удовольствие обманывать родителей надо платить.

Оля впервые увидела замоченные в старом корыте (в котором ее купали когда она была маленькой) длинные прутья. Отец Ольги, вынимал их, и, пропуская их сквозь сжатый кулак, стряхивал воду, затем взмахнул ими, со свистом рассекая воздух, проверяя на гибкость. Оля сделалась красной, как рак. Оля вспомнила, как ей было стыдно, вспомнила тянущее чувство внизу живота и как соски вдруг напряглись и выступили наружу. Оля любила рассматривать в зеркале свои груди, с удовольствием отмечая, как они становятся все больше и больше. И вот теперь, когда она стояла голой перед отцом, ей хотелось, чтобы они вообще исчезли, а они наоборот - увеличились!

После конца лекции Ольге пришлось познакомиться с ее новой "скамьей порки".

Отец велел красной от стыда Ольге подойти к скамье и, надавив на шею, заставил девушку лечь на обшитую кожей скамеечку. Оля почувствовала, как кожа на сидении тренажера стала липкой от ее пота. Отец пристегнул талию Оли широким ремнем и закрепил ее запястья в новеньких кронштейнах. Потом та же участь постигла лодыжки. В результате Оля не могла сдвинуться даже на сантиметр, а ее ягодицы оказались сильно оттопырены и выгибались, открывая взорам родителей промежность и задний проход.

Оля ясно вспомнила, как перед началом порки мать принялась смазывать ее попу вазелином.

- Этот вазелин, Оля, и ты скоро поймешь, поможет тебе запомнить этот урок надолго, - сказала мама.

Смазывать попу придумал дядя Сережа, родной брат Олиного папы. Делясь с ее родителями воспитательным опытом он рассказывал, что ремень или розги после смазки плотнее ложатся на тело, причиняя большие страдания, а что же время на теле остается меньше синяков.

Отец еще несколько раз со свистом взмахивал розгой, любуясь как дочка от страха сжимает свои ягодицы, затем почти нежно провел не сколько раз розгой по ее телу, от лопаток до пяток, сильно прижимая плашмя прут к телу.

Затем отец сказал: "Получи за вранье!".

И высоко над головой подняв прут, он со свистом опускал его на беззащитное тело. После первого "жгучего поцелуя" папиной розги, ощущение стыда прошло. Осталась только боль, страшная запредельная боль, от которой, как она прекрасно знала. Нет спасения. Не выдержав "жгучего поцелуя" розги, Оля отчаянно дернулась всем телом. Через несколько мгновений резкая боль чуть-чуть отступила, давая место острому жжению, переходящему в зуд. Но это довольно странное, почти приятное ощущение длилось всего несколько секунд, как опять раздался свист розги, и "горячий прут" лег ей поперек спины чуть по ниже лопаток. Задохнувшись от боли, Светка снова дернулась, но привязь не дала оторвать грудь от скамьи.

Она только приподняла голову и безумными глазами посмотрела на отца. Боль опять перешла в саднящий зуд, но через несколько мгновений раздался свист лозы и она взвыла от непереносимой боли, разрывающей в верхнюю часть ее полушарий. Когда розга ложилась поперек ягодиц, она судорожно сжимала их, делая их почти каменными, одновременно

вздрагивая всем телом. Двигаться она практически не могла и она запрокидывала голову, сопровождая это протяжным стоном, визгом и воплями. Папа из интереса записывал их на магнитофон.

- Эх, жаль видеокамеры нет, записал бы порку и показывал время от времени в назидание, да камеры нет! - говорил папа, меняя розги. но, стараясь хоть как-то увернуться от этой свистящей, жалящей розги, стараясь заглушить эту нестерпимую боль отчаянными стонами и криками.

Где-то после 20-25 розог, отец остановил экзекуцию, давая возможность перевести дыхание.

- Папа, папочка, прости меня, миленький! Я больше не буду!

- Хорошо поешь! - ответила мама. Вжарь-ка ей еще порцию!

- А теперь,- сказал папа, - твоя очередь.

И уступил место маме. Мать приготовила новую розгу, опять свист и опять Ольга, задохнувшись от адского пламени боли, вздрогнула и запрокинула назад голову и дернулась всем телом...

Порка была жестокой и к концу наказания девушка захлебывалась от слез. Отсчитав положенное число ударов, отец отвязал Олю и, держа ее за ухо, повел в гостиную, где ей предстояло простоять на коленях в углу целый час.

Наказание запомнилось надолго. Когда ей выйти из угла разрешили пойти в ванную, Оля долго охлаждала иссеченную попу прохладной водой. Многие рубцы были темно фиолетовые, но, благодаря вазелину, крови не было.

Отец в тот раз не пригласил смотреть брата и его жену на наказание Ольги, но на следующий день рассказал им при ней все в таких подробностях, что Наде купили такой же тренажер и сделали такие же усовершенствования... Оля покрывалась красными пятнами во время папиного рассказа и поклялась себе, что никогда не сделает ничего такого, что может вызвать столь жестокое наказание. Но клятву она не выполнила. Еще не раз и не два она лежала на тренажере получая заслуженную порцию ремня. А теперь здесь, в гараже лежала голая, распростертая на капоте автомобиля.

- Явно ремнем не обойдется... - подумала Оля.

Накануне ее посадили под домашний арест. Ей велели никуда не выходить из своей комнаты, а вечером привели Надю, и сказали, что наказание откладывается до завтра. Так как никаких запоров в комнате не было, мамы заставили снять всю одежду, справедливо полагая, что голышом на улицу не побежишь. Девушки стояли босиком на холодном паркете и медленно раздевались: рубашка, джинсы, серые узкие трусики брошены на стул ... Все заперто на ключ. Надя панически боялась порки.

Ближе к ночи Надя стала молиться. Оля смотрела, как Надя с бледным лицом, чувственными губами стояла на коленях в углу и молилась перед иконой, прося смягчить сердце жестоких родителей. Их одежды на ней оставался только нательный крестик. Ее пышными каштановые волосы, распустились по плечам, что стало придавать ей сходство с кающейся Магдолиной. Это впечатление еще больше усиливалось наивным выражением ее чистых голубых кукольных глаз. Ольге захотелось подшутить над сестрой, но вместо этого она встала рядом. Крестили девушек уже в сознательном возрасте. К религии они относились достаточно прохладно, но в критические минуты вспоминали про Бога.

- Прости нас грешных! - молила Надя и слезинки потекли по ее щекам.

- Бог нас простит, а вот родители - вряд ли! - Сказал Оля вставая с колен. Давай спать!

Девочки легли. Но сон к ним не шел.

- А помнишь, как нас как нас за телевизор... тогда... - Спросила Надя.- как ты думаешь, неужели нам крепче достанется?

- А как же, помню!

Иногда, за очень важные проступки, братья наказывали дочерей вдвоем. Последний раз это случилось 3 года назад, когда заигравшиеся девочки разбили кинескоп почти нового телевизора. Родители устроили им перекрестный допрос, но они не сказали, кто именно это сделал. Тогда

было решено выпороть их обеих. Особенно мучительным для Светы было то, что ее заставят раздеваться перед дядей и тетей. Дело в том, что у нее впервые начались месячные. Но ее не только заставили полностью раздеться, но и встать рядом с обнаженной сестрой. Девушки попытались прикрыться руками, ко им скомандовали: руки на затылок, ноги на ширину плеч. Оля стояла и чувствовала как горячая капля стекает по ее бедру, а слезы сами текли из ее глаз. Надя зажмурила глаза, но слезы вытекали из-под закрытых век. Девушек продолжали бесцеремонно разглядывать.

- Смотри, сказала Надина мама Ольгиной и показала на кровавую каплю, твоя уже становится взрослой!

Оля почти физически чувствовала, как его взгляд дяди скользит по ее голому телу, как бы наметывая штрихи будущих испытаний. Вот он не спеша спускается с ее маленьких вздернутых смуглых сосочков, по мускулистому животу к поросли темных волосков.У Светы на лобке уже появились волосы. Дядя смеясь заметил:

- По волосам Светланки в этом месте видно, что она брюнетка.

- Интересно, кем будет твоя Надежда? - спросил Ольгин папа. Смотри сам: Надя шатенка, в маму. Ее гены! - улыбаясь, продолжал дядя. Надя, стоявшая рядом, попыталась прикрыться от взглядов мужчин.

- Руки на место! - приказала Надина мама, - а то еще и я прибавлю!

- Повернитесь! Обе! И поднимите руки! - раздается папин строгий, холодный голос.

