Держал девушек в подвале гаража


Рязанский маньяк Мохов Виктор и его сыновья

В истории мировой криминалистики отдельную категорию составляют сексуальные маньяки, похищающие и насильственно удерживающие своих жертв на протяжении длительного времени. Подобные преступления время от времени совершаются по всему миру и каждый раз удивляют и ужасают добропорядочных граждан. Один из самых известных «рабовладельцев» в современной России – маньяк из Рязанской области Мохов Виктор. Как и почему он совершил свои ужасные преступления и чем закончилась его история, где сегодня дети изувера, рожденные в неволе?

Краткая биография маньяка

Виктор Мохов с первого взгляда был типичным человеком для своего времени. После школы окончил техникум, после чего трудился на одном из местных заводов в городе Скопино Рязанской области. Коллеги слесаря Мохова знали исключительно как положительного работника и человека – спокойный, без вредных привычек, всегда всем помогал, соблюдал дисциплину предприятия, а в свободное время работал в собственном огороде. В молодости Мохов Виктор даже пытался обзавестись семьей, однако молодая жена сбежала и подала на развод через несколько месяцев после свадьбы. После этого серьезных романов слесарь не заводил, а мирно и спокойно жил вдвоем с пожилой матерью.

Как построить темницу своими руками?

Все знакомые Виктора замечали его любовь к сельскому хозяйству и домашним делам. Мохов всегда помогал матери, а также соседям и друзьям и был, что называется, «мастером на все руки». Немало времени он проводил и на собственном приусадебном участке, где, помимо огорода и домика, имел гараж с подвалом. Подобное поведение ни у кого не вызывало подозрений – просто домовитый порядочный мужчина, все лучше, чем пить и драться/ругаться. В 1997 году Виктор решил реализовать один по-настоящему грандиозный проект. Соседям он сказал, что подвал под гаражом не вмещает урожай картошки, а собственной матери пообещал заняться разведением нутрий на продажу и принялся копать подпол. Третий ярус под хозяйственной постройкой обустраивался не хуже настоящего бомбоубежища. Бетонные стены и пол, толщиной около 30 см, массивная железная крышка люка на магнитах и тщательная маскировка. Даже когда было установлено, что Мохов Виктор Васильевич – маньяк, сотрудники милиции, прибывшие с обыском, не сразу обнаружили спуск вниз со второго яруса. Всего на обустройство подземной тюрьмы у преступника ушло около двух лет. Как только все работы были завершены, маньяку не терпелось попробовать бункер в действии.

Все тайное становится явным

Зимой 1999 года Мохов предложил выпить вместе своей 16-тилетней знакомой. Девушка приглашение приняла, но пришла на дружеские посиделки в компании своего молодого человека. Виктор дождался, пока ребята выпьют и расслабятся, после чего стал открыто приставать к гостье. Девушка ответила категорическим отказом, а вскоре вовсе покинула квартиру и отправилась домой. Уже на улице Мохов догнал ее, оглушил ударом по голове и доставил в свой бункер. Там маньяк насиловал жертву в течение двух недель, после чего ей совершенно случайно удалось сбежать. Поразителен тот факт, что эта история стала известна сотрудникам милиции только после официального задержания Мохова по факту совершения другого, более тяжкого преступления. Первая же жертва была деморализована и счастлива вновь обрести свободу одновременно, поэтому не стала обращаться в компетентные органы.

Роковая встреча

Осенью 2000 года две молодые девушки – студентка ПТУ Лена (17 лет) и ее подруга-школьница Катя (14 лет) отправились на городской праздник в Рязани с очень светлым названием «Вера, Надежда, Любовь». Именно на этом мероприятии им не посчастливилось познакомиться с Виктором Моховым и его «племянником» - Алексеем. Как позже выяснилось, «напарником» маньяка являлась женщина с короткой стрижкой, одетая в мужскую одежду. Познакомившись и быстро «подружившись», девушки согласились сесть в машину слесаря и отправиться кататься и продолжать банкет. Подругам предложили выпить водки, в которую был подмешан сильнодействующий препарат. Очнулись Лена и Катя уже в подвале маньяка, где им предстояло провести почти четыре года.