Оля стояла низко опустив пунцовое от стыда лицо, переступила босыми ногами, поворачиваясь, и положила руки за голову. Теперь они стоят к родителям спиной. У Нади с прошлой субботы остались следы.

Окончив осмотр, девочек по очереди повели к кушетке, выдвинутой по такому случаю на середину комнаты. Их положили рядом. Мужчины привязали им руки и схватили за ноги, а мамы вооружились плетеными хлопушками для выбивания ковров... Неделю девочки ходили в

олимпийских кольцах.

- А тебя часто порят дома? Спросила Оля.

Взгляды на воспитание были у Надиных родителей такими же как у родителей Ольги.

- Увы! Хотелось, чтобы реже, да не выходит! Когда я прихожу в субботу из школы, а в дневнике есть хоть одна тройка - то уже точно, что вечером будет порка. У меня все валится из рук, я все время смотрю на часы и с ужасом ждала восьми.

- А прочему восьми?

- Начинается все в восемь, чтобы в девять тридцать родители могли посмотреть фильм.

Подобного рада воспоминания не давали сестрам уснуть. Утром Олина мама дала им халаты и велела идти в гараж. Там их ждали Ольгин отец и дядя. Им оставили воды и велели чисто вымыть перепачканный и искалеченный автомобиль.

- А мы сходим за инструментами! - сказал Ольгин папа и подмигнул девушкам. В гараже их заперли.

- Ну, девочки, сегодня у нас будет парко-хозяйственный день! – сказал им Ольгин дядя, когда те оказались в гараже. Для начала - отмойте машину. Даю вам 30 минут. Опоздание - усиление наказания. Время пошло!

Она с сестрой тщательно отмывали машину, но в срок не уложились.

- По 20 ударов ремнем каждой дополнительно! - сказали им родители.

После этого ее растянули на капоте и ее голой попой к воротам и привязали. Она ждала в этом положении уже добрых двадцать минут и, хотя и не испытывала физических неудобств, была крайне смущена необходимостью показывать свое шестнадцатилетнее тело в такой постыдной позе. Хуже того, Оля знала, что ее дядя и тетя случившегося этим вечером придут к ним и ей, возможно, придется показаться голой перед ними после порки. Дядя с тетей не видели ее в таком виде уже почти два года. В свои шестнадцать лет Ольга никак не ожидала, что ей придется демонстрировать надранный зад родственникам.

Звук открываемой двери вернул Олю к реальности. В гараж вошли родители. Она закрыла глаза и стала ждать. Ольга слышала, как отец стал позади нее и она знала, что ее раздвинутые, открытые бедра позволяют ему увидеть все, на что стоит посмотреть.

- Ты, конечно, был прав, привязав ее таким образом, Сергей.

Глаза Оли мгновенно открылись. Ее дядя и тетя стояли рядом! Девушка услышала, как дядя хихикает, наблюдая за ее напрасными попытками сдвинуть колени. Крепкие стропы не дали ей сделать этого, а напрягшиеся мышцы бедра еще более раскрыли все интимные места.

- Да, в этой позе ее очень удобно наказывать, - сказал отец.

- Папа! - умоляюще сказала Оля.

- Мне жаль, Оля, но ты сама виновата в этом. - продолжал папа, - мне кажется, что обычной порки в этот раз недостаточно, и наказание в присутствии дяди поможет тебе глубже осознать свою вину.

- Мою потом - точно также! - заявила Надина мама.

Стыд оттого, что дядя и тетя видят ее в таком виде, пронзил Ольгу. Беспомощность положения казалось, только увеличивало чувство. По щекам ее потекли слезы. Отец и дядя видели страдания девушки, но не были настроены заканчивать наказание.

- Ты здорово подросла за последнюю пару лет, - сказал дядя, стоя позади нее. - Но, вероятно, недостаточно, чтобы поумнеть и не попадать в неприятные ситуации. Впрочем, и моя Надя поступает не многим разумнее. Удивительно, как быстро наши дети выросли, не правда ли, Сергей?

- Да, в этой позе особенно хорошо видно, как они выросли, - он сделал шаг. - Думаю, что ты скоро, Николай, ты сможешь увидеть, что задница Ниночки ничуть не меньше. Дядя погладил Олю по ягодице, потом перешел на спину и скользнул к груди... Оля почувствовала, как холодные дядины руки стали вдруг очень горячими. После прикосновения к ее груди она напряглась и, помимо желания девушки, начал набухать.

- Очень большие соски, - сказал дядя, предпринимая еще более детальный осмотр, - у Нины они гораздо меньше.

- Да, они становятся очень длинными и толстыми, когда она возбуждена или, как сейчас, боится, - подтвердила Ольгина мама.

- Я вижу! - сказал дядя, последний раз касаясь ее отвердевшего соска.

Это заключительное оскорбление переполнило чашу и Оля почувствовала, как первая из тех многих слез, которым предстоит пролиться, потекла по ее щекам. Сквозь слезы девушка смутно слышала, как дядя и отец обсуждали детали ее наказания. Внезапно разговор завершился и в гараже стало очень тихо. Ольга прекратила плакать и затаила дыхание. Ее наказание начиналось.

- Оля, ты знаешь, за что тебя сейчас будут пороть? - спросил ее отец.

- Да, папа, но я не нарочно разбила машину и я обещаю никогда не поступать так снова, - голос Оля дрожал.

- У тебя еще будет время пожалеть, - ответила мама, - особенно после того, как ты попробуешь вкус хорошей порки!

Рыдания перехватили горло Ольги, но она покорно ответила:

- Да, мама.

- Кроме того, и я уверен, что ты уже догадываетесь об этом, пороть тебя будет сегодня твой дядя! - с усмешкой добавил отец.

Оля уже не могла сдержать рыдания.

- И, чтобы наказание не забылось слишком быстро, смажет маслом твою попу тоже дядя.

- Папа! Нет, пожалуйста! - закричала Оля, но было поздно - руки дяди легли на попу и раздвинули ее половинки на максимально возможную ширину.

Горячие дядины руки принялись втирать масло в Олину попку. Медленно втирая масло, дядя с интересом наблюдал, как ее сильные девичьи бедра, удерживаемые привязью, напрягаются в напрасных попытках вырваться. Кончик его пальца задержался у входа в задний проход юной девушки, который судорожно сжимался и разжимался, чувствуя на себе чужие руки. Медленно надавливая, он стал втирать масло в ягодичную складку... Оля чувствовала, как длинный толстый палец дяди крутится у нее между ягодиц. Внезапно дядя сделал шаг назад. Ольга обернулась и увидела, как дядя вытирает руки.

- Сегодня нам понадобится автомобильная аптечка. С этими словами он взял аптечку, вынул из нее резиновый кровоостанавливающий ремень и сложил его вдвое.

- Правильно! - сказал Ольгин папа, - Приступай!

От первого же шлепка у девушки перехватило дыхание. Боль и жар от этого шлепка еще не успели распространиться по телу, как она уже получила второй удар, доставшийся противоположной половине попы. Дядя наказывал ее спокойно и медленно. Страшным ремнем шлепал ее голую, беззащитную попку, пока краснота не распространилась до линии загара и складки наверху ее бедер. Каждые пять ударов он переходил на другую сторону, давая Ольге перевести дыхание.

- Так ее! Пробери ее хорошенько! - подбадривали дядю женщины.

Дядя усердствовал. Оля вздрагивала и, открыв рот, кричала. Ее судорожные движения передавались автомобилю, и он начал слегка покачиваться. Теперь вопли стали такие, что звук их эхом отдавался от стен гаража. Трудно сказать, что труднее было вынести - боль или унижение.

- Теперь ты надолго запомнишь. Обещай, что больше не будешь садиться за руль без разрешения. Или хочешь - еще пару горяченьких? - спросил он после очередной серии ударов.

- Девушка только взвыла в ответ.

- Штрафные удары за опоздание с мойкой окончены! - Сказал дядя и перевел дух. Теперь можно перейти к основной порке!

Обернувшись, Оля увидела, как отложив в сторону ремень, дядя взял несколько прутьев, выбрал самый длинный и подошел к девушке.

"Неужели для меня?" - холодея, подумала девушка и закусила губу.

Секундой позже Оля почувствовала короткий легкий удар по попе чем-то тонким.

- Мы с трудом накопили деньги, работаем с утра до ночи на нашей машине, чтобы вы были сыты, одеты и обуты, - говорил дядя Ольге и своей вздрагивающей от страха дочери, ждавшей своей участи. - А вы мало того, что взяли машину без разрешения, так еще и разбили ее.

За разговором он не забывал поглаживать племянницу прутом. Оля почувствовала прикосновение прута к каждой из ее ягодиц.

Действительно, старая “Волга” была кормилицей двух семей: когда на заводе, где братья работали перестали выдавать зарплату, они сами сделали к ней прицеп и зарабатывали перевозкой товаров кооператорам. Теперь девушка почувствовала кончик предмета справа, а затем и в середине своей промежности! Она задохнулась и слегка вскрикнула, оскорбленная бесцеремонностью дяди. Оля услышала, как дядя обошел вокруг нее, обнаженной и распростертой, и сжала веки в безнадежной попытке сдержать слезы. В секунды передышки Оля повернула голову и увидела как Надя с ужасом смотрит на папины упражнения и готовилась к той же участи.

Оля услышала свист и ощутила на своем теле "ожег". От непереносимой боли она отчаянно вильнула задом. Ольге показалось, что перед ней взорвался огненный шар. Машина качнулась от ее неистовых метаний, она ткнулась лицом в стекло так, что из носа пошла кровь. запрокинуть назад голову, сопровождая это движение протяжным стоном, даже скорее воплем.

Сергей продолжил порку, уделяя особое внимание чувствительной внутренней части попы и мягкой округлости ниже, тем более что поза, в которой находилась Оля, делала доступной для ударов всю ее заднюю часть, включая самые интимные и чувствительные места. Наконец,

дядя остановился второй раз, дав рыдающей племяннице перевести дыхание. После следующей серии ударов Оля потеряла сознание. Ей дали понюхать нашатыря из машинной аптечки. Когда Ольга открыла глаза, папа зачерпнул кружкой из ведра воды и дал ей напиться. Вода

пахла ивой. Оля пила судорожными глотками, вперемешку со слезами и зубы стучали о край ковшика - рыдания еще душили ее. Перед третей части наказания ей дали немного отдохнуть.

- Отлично, Надя, - сказал Ольгин папа, отвязывая племянницу - теперь ты видишь, что ожидает тебя. Мы приглашаем для наказания. Вся дрожа, бедная Надя медленно подошла к своим мучителям, которые весело улыбались в предвкушении удовольствия.

"По крайней мере, я не одинока" - подумала Оля, когда ее сестру повели привязывать. Оля невольно поймала себя на мысли, что ей хоть и безумно жаль сестру, но если бы в этот момент ей каким-нибудь образом удалось избежать порки, то она была бы безумно разочарована. И вот с вожделением стала смотреть на порку сестры через стекла автомобиля.

Крик отчаяния вырвался у девочки, когда мужчины схватили ее за руки и положили животом вниз на багажник. Не обращая внимания на ей привязали ее руки к ручкам задних дверец, а ноги раздвинули и притянули к заднему бамперу. Через ветровое стекло Оля видела Надино лицо. Глаза Надя зажмурила. Но когда Ольгин отец в свою очередь начал смазывать племянницу маслом у той глаза открылись от страха. Ольгин папа взял в руки резиновый ремень.

- Ну вот, пора и тебе получить по заслугам! - сказал он и взмахнул свои страшным орудием...

Бедная девочка вскрикнула словно раскаленное железо коснулось ее ягодиц. Ее мышцы непроизвольно сжались от боли, но привязь удержала ее на месте. Оля почувствовала как качнулась машина. Ливень ударов посыпался на Надю.

- Хороша попка, - заметил Надин папа, - маковый цвет ей к лицу!

Ольга видела, как Надя моргала глазами, строила отчаянные гримасы и крутила головой. Машина покачивалась в такт ударам. Как показалось Ольге, порка сестры закончилась слишком быстро. Третья и заключительная часть наказания была для Оли самой трудной: ее

отвязали от капота и заставили стоять держа руки на затылке. В это время папа приподнял капот, зафиксировал там узкий шнур и опустил его снова. Два длинных конца шнура остались снаружи. Дядя стал укладывать на капоте свежую крапиву.

- Папа, папочка, ну не надо, пожалуйста, совсем по-детски взмолилась Оля, но ее снова подвели к капоту и привязали в прежнем положении. Жгучая боль миллионами иголочек впилась в ее тело. Оля дернулась, но дядя привязал ее шнуром так, что она совсем не смогла вертеться.

- Так и лежи! - сказал ей папа, а я пока займусь Ниной!

Затем, схватив пучок крапивы, провел по пылающей спине и ягодицам племянницы. Вначале воспаленная кожа не ощутила даже прикосновения, но вскоре ягодицы покрылись пупырышками и бугорками, и адский зуд прошел по ним.

Гараж огласился стонами и воплями уже двух девушек.. Когда порка Нади закончилась, отец и дядя отвязали Ольге сначала ноги, с удовольствием посмотрели как она начинает подпрыгивать с привязанными руками, пытаясь стряхнуть прилипшую крапиву, потом отвязали ей руки и

поставили кричащую девушку на ноги. Оля знала, что ей строго запрещается даже и пытаться прикрывать свое тело руками, хотя в этот момент она могла бы и не беспокоится об этом - показать более того, что уже видели ее отец и дядя было невозможно. Мама окатила ее

холодной водой с головы до ног. После этого отвязали и Надю. Накинув на девушек халаты и взяв их под руки (обе не могли идти сами), родители отвели наказанных дочерей в дом.

- В угол, красавицы, в угол! - сказал ее отец, срывая с нее халат.

- На колени! - добавила мама.

Оля переместилась в знакомый угол комнаты. Подняв голову, она передвигалась вперед до тех пор, пока нос ее не уперся в угол. Она встала в угол и попробовала опуститься на колени. Внутри и снаружи Ольги все горело. Ягодицы ее, конечно, все еще горели тоже, и она была уверена, что все в комнате любовались их ярко-красным цветом. Оля ненавидела стояние в углу. Здесь она чувствовала себя еще более выставленной на позор, чем на скамье. Слезы все еще текли по ее лицу, но девушка знала, что ей не позволят опустить руки до самого конца срока пребывания в углу.

Женщины, а не пора ли нам поужинать? - спросил Ольгин папа.

Мамы ушли на кухню, дверь комнаты закрылась, оставив двух мужчин любоваться стоящими по углам с поднятыми руками голыми девушек с ярко-красными спинами и попами.

mylove.ru

Порка-фильмы Гараж Взбитые - страница 2

Порка-фильмы Гараж Взбитые - страница 2 - ru.biguz.net
  1. ДОМ БЕСПЛАТНОГО ПОРНО
  2. ВИДЕО
  3. ПОРКА-ФИЛЬМЫ ГАРАЖ ВЗБИТЫЕ
  4. ПОРКА-ФИЛЬМЫ ГАРАЖ ВЗБИТЫЕ страница 2
    ГеиТрансыДрочеры🇷🇺

6:55


⚇ Юзер: muchohumptyhump
⇱ Размер: 480 x 358
↔ Качество: 358P

⚓ Категории: любительское, сексуальная, ебля, молодая, свингеры, домашние,

⚡ Тэги: Минет, сексуальная, домашние, жена, толстушки, курить, фильмы, стало

Винтаж бисексуалы секс втроем в гараже


⚇ Юзер: attachedguy41
⇱ Размер: 360 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: оргия, молодая, бисексуалы, спальня, в три дырки, два,

⚡ Тэги: втроем, Винтаж, Би, бисексуалы порно видео, гараж

Черная Госпожа порка


⚇ Юзер: faunfetsm
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 720P

⚓ Категории: бдсм, черная и темнокожая, фемдом, белая, раб, рабы,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, черный, порка порно видео, хозяйка, порка

Дыба-Порки 2


⚇ Юзер: victoriastreet_220
⇱ Размер: 352 x 288
↔ Качество: 288P

⚓ Категории: бдсм, пытки, пытки сисек, взбитые, грудь порка, Эмили Шарп,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, дыба-для битья

Подвеска, распятие и немного порки


⚇ Юзер: gmhard
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: телки, бдсм, брюнетки, пытки, палками,

⚡ Тэги: и, красотка порно видео, бдсм порно видео, мало, подвеска, порка, распятие

Порка Порка Порка Обрезки И Компиляции


⚇ Юзер: Alexa16
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, раб, палками, жопа бдсм, грудь порка,

⚡ Тэги: видеоблог и порка, кнутом отшлепать, кнут порка, заднюю порка порка, порка порка

Машина порка пытки наказания Pussyboy жопу


⚇ Юзер: ssspspb
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: любительское, бдсм, Зияющие, раб, хозяйка, мучить,

⚡ Тэги: очко, машина, Любительское гей порно видео, наказание, пытки, бдсм гей порно видео, порка, pussyboy в