Жизнь и быт невольниц

Рязанский маньяк Виктор Мохов обустроил все в бункере еще до того, как поместил в него своих жертв. Нижний ярус состоял из небольшой «прихожей» и комнаты размером 3 х 2 метра. Именно там стояла двухэтажная кровать, стол, стулья, старая электроплитка. Пленницам было предложено также ведро вместо туалета и таз с водой для умывания. Мохов Виктор хотел от своих невольниц только одного – удовлетворения всех собственных сексуальных желаний. Других обязанностей у девушек не было. За плохое поведение маньяк жестко наказывал своих жертв – избивал, отключал электричество, морил голодом. Когда же Лена и Катя во всем ему подчинялись и угождали, он делал им небольшие подарки, однажды даже принес телевизор и магнитофон.

Дети изувера

Спустя несколько месяцев нахождения в плену, одна из девушек – Лена - с ужасом поняла, что беременна. К решению этого вопроса Виктор подошел творчески - принес девушкам книгу по акушерству и велел хорошо подготовиться. В результате роды у Лены действительно принимала ее подруга Катя, которой на тот момент было 15 лет. Несмотря на полнейшую антисанитарию, отсутствие медикаментов и инструментов, все прошло благополучно для матери и ребенка. Сына Лена назвала Владиславом, но когда младенцу исполнилось всего два месяца, отец его забрал и подбросил в один из жилых домов города. Спустя почти два года история повторилась, на свет также появился мальчик, названный Олегом. Второго малыша разлучили с матерью в четыре месяца. Стоит заметить, что оба ребенка родились здоровыми и своевременно попали в приют, после чего были усыновлены. На момент освобождения Лена была беременна в третий раз, но вскоре она потеряла ребенка. По данным некоторых источников, она никогда не интересовалась судьбой своих детей. Вполне возможно, Лена просто боялась, что слишком сильно Виктор Мохов и его сыновья похожи. Разумеется, девушке не хотелось лишний раз переживать весь этот ужас и хоть что-то вспоминать о своем насильнике.

Освобождение пленниц

В 2003 году маньяк стал намного лучше относиться к своим пленницам. Он даже выводил девушек погулять, правда, чаще по одной и держа на привязи. Катю он иногда даже знакомил с другими людьми, представляя своей племянницей. И вот однажды Мохов Виктор приказал ей принять участие в ужине с его квартиранткой и помочь соблазнить ее. В тот вечер Кате удалось оставить записку, которую девушка позже нашла и отнесла в милицию. Сыщики были потрясены, так как обе девушки очень давно разыскивались, и уже не было надежды найти их живыми. Мохов Виктор Васильевич предпринял попытку бегства, как только увидел милиционеров возле своего дома. Однако вскоре он был схвачен и достаточно быстро сознался в совершенном преступлении.

Наказание преступников, реабилитация жертв

После ареста Виктор Мохов поразил тем, что начал давать развернутые показания против себя самого. Некоторые следователи считают, что он просто понял, что отпираться бесполезно, другие утверждают, что маньяк надеялся, что его признают невменяемым. Однако этого не случилось, и Мохов был осужден на 17 лет колонии строгого режима. Найдена и его помощница – Елена Бадукина, участвовавшая в похищении Лены и Кати, представившись Лешей. Женщина была приговорена к 5,5 годам лишения свободы. Виктор Мохов – маньяк, нанесший своим жертвам не только моральный, но и физический ущерб. После освобождения его жертвам буквально пришлось учиться жить заново в обществе. Со временем девушки смогли восстановить свое физическое здоровье и адаптироваться.

fb.ru

Как две девушки пережили заточение в бункере скопинского маньяка

Жуткая история, всколыхнувшая всю Россию, началась в Рязани в 2000 году, когда обычный слесарь Виктор Мохов воспользовался наивностью и беззащитностью двух молодых девушек — 14-летней Екатерины Мамонтовой и 17-летней Елены Самохиной. Вместо того, чтобы развезти их по домам, как обещал, сексуальный маньяк отправился в родную деревню Скопино, которая находится в 90 километрах от областного цента. Соучастница Елена (сами девушки до последнего были уверены, что она — мужчина по имени Алексей) помогла Виктору затащить еле стоявших на ногах девушек в гараж, а затем и в бункер.

Регулярные изнасилования узниц продолжались вплоть до 4 мая 2004 года.

Тогда Екатерина сумела передать студентке Скопинского медучилища, которую хотел соблазнить Виктор, записку с просьбой о помощи. Испуганная девушка тут же обратилась в милицию. Поначалу Мохов не хотел сознаваться в содеянном, а представители правопорядка не могли найти вход в бункер даже после тщательного обыска. Однако спустя несколько дней маньяк все же рассказал о том, что сделал и показал, где держит девушек. Обеим освобожденным пришлось пройти курс психотерапии перед возвращением к обычной жизни.

На суде Виктора признали вменяемым и приговорили к 17 годам колонии строгого режима. В 2022-м он выйдет на волю.

Спустя больше чем десять лет после этих страшных событий Екатерина Мамонтова написала книгу «Исповедь узницы подземелья», где откровенно рассказала об их с Еленой Самохиной заключении, которое длилось 3 года, 7 месяцев, 4 суток и 15 часов.

В «бетонном мешке»

«К концу марта моя подруга по несчастью поняла, что беременна. Мохов отреагировал на удивление спокойно. Но на все слезные просьбы отпустить нас он противно ухмылялся и продолжал твердить уже опостылевшее «на днях»…
Но, конечно же, не отпускал. Все месяцы беременности Лена чувствовала себя очень плохо: сначала ее мучил токсикоз, потом — добавились боли внизу живота, головокружения, слабость.

Как-то раз в самом начале ее положения Мохов пришел к нам пьяным и потребовал в предбанник мою подругу.

— Я не могу, меня тошнит, — сопротивлялась Лена.
— Ты что теперь всю беременность отлынивать будешь?! — разозлился наш мучитель.

Я предложила выйти к нему вместо Лены, но он отказался, а потом, достав из кармана джинсовой куртки газовый баллончик, брызнул в помещение и, быстро закрыв засовы, убежал.

Мы начали задыхаться. Каким-то невероятным усилием отключающегося сознания я догадалась засунуть голову под кровать — оттуда, сквозь щели в полу, сквозил холодный, какой-то могильный воздух. Стало чуть легче. Этот случай, наравне с выключением света и мором голодом, повторялся еще несколько раз за время нашего пребывания в подземелье, если мы проявляли строптивость.

В апреле 2001 года, когда уже растаял последний снег, Мохов разрешил мне подышать свежим воздухом через лаз в наш бункер. И я впервые за последние полгода увидела дневной свет, солнце, молодую траву, пробивавшуюся сквозь землю. В тот раз мне удалось рассмотреть его владения. Перед гаражом, метров на 15 в длину протянулся участок, предназначенный под грядки, в конце его — ограда из колючей проволоки, сквозь нее проглядывался соседский двор. Слева стоял высокий деревянный забор с воротами, через которые мы и заехали сюда той роковой ночью. По правую сторону темнели облезлые хозяйственные постройки.

www.woman.ru

В рабстве у маньяка. Что стало со спасёнными жертвами похищений : matveychev_oleg — LiveJournal

Больше всего на свете людей шокируют зверства, совершаемые в отношении детей. Но иногда эти чудовищные преступления не просто происходят, а длятся годами и даже десятилетиями. “Умный журнал” вспоминает четырёх жертв похищений и насилия, которые смогли выжить в бесконечном калейдоскопе кошмара.


Наташа Кампуш
10-летнюю австрийскую девочку Наташу Кампуш похитили утром 2 марта 1998 года по дороге в школу. Это сделал 45-летний Вольфганг Приклопил, специалист по связи компании Siemens.


Вольфганг Приклопил

Похититель держал Наташу в подвале площадью пять квадратных метров, вход в который был спрятан за стенным шкафом.

Первые полгода она вообще не покидала помещение, а затем Приклопил стал периодически выпускать её в дом. Там она убиралась и готовила, но ночью всё равно отправлялась в подвал.


“Комната” Наташи Кампуш

Преступник снабжал свою жертву книгами, а также давал ей смотреть телевизор и слушать радио (благодаря чему она, например, выучила английский язык).