⚇ Юзер: Hincapie
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 720P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, британский,

⚡ Тэги: и, бдсм порно видео, связывание, женщина, порка, наказания, суровый, заключенный

Жесткие шлепки и порка - ученик


⚇ Юзер: johnsimens
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: наказание, отшлепана, жесткий и твердый, долго и упорно, толстый и жесткий,

⚡ Тэги: порка

Кровавая порка задницы


⚇ Юзер: AffiliateCash
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, Фетиш, отшлепать, раб, экстрим, шарики,

⚡ Тэги: зад, экстрим, бдсм, порка

Шайла и Лия Уайльд порка задницы


⚇ Юзер: bondagesex24
⇱ Размер: 292 x 240
↔ Качество: 288P

⚓ Категории: малышка, дикий и сумасшедший, взбитые задницу, Лия Уайльда, Задницу для битья,

⚡ Тэги: зад

Джилл Келли трахается в гараже


⚇ Юзер: mncarl
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: блондинка, хуй, жесткий, Джилл Келли, попадая в по-быстрому, Келли дома одна,

⚡ Тэги: порнозвезда, Любительское, большие сиськи

Открытый порка блондинка жена в хардкор публичное бдсм


⚇ Юзер: Hincapie
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: мамочки, зрелки, бдсм, молодая, сексуальная, грубо,

⚡ Тэги: блондинка, хардкор, общественные, бдсм порно видео, жена, открытый, бдсм, порка

Бдсм женское порка в лесу Кнут


⚇ Юзер: engemuschi18
⇱ Размер: 426 x 238
↔ Качество: 238P

⚓ Категории: любительское, бдсм, бондаж, фемдом, раб, доминирование,

⚡ Тэги: Любительское порно видео, бдсм порно видео, бдсм, фемдом, лес, порка, кнута


⚇ Юзер: Hincapie
⇱ Размер: 426 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, тощая, отшлепать, раб, странный,

⚡ Тэги: Любительское, и, бдсм, тощий, Частная, грязные, подземелье, порка

Стеффи Крафт Миниатюрная Блондинка одногрупница Стукнулось Об Пол Гаража


⚇ Юзер: unknown
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: хардкор, брюнетка, рыжая, пиздец, распутная, Блонди,

⚡ Тэги: орально, блондинка, маленькая, студентка, трахнул, гараж, стеффи, крафт

Проститутка трахаются в поддельные такси в общественный гараж


⚇ Юзер: mariakrete
⇱ Размер: 640 x 360
↔ Качество: 360P

⚓ Категории: на улице, автомобиль, засветы на публике, голые на публике, поддельные такси, задницу на публике,

⚡ Тэги: от первого лица, Любительское, хардкор, общественные, реальность, ебля, вуайерист, скрытые

Азиатская девушка трахается в гараже


⚇ Юзер: menofporn
⇱ Размер: 554 x 416
↔ Качество: 400P

⚓ Категории: блондинка, брюнетка, азиатские девушки ебутся, хуй в сумку, позвонив в хуй, Азиатские девушки ебутся,

⚡ Тэги: Минет, кончил, хардкор, ебут в пизду, Азии

Взбивать в акции


⚇ Юзер: -BDSMRIDER-
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, Фетиш, пытки, взбитые, палками, мумифицированные,

⚡ Тэги: мастер, раб, кнут, порка, отшлепать, запасы

Блядь, в гараже с соседом в своем дворе


⚇ Юзер: loosenuts
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: публичное обнажение, засветы, вуайерист, кухня, ванная комната, спальня,

⚡ Тэги: с, ебля, засветы порно видео, вуайерист порно видео, сосед, двор, гараж

Госпожа Кристина порка раб


⚇ Юзер: al54
⇱ Размер: 426 x 238
↔ Качество: 238P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, фемдом, отшлепать, рабы, доминирование,

⚡ Тэги: Кристина, раб, порка, мадам


⚇ Юзер: bbone
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, фемдом, раб, латекс, наказание, мучить,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, маленький, играть, порка порно видео, пытки, порка, нацуки

ЭС хуем погоняет


⚇ Юзер: n2ct
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, фемдом, черный, член, раб, шарики,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, хуй, порка

Урок порки от 3cruel любовниц


⚇ Юзер: al54
⇱ Размер: 300 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: фемдом, раб, хозяйка, наказание, женское доминирование, мучить,

⚡ Тэги: урок, порка, любовниц, 3cruel

Порки и обрезка любовница


⚇ Юзер: bbwtubesexy
⇱ Размер: 582 x 388
↔ Качество: 352P

⚓ Категории: раб, взбитые, хлыст, обрезанные, Урожай,

⚡ Тэги: хозяйка, порка, обрезка

Женский Фильм Порки Сцена 13


⚇ Юзер: whipherassproperly
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, секс, публичное обнажение, первый раз,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, сцена, кино, порка порно видео, женщина, порка

Эми и Кэти Красная пойти в гараж, чтобы получить downAna


⚇ Юзер: Miles743
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: любительское,

⚡ Тэги: Минет, орально, лица, секс, группа, Эми, красный, Кэти

Женский Фильм Порки Сцена 19


⚇ Юзер: whipherassproperly
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, секс, публичное обнажение, первый раз,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, сцена, кино, порка порно видео, женщина, порка


⚇ Юзер: ssspspb
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: любительское, бдсм, бондаж, большие члены, раб, шарики,

⚡ Тэги: и, хуй, машина, Любительское гей порно видео, мяч, пытки, бдсм гей порно видео, порка

Полного Тела Порка Телесные Наказания Сессия


⚇ Юзер: bdsmbottom
⇱ Размер: 864 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: любительское, бдсм, бондаж, Фетиш, отшлепать, раб,

⚡ Тэги: побрился, Фетиш, связывание, мастер, гладкая, раб, кнут, пытки члена

Новые порки бои часть 3 из 3


⚇ Юзер: arnsheen
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, Фетиш, бисексуалы, раб, мастер, превью,

⚡ Тэги: отсебятина, раб, кнут, суб, бой, порка, скамейка

Белый Арендатора - Гараж Платежей


⚇ Юзер: hughjohnson
⇱ Размер: 320 x 234
↔ Качество: 234P

⚓ Категории: камшоты, межрасовое, кончают на лицо, парень, аренда, арендодатель,

⚡ Тэги: кончил порно видео, порно видео лица, белый, арендатор, гараж, оплата

Вдова трахнул в гараже


⚇ Юзер: macmurphy
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: автомобиль, парк, ебут, распутная, кухня, отодрали,

⚡ Тэги: ебаный на кухне, жесткий трах в клубе, трахнул в жопу, трахнул в туалете, удовольствие в гараже

ElitePain образованию я - Жесткий порка, консервирования и взбивания


⚇ Юзер: johnsimens
⇱ Размер: 600 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: наказание, палками, жесткий и твердый, грудь порка, долго и упорно,

⚡ Тэги: порка

Шквал порки для моей непослушной шлюхи


⚇ Юзер: dorinda1984
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: горячая, возбужденная, соси за мое молчание, мой озорной сосед, просто для моей любви,

⚡ Тэги: порка, связана, любители, бдсм, связывание, граница, покорны, боль


⚇ Юзер: raphaeldem
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, хардкор, грубо, стучит, наказание, сессия,

⚡ Тэги: бдсм, порка

MasterThor Порка Часть 2


⚇ Юзер: imaslave4u
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, Фетиш,

⚡ Тэги: зад, раб, кнут, кнуты, с, пытки члена, порка, м

Женский Фильм Порки Сцена 4


⚇ Юзер: whipherassproperly
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, секс, публичное обнажение, отшлепать,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, сцена, кино, порка порно видео, женщина, порка

Женский Фильм Порки Сцена 37


⚇ Юзер: whipherassproperly
⇱ Размер: 320 x 240
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: бдсм, бондаж, секс, первый раз, отшлепать,

⚡ Тэги: бдсм порно видео, сцена, кино, порка порно видео, женщина, порка

Жирных нового раба парня


⚇ Юзер: LordMasterKain
⇱ Размер: 624 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: любительское, бдсм, бондаж, Фетиш, человек, мужчина,

⚡ Тэги: мастер, сапоги, перчатки, кожа, порка

Брижит Бардо Взбитые


⚇ Юзер: birch5fem
⇱ Размер: 352 x 288
↔ Качество: 288P

⚓ Категории: отшлепать, Кристина, шаде,

⚡ Тэги: порка порно видео, Бриджит, взбитые, Бардо

Пару ебаный в общественном гараже


⚇ Юзер: macmurphy
⇱ Размер: 352 x 288
↔ Качество: 288P

⚓ Категории: ебля, на открытом воздухе, на улице, пара занимается сексом, русская семейная пара ебет, Любительское порно пары,

⚡ Тэги: общественные


⚇ Юзер: TinyOak
⇱ Размер: 426 x 238
↔ Качество: 238P

⚓ Категории: любительское, анал, французский, мелких seins,

⚡ Тэги: Любительское порно видео, Анал Порно видео, гараж, посилюєте, sodomisee, жен, дан, coquine

Скучающая жена - бдсм облигаций и хуй на гараж


⚇ Юзер: macmurphy
⇱ Размер: 528 x 400
↔ Качество: 400P

⚓ Категории: грубо, раб, связали, ебли на катере, трахнул на столе, пиздец на колесах,

⚡ Тэги: мамаша

Взбитые двумя любовницами


⚇ Юзер: fernandog83
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 720P

⚓ Категории: бдсм, фемдом, отшлепать, раб, хозяйка, связали,

⚡ Тэги: два, бдсм порно видео, порка порно видео, взбитые, любовниц

Гараж минет...


⚇ Юзер: Mick0623
⇱ Размер: 640 x 360
↔ Качество: 360P

⚓ Категории: любительское, межрасовое, автомобиль, парк, лес, двор,

⚡ Тэги: хуй, сосать, мой

Нахальный Фемдом - Задницу Взбитыми


⚇ Юзер: slick60
⇱ Размер: 624 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: анал, бдсм, Фетиш, раб, покорны, связали,

⚡ Тэги: зад, отсебятина, жопа, красный, кнут, отшлепать, Рене, задние

Абигейл Mac и осины Рэй лесбиянок секс в машине в гараже


⚇ Юзер: FapKatie
⇱ Размер: 480 x 270
↔ Качество: 270P

⚓ Категории: малышка, Дженна, горячая, Лесби, лесбиянки, спальня,

⚡ Тэги: порно, ХХХ, потоковое порно, HD порно, для HD-видео для взрослых, HD в киску видео, секс фильмы, отшлепана

Задницу и киску порка просмотр


⚇ Юзер: slutwhipping
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: бдсм, толстушка, мало, туго, козел, попа,

⚡ Тэги: киска-порка, задницу и киску, подкаблучник!, Порка киски

13:39


⚇ Юзер: Nubile Films
⇱ Размер: 426 x 240
↔ Качество: 470P

⚓ Категории: блондинка, соблазняет, Райли Рид, трахать ее прошлого я, Алана трахнул ее друг,

⚡ Тэги: от первого лица, маленькие сиськи, маленькая, хардкор, романтичный, эротические, страсть, тренировки

Твинки пачкаться в гаражной распродаже


⚇ Юзер: hotmary29
⇱ Размер: 640 x 360
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: любительское, молодая, первый раз, человек, парень, ребята,

⚡ Тэги: Любительское, общественные, гей, открытый, вуайерист, геи, gaysex, амат

Блондинка любительское Сосет Член в Общественном Авто Гараж


⚇ Юзер: kilojack17
⇱ Размер: 480 x 360
↔ Качество: 360P

⚓ Категории: минет, молодая, блондинка, общественные, хуй, на улице,

⚡ Тэги: порно, ХХХ, потоковое порно, HD порно, для HD-видео для взрослых, HD в киску видео, секс фильмы, отшлепана

Cuteyoungslave взбитыми и ногами


⚇ Юзер: cuteyoungslaveboy
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: Мелани Косте, Любительский зрелый Фистинг,

⚡ Тэги: кнут, боль, пытки члена, парень раб, удар, кнута

8:51

Любительская пара трахаются в гараже таких 2


⚇ Юзер: annpeter262
⇱ Размер: 640 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: кончил, глотает, большие сиськи, черная женщина, горячая, сводная сестра,

⚡ Тэги: Минет, пара, кончил, блондинка, Любительское, домашние, ебать, ебля

8:00

Рай-Фильмы Видео: По-Прежнему Не Достаточно Большой Для Нее


⚇ Юзер: sexosuave
⇱ Размер: 1040 x 584
↔ Качество: 180P

⚓ Категории: камшоты, смешно, черная женщина, чувственный, молодая, глубокие глотки,

⚡ Тэги: в HD, мастурбация, молодой, блондинка, игрушки, колледж, фаллоимитаторы

ММВ фильмы Анал механики


⚇ Юзер: Stiffia
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: секс, механика, снимает, механическая, механик, механика счастливый день,

⚡ Тэги: ММВ, армия injeccao анальный, армия порно латина анальный, ММВ-фильмы

0:44


⚇ Юзер: Massey56
⇱ Размер: 720 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: рыжеволосые, туалет, ванная комната, ссать, писает, сикает,

⚡ Тэги: ссать

Игра в гараже


⚇ Юзер: drlove71
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: всасывая, мастурбирует, ебля, кухня, играет,

⚡ Тэги: монстр в воде, лучшие задницы в игре, пикап из гаража, удовольствие в гараже, гараж

5:05

Кончаю и порка


⚇ Юзер: carmeloca68
⇱ Размер: 852 x 480
↔ Качество: 480P

⚓ Категории: отшлепать, кончает, дрочил, шлепки, каминг,

⚡ Тэги: Фетиш, сперма, бдсм, латино, зажимы, порка

Жена битья меня


⚇ Юзер: lovepanties05
⇱ Размер: 1280 x 720
↔ Качество: 240P

⚓ Категории: жена, домохозяйка, взбитые, порка, кнут, взбитые сливки,

⚡ Тэги: жена-сосет-меня-выкл, жена-дрочит-мне-выкл, Жена-работает с перебоями-я-выкл, Моя жена-блядь-меня, Жена-дрочил-меня

Уникальные порно новинки с ежедневным обновлением на вебсайте «ru.biguz.net». Смотреть или скачать порно видео ролики в отличном HD качестве можно бесплатно и немедленно. Смотреть порно видео, частные и домашние секс ролики вы можете 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и 365 дней в году с сайтом «biguz». Смотрите хорошее красивое порно на мобильном телефоне, компьюьтере или планшете. Наши секс сцены работают на всех телефонах! Также вы можете скачать скачиваемое порно на телефон или компьютер бесплатно. Все видео на сайте отвечают требованиям 18 USC 2257. Только для взрослых.

ru.biguz.net

Порка в школе по пятницам — Истории о порке, картинки наказаний, спанкинг арт, видео порка бесплатно — сайт для тех кто в теме

Учился я в частной подготовительной школе. Порядки там были строгими даже для начала 1960-х годов, когда со школьниками вообще не церемонились, ну а телесные наказания являлись для нас самым заурядным делом.

В каждом классе имелся свой ремень, толстый, но гибкий. Им пороли за мелкие проступки; плохо вел себя в классе — получи два или три удара этим ремнем. А тех, кто совершал более серьезные проступки, заносили в специальный список. Этих бедолаг ожидала «пятничная» порка директорской тростью. Неделя шла — список рос. Новые дополнения к нему вывешивались каждый вечер, и после ужина мальчишки собирались у доски объявлений, изучая новые фамилии и радуясь, если не находили среди них свою.

Насколько я помню, позорный «ритуал», который предшествовал моменту, когда ты, перегнувшись через спинку кресла, в страхе ждал первого удара, был даже хуже самой порки. Все начиналось после пятничного ужина из рыбы с жареной картошкой (это блюдо мы просто ненавидели, так как оно ассоциировалось у нас с дальнейшим «визитом» к директору). После ужина звучал первый из пяти сигналов отбоя, предназначавшийся для семилеток-первоклашек. Провинившиеся должны были раздеться у себя в спальнях и в одних трусиках и майках собраться около душевой, где в то время умывались первоклассники. Вымывшись, они выстраивались в ряд, и школьная экономка, строгая и язвительная женщина, проверяла, хорошо ли они вымылись, и распускала их по спальням. Точно так же, только не в самой душевой, а снаружи, выстраивались и провинившиеся, ожидая, когда экономка закончит возиться с малышами.

Первоклассники расходились по спальням, а экономка вела «скорбную процессию» к директору. Около директорского кабинета она останавливала ребят. Провинившиеся выстраивались согласно списку, который составлялся по времени совершения проступка, без учета возраста мальчиков, так что провинившиеся в понедельник стояли первыми, в пятницу — последними, высокие тринадцати- и четырнадцатилетние подростки — вперемешку с семи-восьмилетними малышами. И когда директор решал, что все готово, вереница мальчишек заходила к нему в кабинет и располагалась вдоль стены.