После того, как ей исполнилось 18, Приклопил стал выводить её на улицу. Постепенно режим содержания ослаб настолько, что они вместе отправились на близлежащий горнолыжный курорт, где провели несколько часов. Кампуш утверждала, что за время этой поездки у неё не было шансов сбежать.


Объявление о поиске Наташи

Позже соседи Приклопила даже вспоминали, что видели девушку, гуляющую в саду своего похитителя в одиночестве. Кроме того, друг преступника рассказывал, как тот вместе с Кампуш заходил к нему домой, чтобы одолжить трейлер. По словам мужчины, девушка выглядела счастливой и довольной. Сама жертва потом также добавляла неоднозначности ситуации заявлениями вроде этого: “Я оказалась избавлена от многих вещей: курения, пьянства или риска попасть в плохую компанию”. В то же время Кампуш утверждала, что понимала всю ненормальность своего положения, и это приводило её в отчаяние. По словам девушки, Приклопил сказал ей, что окна и двери дома заминированы, а у него с собой всегда есть пистолет, из которого он застрелит её при попытке к бегству. Кроме того, похититель якобы морил Кампуш голодом, чтобы для побега у неё элементарно не было сил.


Кампуш после освобождения

Девушке удалось сбежать, когда преступник отошёл поговорить по телефону в то время, как она пылесосила его машину. Узнав об этом, Приклопил отправился к ближайшей железной дороге и прыгнул под проходящий поезд.


Станция, в районе которой Приклопил совершил самоубийство

Кампуш сразу заявила, что не будет делиться никакими личными или интимными деталями своего пребывания в заточениями. Правда, по словам представителя спасённой девушки, она рассказала ему, что периодически подвергалась избиениям, после которых была покрыта синяками и с трудом могла ходить.

Когда Кампуш узнала о смерти своего похитителя, она безутешно рыдала и зажгла для него свечку в морге, а впоследствии называла его “несчастной душой”.

В 2009 году девушка стала лицом организации по защите животных PETA в Австрии и написала письмо министру сельского хозяйства соседней Германии с требованием освободить из зоопарков всех животных, сравнивая их судьбу со своей.

Первое телевизионное интервью Кампуш было продано в 120 стран мира. Все доходы от него она решила направить на помощь женщинам Мексики и Африки.

Впоследствии она написала и опубликовала две книги. Первая называлась “3096 дней” и была посвящена её заточению, а вторая, “10 лет свободы” - жизни после.

Свою книгу под названием “Годы отчаяния” опубликовала и мать Кампуш, Бригитта.


Бригитта Кампуш

В 2008 году бывшая узница получила работу на телевидении, став ведущей собственного ток-шоу. Карьера, однако, не удалась, и после трёх выпусков проект был закрыт. В 2009 году Кампуш перечислила 25 тысяч евро жертве другого похожего преступления, также совершённого в Австрии, Элизабет Фритцль, которую собственный отец продержал взаперти и насиловал целых 24 года.


Йозеф Фритцль - ещё один австрийский маньяк

В настоящее время Кампуш владеет домом своего похитителя. По её словам, она настояла на его приобретении, чтобы сохранить здание от вандалов и возможного разрушения. Правда, после этого девушка стала часто там появляться. А вот подвал, в котором она провела столько лет, по её решению был засыпан.

Екатерина Мартынова и Елена Самохина

Екатерина Мартынова

30 сентября 2000 года две девушки, 14-летняя Екатерина Мартынова и 17-летняя Елена Самохина, возвращались с народных гуляний в Рязани. На улице они встретились с 50-летним слесарем Виктором Моховым, который предложил подвезти их до дома. Вместе со своим другом, неким “Лёхой” (который на самом деле был женщиной по имени Елена Бадукина), тот предложил девушкам выпить по случаю праздника.


Елена Бадукина сегодня

Подруги согласились, а когда пришли в себя после воздействия снотворного, уже находились в плену - в специально оборудованном подземном бункере в городе Скопин Рязанской области.


Виктор Мохов

Как выяснилось впоследствии, это помещение Мохов создал на глубине шести метров под своим гаражом специально для того, чтобы однажды поселить там секс-рабынь. Годом ранее ему уже удалось затащить в бункер одну пленницу, которую он насиловал в течение двух недель, но той удалось сбежать. Правда, в милицию она почему-то не обратилась.