Посреди кабинета стояло низкое кресло, в котором обычно сидел директор. Экономка по очереди вызывала мальчиков. Провинившийся должен был подойти к директору, чтобы выслушать нотацию и получить наказание. Первоклассников директор укладывал через колено, затем брал у экономки белую деревянную щетку для волос, которую та держала наготове, и шлепал этой щеткой малышей. Мальчикам постарше директор приказывал перегнуться через спинку кресла. Экономка натягивала провинившемуся трусы как можно туже, так чтобы ткань плотно, без складок, облегала мальчишескую попу. Стоявшие у стены ребята со страхом смотрели, как директор идет к столу и берет желтую трость с круглой ручкой.

«Бейкер, ты заслужил четыре удара! Пусть это послужит тебе уроком!»

Напуганный «преступник» слышал, как трость свистит в воздухе, и вздрагивал — взвизгивал, когда первый удар обжигал его ягодицы. Для детских поп трость была очень неприятным инструментом. Нужно было собрать всю силу воли (в этом помогал страх получить «добавку»), чтобы не вскочить с кресла и не кинуться прочь. Только получив положенное количество ударов, мальчик мог снова встать у стенки, на этот раз к ней лицом (руки за головой, по щекам текут слезы), и слушать визг остальных наказуемых.

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

spankingdream.wordpress.com

Телесные наказания в семье и школе: b_a_n_s_h_e_e — LiveJournal

На эту пятницу я приберегла те еще страсти-мордасти, а именно - рассказ про телесные наказания в школе и дома в Англии 19го века. Если интересно, в следующий раз я напишу непосредственно про "английский порок", сиречь про садомазохизм в 19м веке. Но в случае наказаний, описанных здесь, никакой добровольности не было и в помине. Поэтому все это просто ужасно (причем самые жуткие случаи я все же решила не приводить, даже меня покоробило).

А поскольку тема телесных наказаний детей по сути своей флеймогонная, сразу скажу, каких комментов мне тут даром не нужно:
1) Даже если вы считаете, что пороть детей - это полезно и очень здорово, не обязательно делиться со мной своим мнением. Для этого существует масса специальных коммьюнити, форумов и т.д. Мою уютную жежешку флейм на тему "Бить или не бить?" вовсе не украсит. 2) Пожалуйста, не надо постить в комментах двусмысленные картинки на тему ТН детей. Потому как это все же исторический очерк, не не торжественное открытие тусовки педофилов.
А вменяемые комменты я всегда привествую и очень благодарна всем, кто делится со мной информацией.

Итак...

Изучение телесных наказаний в Англии 19го века отчасти напоминает ту пресловутую температуру по больнице. Если в некоторых семьях детей драли как сидоровых коз, то в других и пальцем не трогали. Кроме того, анализируя воспоминания викторианцев о телесных наказания в детстве, нужно отделять зерна от плевел. Далеко не все источники, в красках и со смаком повествующие о телесных наказаниях, являются достоверными. Некоторые — всего лишь плод эротических фантазий, которые цвели и благоухали в 19м веке (как, впрочем, и сейчас). Именно такую работу с источниками и проделал Ян Гибсон. Плодом его многолетнего анализа мемуаров, газетных статей, юридических документов и эротической литературы стала книга «The English Vice» (Английский Порок), некоторые главы которой я вкратце перескажу здесь. Хотя выводы автора, особенно что касается этиологии садомазохизма, могут показаться спорными, его историография телесных наказаний в 19м веке вполне убедительна.

Оправдывая применения телесных наказаний в отношении детей и преступников, англичане 19го века зачастую ссылались на Библию. Разумеется, не на те эпизоды, где Христос проповедовал любовь к ближнему и просил апостолов пустить к нему детей. Гораздо больше сторонникам порки нравились Притчи Соломона. Помимо всего прочего, там содержатся и следующие сентенции:

Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его. (23:24)
Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его. (19: 18)
Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет; ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней. (23: 13 - 14)
Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него. (22:15).

Все доводы о том, что притчи Соломона не стоит воспринимать так уж буквально, а упоминаемая там розга — это, возможно, какая-нибудь метафорическая розга, а не пучок прутьев, сторонники телесных наказаний игнорировали. К примеру, в 1904 году вице-адмирал Пенроуз Фитцджеральд вступил в полемику с драматургом Джорджем Бернардом Шоу, яростным противником телесных наказаний. Яблоком раздора послужили наказания во флоте. Адмирал, как водится, закидал Шоу цитатами из Соломона. На это Шоу ответил, что как следует изучил биографию мудреца, а так же взаимоотношения в его семье. Картина вырисовывалась невеселая: к концу жизни сам Соломон впал в идолопоклонство, а его хорошо выпоротый сын так и не смог сохранить отцовские земли. По мнению шоу, пример Соломона как раз и является лучшим аргументом против воплощения его принципов в жизнь.

Помимо Притч, у сторонников порки была еще одна любимая поговорка - «Spare the rod and spoil the child» (Пожалеешь розгу — испортишь ребенка). Мало кто знал, откуда она вообще появилась. Считалось, что откуда-то из Библии. Там же много всего написано. Наверняка и эта поговорка затесалась. Где-нибудь. На самом же деле, это цитата из сатирической поэмы Сэмюэля Батлера Hudibras, опубликованной в 1664м году. В одном из эпизодов, дама требует от рыцаря, чтобы он принял порку в качестве испытания его любви. В принципе, ничего странного в этом нет, дамы над рыцарями как только не издевались. Но сама сцена весьма пикантна. После уговоров, дама сообщает рыцарю следующее: «Love is a boy, by poets styled/ Then spare the rod and spoil the child» (Любовь — это мальчишка, созданный поэтами/ Пожалеешь розгу — испортишь дитя). В данном контексте, упоминание порки скорее связано с эротическими игрищами и, вероятно, с пародией на религиозных флагеллянтов. По крайней мере, сама идея преподносится в насмешливом ключе. Кто бы мог подумать, что суровые мужья от образования будут цитировать эти шутливые вирши?

У себя дома эти господа, не колеблясь, следовали указаниям Соломона а том виде, в котором они их понимали. Причем если в рабочих семьях родители могли попросту накинуться на ребенка с кулаками, детишек из среднего класса чинно секли розгами. В качестве орудия наказания могли применяться и трости, щетки для волос, тапки и так далее в зависимости от родительской изобретательности. Нередко детишкам доставалось и от нянек с гувернантками. Далеко не в каждом доме гувернанткам позволяли бить своих воспитанников - некоторые в таких случаях призывали на помощь папаш, - но там, где позволяли, они могли лютовать по-настоящему. Например, некая леди Энн Хилл так вспоминала свою первую няньку: «Один из моих братьев до сих пор помнит, как она уложила меня к себе на колени, когда я еще носила длинную рубашку (тогда мне было от силы 8 месяцев) и со всей силы била меня по заду щеткой для волос. Это продолжалось и когда я стала старше.» Няня лорда Курзона была настоящей садисткой: однажды она приказала мальчику написать письмо дворецкому с просьбой подготовить для него розги, а потом попросила дворецкого зачитать это письмо перед всеми слугами в людской.

Настоящий скандал, связанный с жестокой гувернанткой, разразился в 1889 году. В английских газетах нередко встречались объявления вроде «Холостяк с двумя сыновьями ищет строгую гувернантку, которая не погнушается поркой» и дальше в том же развеселом духе. По большей части, так развлекались садомазохисты в эпоху, когда не было еще ни чатов, ни форумов специфической направленности. Каково же было удивление читателей «Таймс», когда одно из этих объявлений оказалось подлинным!

Некая миссис Уолтер из Клифтона предлагала свои услуги в воспитании и обучении неуправляемых девочек. Предлагала она и брошюрки по воспитанию молодежи, по шиллингу за штуку. Редактор газеты «Таймс,» где и было опубликовано объявление, уговорил свою знакомую связаться с загадочной миссис Уолтер. Интересно было разузнать, как именно она воспитывает молодежь. Находчивая леди написала, что ее малолетняя дочь совсем от рук отбилась и попросила совета. Воспитательница клюнула. Сообщив свое полное имя — миссис Уолтер Смит — она предложила взять девочку к себе в школу за 100 фунтов в год и как следует ее там обработать. Более того, она готова была показать рекомендательные письма от духовенства, аристократов, высоких военных чинов. Вместе с ответом, миссис Смит прислала и брошюрку, где описывала свой метод воздействия на неуправляемых девиц. Причем так красочно описывала, что за неимением другого дохода, она могла бы писать садомазохистские романы и грести деньги лопатой. Как жаль, что именно эта идея не постучалась ей в голову!

Журналистка решила встретиться с ней лично. Во время интервью, миссис Смит — высокая и крепкая дама — сообщила, что в ее академии есть и двадцатилетние девицы, причем одной из них пару недель назад она нанесла 15 ударов розгой. При необходимости, воспитательница могла приехать и на дом. Например, к тем особам, которые нуждались в дозе английского воспитания, а матери-ехидны никак не могли организовать им порку своими силами. Этакая тетенька-терминатор. Будучи дамой пунктуальной, все свои встречи она заносила в записную книжку. За прием она брала 2 гинеи. Судя по всему, среди ее клиентов было немало и настоящих мазохистов.

Как только интервью миссис Смит было опубликовано, в редакцию хлынул поток писем. Громче всех надрывались те дамы и господа, кого добрая гувернантка упомянула среди своих поручителей. Выяснилось, что миссис Смит была вдовой пастора, бывшего директора школы Всех Святых в Клифтоне (что касается порки, наверняка муж не раз показывал ей мастер-класс). После его смерти, миссис Смит решила открыть школу для девочек и попросила у знакомых рекомендательные письма. Те с радостью согласились. Потом все как один уверяли, что знать не знали и ведать не ведали про воспитательные методы миссис Смит. Открестилась от нее бакалейщица миссис Клапп, которая, судя по брошюрке, поставляла ей розги, костюмы из латекса, кляпы, пушистые розовые наручники. Таким образом, хотя многие англичане и поддерживали порку, но связываться с такой скандальной и откровенно неприличной историей никому не хотелось. Да и к порке девочек относились далеко не с тем же энтузиазмом, как к порке мальчиков.

Телесные наказания были распространены как дома, так и в школах. Нелегко отыскать средневековую гравюру с изображением школы, где учитель не держал бы в руках целую охапку розог. Такое впечатление, что весь учебный процесс сводился к порке. В 19м веке дела обстояли не многим лучше. Основные аргументы в пользу школьной порки сводились к тому что:

1) так завещал нам Соломон
2) школьников всегда драли и ничего, столько поколений джентльменов выросло
3) такая вот у нас хорошая традиция, а мы, англичане, традиции любим
4) меня тоже драли в школе и ничего, заседаю в Палате Лордов
5) если в школе 600 мальчишек, то с каждым не побеседуешь по душам — проще выдрать одного, чтоб другие боялись
6) с мальчишками вообще иначе нельзя
7) а вы гуманисты-пацифисты-социалисты, что предлагаете, а? А? Ну и молчите тогда!

Учеников элитных учебных заведений били не в пример сильнее и чаще, чем тех, кто посещал школу в родной деревне. Особый случай — работные дома и исправительные школы для юных правонарушителей, где условия были совершенно кошмарными. Комиссии, инспектировавшие такие заведения, а так же школы при тюрьмах, упоминали о различных злоупотреблениях, как то чересчур тяжелые трости, а так же розги из терновника.

Несмотря на заверения порнографов, девочек в английских школах 19го века секли гораздо реже, чем мальчишек. По крайней мере, это относится к девочкам из среднего класса и выше. Несколько иной была ситуация в школах для бедных и приютах. Судя по отчету 1896 года, в исправительных школах для девочек применяли розги, трость и ремень-тоуз. По большей части, девочек били по рукам или плечам, лишь в некоторых случаях с воспитанниц снимали панталоны. Вспоминается эпизод из романа Шарлотты Бронте "Джен Эйр":

"Бернс немедленно вышла из класса и направилась в чуланчик, где хранились книги и откуда она вышла через полминуты, держа с руках пучок розог. Это орудие наказания она с почтительным книксеном протянула мисс Скетчерд, затем спокойно, не ожидая приказаний, сняла фартук, и учительница несколько раз пребольно ударила ее розгами по обнаженной шее. На глазах Бернс не появилось ни одной слезинки, и хотя я при виде этого зрелища вынуждена была отложить шитье, так как пальцы у меня дрожали от чувства беспомощного и горького гнева, ее лицо сохраняло обычное выражение кроткой задумчивости.
- Упрямая девчонка! - воскликнула мисс Скетчерд. - Видно, тебя ничем не исправишь! Неряха! Унеси розги!
Бернс послушно выполнила приказание. Когда она снова вышла из чулана, я пристально посмотрела на нее: она прятала в карман носовой платок, и на ее худой щечке виднелся след стертой слезы."

Одной из самых престижных школ в Англии, если не самой престижной, в 19м веке был Итон — пансион для мальчиков, основанный еще в 15м веке. Итонский колледж воплощал суровое английское воспитание. В зависимости от объема знаний, учеников определяли в Младшее или Старшее Отделение (Lower/Upper School). Если предварительно мальчики занимались с репетитором или прошли подготовительную школу, они попадали в Старшее Отделение. В Младшее обычно поступали ученики, еще не достигшие 12ти. Иногда случалось, что и взрослый парнишка попадал в Младшее Отделение, что было особенно унизительно. При поступлении в колледж, ученик попадал под опеку наставника (tutor), в апартаментах которого он проживал и под началом которого обучался. Наставник был одним из учителей в колледже и надзирал в среднем за 40 учениками. Вопрос об оплате родители решали напрямую с наставником.

Поскольку наставник фактически выступал в роли опекуна по отношении к ученику, он же имел право его наказывать. Для проведения наказаний, учителя обращались за помощью и к старшим ученикам. Так, в 1840х на 700 учеников в Итоне приходилось всего 17 учителей, так что старосты были просто необходимы. Таким образом, старшие ученики могли официально бить младших. Естественно, санкционированными порками дело не обходилось, имела место и дедовщина. Один из выпускников Итона впоследствии вспоминал, как старшеклассник однажды принялся избивать его друга прямо во время ужина, колотил его по лицу и голове, в то время как остальные старшеклассники как ни в чем не бывало продолжали трапезу. Таких происшествий было великое множество.

Кроме того, имела место быть квази-феодальная система, так называемый fagging. Ученик из младших классов поступал в услужение к старшекласснику — приносил ему завтрак и чай, зажигал камин и, если потребуется, мог сбегать в табачную лавку, хотя такие эскапады карались суровой поркой. В идеале эти отношения напоминали связь сеньора и вассала. В обмен на услуги, старшеклассник должен был защищать своего подчиненного. Но детскую жестокость никто не отменял, так что старшие ученики очень часто вымещали свои обиды на младших. Тем более, что обид накапливалось не мало. Жизнь в Итоне была не сахар даже для старшеклассников. Подвергнуться порки могли и 18ти — 20летние юноши, фактически, молодые мужчины, завтрашние выпускники. Для них наказание было особенно унизительным, учитывая его публичный характер.

Как же проходили телесные наказания в Итоне? Если учитель жаловался на одного из учеников директору колледжа или заведующему Младшим Отделением, - в зависимости от отделения ученика, - имя провинившегося вносили в особый список. В назначенный час ученика вызывали для порки. В каждом отделении была колода для порки (среди учеников считалось особы шиком украсть ее, а так же розги, и спрятать где-нибудь). Несчастный становился на колени возле колоды и перегибался через нее. Секли в Итоне всегда по обнаженным ягодицам, так что штаны тоже приходилось снимать. Возле наказуемого становились двое учеников, которые заворачивали ему рубашку вверх и удерживали его во время порки. Иными словами, наказания в Итоне были ритуализированные, что заводило мазохистов вроде Суинберна как валерьянка кошку.

Что касается итонских розог, то они вселяли страх в ученические сердца. Напоминали они метелку с ручкой длиною в метр и пучком толстых прутьев на конце. Заготавливал розги директорский слуга, каждое утро приносивший в школу целую дюжину. Иногда ему приходилось пополнять запас в течение дня. Сколько деревьев на это изводили, страшно и подумать. За обычные провинности, ученик получал 6 ударов, за более серьезные проступки их число возрастало. В зависимости от силы удара, на коже могла выступать кровь, а следы от порки не проходили неделями. Розга была символом Итона, но в 1911 году директор Литтелтон совершил святотатство — упразднил розгу в Старшем Отделении, заменив ее тростью. Бывшие ученики Итона пришли в ужас и наперебой уверяли, что теперь образование пойдет псу под хвост. Родную школу без розог они просто не могли вообразить!