Фотография Самохиной в объявлении о розыске

Подвал был оборудован двухъярусной кроватью, электроплиткой, столом и несколькими стульями. На стенах хозяин развесил порнографические плакаты, чтобы заранее настроить будущих обитателей на соответствующий лад. В этом помещении Катя и Лена прожили 1312 дней, или чуть больше 3 лет и 7 месяцев.

Вряд ли уместно сравнивать участь двух девушек, но всё же на долю старшей из них выпало совсем тяжёлое испытание: за время заточения она успела трижды (!) забеременеть от маньяка. При этом первые два ребёнка появились на свет и выжили, но не благодаря помощи врачей или биологического отца, а стараниями младшей подруги. Правда, Мохов “подсобил” ей, принеся учебник по акушерству, а также водку для дезинфекции. Лена назвала сыновей Владиславом и Олегом, но воспитать их ей было не суждено: маньяк отбирал их через пару месяцев после рождения и подбрасывал в подъезды многоэтажек.


Беременная Елена Самохина

Через три года Мохов решил, что девушки полностью подчинились его воле и уже не попытаются вырваться на свободу. Он начал выводить их на улицу поодиночке, а затем и вовсе решил использовать Катю для поимки ещё одной рабыни. Правда, той удалось не только незаметно саботировать задание по опоению жертвы снотворным, но и подкинуть ей записку с просьбой о помощи. Так весточка от пропавших девушек добралась до милиции.

Правда, здесь произошло нечто почти невероятное. На допросе Мохов отрицал, что у него в плену находятся какие-то рабыни, а при обыске гаража сотрудникам органов не удалось обнаружить вход в подземелье! Надо отдать должное слесарю-маньяку, замаскировал он его действительно на славу.


Злополучный гараж сегодня

А вот нервы у Мохова всё-таки не выдержали, и через какое-то время он признался и показал, где томятся пленницы.

Третьего ребёнка Лена Самохина всё же не родила - у неё случился выкидыш. Двух предыдущих детей она решила не воспитывать, и в конце концов оба попали в приёмные семьи. Обе жертвы маньяка сохранили здоровье и вскоре продолжили учёбу. Звёздами, подобно Наташе Кампуш, они не стали. Правда, если Елена Самохина предпочитает вообще никак не афишировать свою жизнь, то Екатерина Мартынова появилась в ток-шоу “Пусть говорят” и рассказала, что вышла замуж и родила детей. Кроме того, она написала книгу, с помощью которой хочет наконец-то сбросить с себя груз кошмарных воспоминаний.


Екатерина Мартынова сегодня

Что касается Мохова, то он получил 17 лет колонии. Сидеть ему осталось четыре года. Сообщник “Лёха”, она же Елена Бадукина, за соучастие в преступлении отбыла срок в 5,5 лет и уже давно находится на свободе.

Джейси Дьюгард

История американской девочки Джейси Дьюгард напоминает оба случая, описанных выше, но в то же время обладает и собственными уникальными чертами. Как и Наташу Кампуш, её похитили утром на улице по дороге в школу. Это произошло 10 мая 1991 года, и на тот момент Джейси исполнилось 11 лет. Правда, преступниками были вовсе не добропорядочные на первый взгляд граждане, как в первых двух историях, а довольно пугающая семейная пара.

Муж, 40-летний Филлип Гарридо, к тому времени уже обвинялся в домогательствах в адрес 14-летней девочки, а позже отсидел 11 лет за изнасилование взрослой женщины. Первая жена ушла от него из-за рукоприкладства, а вторую, Нэнси, он встретил прямо в тюрьме (правда, она там не сидела, а приходила навещать дядю-уголовника).

Отчим Джейси видел, как девочку силой затащили в серый автомобиль, но у него под рукой не было ничего, кроме велосипеда, на котором догнать машину не удалось. Более того, его показания никак не помогли в начавшихся поисках. Несмотря на все усилия полиции и организованную матерью девочки общественную кампанию, похитители и их жертва словно растворились в воздухе. А они, тем временем, просто-напросто обосновались в своём загородном доме, поселив “трофей” в примыкающих к нему подсобных строениях. В первый же день Филлип Гарридо изнасиловал схваченную девочку, после чего стал наведываться к ней регулярно, иногда даже принося подарки и сладости. Когда он снова загремел в тюрьму за употребление наркотиков, функции надсмотрщика взяла на себя его жена.