Экзекуции в Старшем Отделении проводились в кабинете директора, так же известного как библиотека. Впрочем, как в Младшем, так и в Старшем Отделении, экзекуции были публичными. Любой из учеников мог на них присутствовать. В этом, собственно, и заключался эффект порки — чтобы одним махом напугать как можно больше народа. Другое дело, что зачастую итонцы приходили на порки как на шоу, скорее злорадствовать чем на ус мотать. Впрочем, ученики, которых никогда не секли дома, приходили в шок от такого зрелища. Но и они вскоре привыкали. Судя по воспоминаниям выпускников, со временем они переставали бояться или даже стыдиться порки. Выдержать ее без криков было своего рода бравадой.

Посылая сыновей в Итон, родители отлично знали, что порки их отпрыскам не избежать. Многие сами были выпускниками Итона и считали, что розги пошли им только на пользу. В этом плане, интересно происшествие с мистером Морганом Томасом из Сассекса в 1850х. Когда его сыну-ученику Итона исполнилось 14, мистер Томас заявил, что отныне он не должен подвергаться порке. В его возрасте, это наказание слишком унизительно. Сообщил он это сыну в частном порядке, администрация колледжа ничего не знала об этих инструкциях. Четыре года юный Томас протянул без серьезных нарушений. Но когда ему стукнуло 18, юношу заподозрили в курении и приговорили к телесному наказанию. Тогда-то он и открыл своему наставнику, что отец строго-настрого запретил ему подчиняться итонским правилам в этом случае. Директор не стал писать отцу ученика - просто исключил юного Томаса за неповиновение. Тогда мистер Томас затеял кампанию в прессе с целью отмены телесных наказаний в Итоне. Ведь согласно парламентскому акту от 1847 года, преступников старше 14 лет запрещено было пороть розгами (на протяжение всего 19го века, эти правила менялись, становясь то мягче, то жестче). Но если закон щадил филеи юных правонарушителей, то почему же можно было сечь 18летних джентльменов за такие мелкие проступки? К сожалению, разгневанный отец так ничего и не добился.

Время от времени вспыхивали и другие скандалы, связанные с жестокостью в школах. Например, в 1854м году староста в школе Хэрроу нанес другому ученику 31 удар тростью, в следствие чего мальчику понадобилась медицинская помощь. Об этом происшествии раструбили в «Таймс,» но никаких последствий скандал не повлек. Директор школы доктор Чарльз Воган был ярым сторонником порки, а бывшие ученики с дрожью вспоминали школьные наказания. Лишь в 1859 году, после 15 лет в этой должности, его наконец попросили уйти в отставку. Не из-за изуверских методов воспитания, а потому что Воган проявлял излишнее внимание к некоторым ученикам. Педерастия директора стал последней каплей. В 1874м году преподобный Мосс, директор школы в Шрусберри, нанес ученику 88 ударов розгами. По свидетельству врача, осмотревшего мальчика через 10 дней после происшествия, его тело все еще было покрыто рубцами. Невероятнее всего то, что о жестокости директора читатели «Таймс» узнали из его же письма! Раздосадованный Мосс написал в газету, жалуясь, что отец мальчишки растрезвонил о наказании на всю округу. Как будто что-то серьезное произошло! Обычное ведь дело. Разумеется, директора с должности не сняли, лишь попросили впредь считаться с общественным мнением и не наказывать учеников столь сурово.

Настоящим адом на земле была школа-интернат Christ's Hospital в Лондоне. После того, как в 1877 году 12летний ученик Уильям Гиббз повесился, не выдержав издевательств, школа попала в поле зрения Парламента. Выяснилось, что с восьми вечера до восьми утра никто из учителей не присматривал за воспитанниками. Власть была сосредоточена в руках старост, т.е. старших учеников, а те творили, что хотели. У Уильяма Гиббза был конфликт с одним из старост. Мальчик уже сбегал из школы однажды, но его вернули и жестоко высекли. А когда и повторный побег не увенчался успехом, Уильям предпочел самоубийство еще одной порке. Вердикт врача - «самоубийство в состоянии временного помешательства.» Порядки в школе остались прежними.

Напоследок хочется процитировать пронзительный отрывок из воспоминаний Джорджа Оруэлла. В возрасте 8ми лет он поступил в подготовительную школу Св. Киприана. Задачей подготовительных школ было натаскать мальчиков для поступления в престижные учебные заведения, в тот же Итон. Частью такой подготовки были и регулярные телесные наказания. В нижеприведенном отрывке маленького Джоржа вызвали к директору, чтобы высечь за тяжкий проступок — во сне он мочился в постель.

«Когда я явился, Флип чем-то занималась за длинным полированным столом в прихожей кабинета. Ее рыскающие глаза меня тщательно осмотрели. Мистер Уилкес, по прозвищу Самбо, ждал меня в кабинете. Самбо был сутулый, неуклюжий мужчина, небольшой, но ходивший вперевалку, круглолицый, похожий на огромного младенца, обычно находившийся в хорошем расположении духа. Конечно, он уже знал, зачем я к нему явился, и уже вынул из шкафа наездничий кнут с костяной рукоятью, но частью наказания было вслух объявить свой проступок. Когда я это сделал, он прочитал мне короткую, но напыщенную нотацию, после чего схватил меня за шкирку, согнул, и начал бить наездничим кнутом. В его привычках было продолжать читать нотацию во время битья; я запомнил слова «ты гряз-ный маль-чи-шка», произносимые в такт ударам. Мне не было больно (наверное, он меня не очень сильно бил, так как это был первый раз), и я вышел из кабинета, чувствуя себя гораздо лучше. То, что после порки мне не было больно, было в некотором смысле победой, частично стершей стыд от мочения в постель. Возможно, я по неосторожности даже позволил себе улыбнуться. В коридоре перед дверью прихожей собрались несколько младших мальчиков.
— Ну как — пороли?
— Даже больно не было, — с гордостью ответил я.
Флип все слышала. Незамедлительно послышался ее крик, обращенный ко мне.
— А ну, иди сюда! Немедленно! Что ты сказал?
— Я сказал, что мне не было больно, — пробормотал я, запинаясь.
— Как ты смеешь такое говорить! Думаешь, это пристойно? ЕЩЕ РАЗ ЯВИСЬ в кабинет.
В этот раз Самбо на меня поналег по-настоящему. Порка продолжалась поразительно, ужасно долго — минут пять — и закончилась тем, что наездничий кнут сломался, и костяная рукоять полетела через комнату.
— Видишь, к чему ты меня вынудил! — сказал он мне рассерженно, подняв сломанный кнут.
Я упал в кресло, жалко хныча. Помнится, это был единственный раз за все мое детство, когда битье меня довело до слез, причем даже сейчас я плакал не из-за боли. И в этот раз мне особенно не было больно. Страх и стыд имели обезболивающий эффект. Я плакал отчасти оттого, что от меня это ожидалось, отчасти из искреннего раскаяния, и отчасти из глубокой горечи, которую трудно описать словами, но которая присуща детству: чувства заброшенного одиночества и беспомощности, чувства, что ты оказался не просто во враждебном мире, но в мире добра и зла с такими правилами, которые невозможно исполнять.»

Телесные наказания в английских государственных школах, а так же в частных школах, получающих государственные субсидии, запретили в 1987 году. В оставшихся частных школах телесные наказания отменили еще позже — в 1999м году в Англии и Уэльсе, в 2000м году — в Шотландии, и в 2003м — в Северной Ирландии. В некоторых штатах США телесные наказания в школах разрешены до сих пор.

Наказание Купидона - распространенный сюжет в живописи. Собственно, с этим сюжетом скорее всего и ассоциируется поговорка Spare the rod and spoil the child.

Наказание в школе

Картина немецкого художника Хансенклевера "Первый День в Школе" - мальчик попал, что называется, в самый разгар веселья.

Очень часто в газетах 19го века можно встретить живописания порок в пансионах для девочек. Судя по шокированным отзывам других читательниц, большая часть этих историй является плодом фантазий. Но порнографов эти фантазии вдохновляли.

Скамейка для порки малолетних преступников в тюрьме Клеркенуэлл

Колода и розги в Итоне

Итонская розга

Итонские розги (слева) по сравнению с розгами из обычной школы. Что тут скажешь? Отпрыски богатых семей и образование получали более качественное, более английское.

Итонец в 20м веке

Источники информации
Ian Gibson, «The English Vice»
http://www.orwell.ru/library/essays/joys/russian/r_joys
http://www.corpun.com/counuks.htm
http://www.corpun.com/counuss.htm
http://www.usatoday.com/news/education/2008-08-19-corporal-punishment_N.htm
http://www.cnn.com/2008/US/08/20/corporal.punishment/

b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com


Смотрите также