Нэнси Гарридо на суде

Только через три года мучители стали на время освобождать Джейси от наручников, а также кормить её приготовленной, а не сырой едой. Как выяснилось, дело было в её беременности, наступившей ещё до того, как ей исполнилось 14 лет. Роды прошли успешно, и на свет появилась девочка, которую назвали Ангел. Ещё через три года она обзавелась сестрой по имени Старлит (“освещённая звёздами”). За воспитанием и образованием, которые Джейси старалась дать своим детям (по настоянию четы Гарридо считавшим её своей сестрой), прошло ещё более десяти лет. Бывшая малышка стала взрослой и жила уже не в сарае, а в специально поставленной для неё Филлипом палатке. Кроме того, она принимала участие в “семейном” бизнесе по производству печатной продукции, и многие клиенты её видели, однако разглядеть в этой женщине в самом расцвете сил давно пропавшую девочку никто не смог.


Палатка, где жила Джейси

Закончилась эта сомнительная “идиллия”, когда совсем съехавший с катушек на почве злоупотребления наркотиками Филлип решил наведаться в Калифорнийский университет в Беркли и удивить учёных своими способностями контролировать чужой разум. Те, однако, обратили больше внимания на двух бледных и молчаливых девочек, которых он зачем-то притащил с собой. Вскоре полицейский надзиратель вызвал Филлипа на допрос, и тот пришёл на него со всей своей “большой семьёй”. Поначалу Джейси называла себя Алиссой и пыталась выгородить маньяка, но в конце концов её личность былустановлена. Позже она сказала, что делала это из привычки, позволявшей ей выживать всё это время.


Джейси сегодня

Возвращение Джейси Дьюгард спустя 18 лет вызвало настоящий фурор, и вскоре она появилась на обложке журнала People.

В 2010 году губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер подписал документ о выплате вернувшейся с того света девушке 20 миллионов долларов в качестве компенсации за неэффективную работу правоохранительных органов по её делу.


Джейси со своей матерью

Как и Наташа Кампуш, Джейси написала две книги. Первая называлась “Украденная жизнь” и вышла через два года после освобождения, став бестселлером, а вторая, под названием “Свобода: Моя книга первых опытов”, появилась в 2016 году.

В настоящее время Джейси Дьюгард продолжает воспитывать своих детей. Место жительства семьи не раскрывается.

Что до тех, кто стал причиной этой сложной и трагической истории, то они получили своё: Филиппа Гарридо приговорили к 431 году тюрьмы, а его жена не сможет выйти на свободу раньше, чем через 36 лет после начала отбывания срока.

источник

matveychev-oleg.livejournal.com

Комин, Александр Николаевич — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Комин.

Алекса́ндр Никола́евич Ко́мин (15 июля 1953[1] — 15 июня 1999[2]) — российский рабовладелец и серийный убийца. В разное время с 1995 по 1997 год держал в бункере глубиной 9 метров, выкопанном под собственным гаражом в городе Вятские Поляны Кировской области, четырёх женщин и двух мужчин; четверо из узников были им убиты.

Делу Комина посвящены документальные фильмы «Кооператив „Узник“» (1998) из цикла «Криминальная Россия», «Бункер. Современная версия» (2015) из цикла «Следствие вели…» и документальный фильм, вышедший на японском телевидении в рамках сериала «Маньяки XX века»[3].

Жизнь до начала строительства бункера[править | править код]

Александр Комин родился в 1953 году в городе Вятские Поляны Кировской области, где впоследствии и совершил все свои преступления. Окончил восьмилетнюю школу. В возрасте 18 лет был осуждён на 3 года лишения свободы за хулиганство. Отбывая наказание, Комин работал на швейной фабрике при колонии. Работа портного настолько ему понравилась, что, освободившись, он окончил техникум по этой специальности. Однако в небольшом городе реализовать призвание Комина было сложно, поэтому он работал сторожем, электриком, разнорабочим[4].

Как впоследствии расскажет Комин, отбывая наказание, он познакомился с одним заключённым, который был осуждён за то, что держал в подвале нескольких бомжей, заставляя их на себя работать. Он впервые увидел человека, который пользовался неограниченной властью над другими, и захотел испытать то же самое[4].

В советскую эпоху, учитывая опыт своего сокамерника, Комин рисковать не стал, однако распад СССР дал ему эту возможность.

Для начала Комину нужен был надёжный партнёр. Вскоре, работая в ночную смену, он предложил свой план напарнику Александру Михееву, и тот согласился. Поначалу Комин планировал лишь организовать в бункере парник с электроподогревом, в котором бы выращивались овощи. Впоследствии Комин и Михеев планировали продавать их в кафе. По их плану, внизу работали бы не они, а подневольные работники.

Комин имел в собственности гараж, хотя у него не было автомобиля. Вскоре Комина также осенила новая идея — создать собственное швейное производство. Почти четыре года под гаражом компаньоны рыли подземный бункер, где устроили несколько комнат, провели электричество, вентиляцию, сделали лебёдку, выполнявшую роль лифта, и к началу 1995 года подземная тюрьма была готова[4].

Вскоре начались поиски будущих рабов. Идеальным вариантом была бы одинокая молодая портниха. Некоторое время Комин с Михеевым ходили по городу, искали потенциальных подневольных работников на рынке и вокзале, но безуспешно. 13 января 1995 года возле школы № 3 по улице Гагарина Комин встретил некую Веру Талпаеву, которой предложил встретить Старый Новый год в хорошей компании. Как ни странно, но она не удивилась, что Комин привёл её в гараж. Там Комин дал ей выпить водки с подмешанным в неё клофелином.

Поначалу Талпаева была примерной узницей. С ней Комин вполне удовлетворял свои сексуальные амбиции, однако шить она не умела, а учиться не хотела. Талпаева же навела Комина на портниху Татьяну Мельникову, которая должна была стать следующей узницей. Её адреса она точно не помнила, а назвала лишь улицу — Пароходная. Отправившись на поиски, Комин неожиданно встретил на этой улице своего солагерника Николая Малых. По совершенно невероятному стечению обстоятельств он оказался сожителем Мельниковой. Предложив им обоим отпраздновать встречу, он вновь напоил их водкой с клофелином. Однако Комин понимал, что Малых, зная законы криминального мира, никогда не стал бы на него работать. Комин с Михеевым раздели его, вывели из гаража и оставили в бессознательном состоянии в двадцатиградусный мороз. Его тело было обнаружено через неделю. У милиции подозрений смерть Малых не вызвала — основной версией стало то, что бывший уголовник выпил лишнего, заснул на улице и насмерть замёрз[4].

Работа подземной фабрики и новые жертвы[править | править код]

Мельникова начала шить для Комина халаты и трусы, которые он сбывал на рынках и предприятиях. Параллельно продолжалось строительство бункера, где Талпаева была подсобным рабочим. Однако пользы от неё было немного, и поэтому Комин решил заполучить узника для земляных работ. 21 марта 1995 года у магазина на улице Урицкого Комин и Михеев встретили крепкого, но пьющего 37-летнего Евгения Шишова. Тот согласился на выпивку и вскоре тоже оказался в бункере, но пользы от Шишова на строительстве было немного. Комин выяснил, что Шишов электрик 4-го разряда. Комин не мог допустить, чтобы кто-либо из его узников разобрался в электрических узлах бункера и отключил лестницу от тока. Для казни Шишова он изготовил электрический стул: обмотал ему ноги и руки оголёнными проводами, подключил к розетке и заставил Талпаеву и Мельникову нажать на два выключателя одновременно[4]. Тело Шишова подняли на лебёдке наверх, отвезли в лес и закопали.

Мельникова не могла удовлетворить запросы Комина, и он выпустил Талпаеву, чтобы та помогла ему найти новую узницу.

16 июля 1995 года Талпаева привела в гараж Комина Татьяну Козикову, над которой через пять дней должен был состояться суд за мелкое хищение. Мельникова обучила Козикову.

Невольницы работали по 16 часов в сутки, норма — 32 халата за сутки. Мельникова и Козикова решились на побег. Осуществление плана затруднялось тем, что гараж был открыт, и лестница отключена от тока только тогда, когда Комин находился внутри. Улучив момент, женщины заперли его в одной из комнат. Однако убежать они не успели — Комин вырвался и подавил бунт. Он предложил на выбор — либо он разрезает женщинам рты до ушей, либо делает им на лицах клеймо «РАБ». Те выбрали второе, что Комин и сделал. Теперь, когда Комин заходил в гараж, он давал сигнал лампочкой, и узницы должны были надеть на себя ошейники и кандалы, а ключи положить на стол.

Тем временем Талпаева должна была искать новых узников, однако она неожиданно для Комина пропала. Решив, что она уехала из города, он сам продолжил поиски. Во время посещения вокзала он обратил внимание на молодую женщину — 27-летнюю Татьяну Назимову, бомжа. Однако Назимова была тяжело больна психически и физически и использовалась лишь в качестве любовницы. Однако через год, когда она надоела компаньонам, Комин убил и её с помощью тормозной жидкости, предварительно оставив её без пищи на несколько дней[4]. Труп Назимовой Комин на санках повёз в сторону городского морга, желая оставить его у входа, однако через двести метров от гаража, испугавшись случайного прохожего, бросил труп и убежал.

Всё это время Комин вёл и вполне обычную жизнь. Он проживал в квартире дома № 53 по улице Школьная вместе со своей сожительницей, но при этом ежедневно ходил в свой гараж. Ни сожительнице Комина, ни его соседям не показалось странным, что он постоянно ходит в гараж, в котором давно уже не было никакого автомобиля. Также Комин состоял на учёте безработных на бирже труда и регулярно получал пособие по безработице.

Комин занимался и общественной деятельностью. В это время он уже был в зените предпринимательского успеха. Кроме обычной продукции швейной фабрики, теперь невольницы стали шить ризы для местных священников и даже ткали иконы. Также Комин заставил их выткать огромный герб России, который пытался продать в администрацию Вятских Полян и даже руководству местной милиции, но, на его несчастье, в казне не оказалось денег[4].

В январе 1997 года Комин неожиданно встретил в городе пропавшую Веру Талпаеву. Он предложил ей уже новые условия сотрудничества: теперь она должна была искать рынки сбыта продукции швейной фабрики за соответствующее вознаграждение, а также не забывать приводить новых узниц. Через несколько дней Талпаева привела в гараж некую Ирину Ганюшкину, 22 года, которую впоследствии Комин пытался искусственно оплодотворить (при помощи шприца) с тем, чтобы в буквальном смысле начать выращивать для себя новых рабов[5]. Там, в гараже, Комин с помощью всё той же тормозной жидкости убил Талпаеву, только, в отличие от Назимовой, она промучилась несколько часов.

Арест Комина произошёл вследствие его же ошибки. Он влюбился в Ганюшкину и захотел оформить с ней официальный брак. Козикова и Мельникова, поняв, что это их шанс на побег, уговорили Ганюшкину согласиться. Комин угрожал расправиться с 2-летней дочерью Ганюшкиной в случае, если она попытается сбежать. Ганюшкина согласилась и, когда Комин на несколько минут оставил её в квартире без присмотра, побежала в милицию. Произошло это 21 июля 1997 года. Поначалу сотрудники не поверили заявительнице, но когда она назвала имена находящихся в бункере, сразу же потребовали указать местоположение бункера. Комин был арестован около своего гаража. Чтобы скрыться, он попытался направить оперативников вниз по лестнице, которая была под напряжением, однако Ганюшкина заблаговременно сообщила об этом. Обнаруженных в бункере Козикову и Мельникову госпитализировали[4].

Комин и арестованный следом за ним Михеев вскоре стали давать показания и признались в совершении четырёх убийств, незаконном лишении свободы ещё трёх человек, использовании рабского труда, незаконном предпринимательстве.

В 1999 году Кировский областной суд приговорил Александра Комина к пожизненному лишению свободы. После вынесения приговора Комин покончил с собой в камере, вскрыв себе паховую артерию. Его сообщник Александр Михеев был приговорён к 20 годам лишения свободы, освободился в 2017 году (2 года нахождения под следствием были зачтены в срок).

ru.wikipedia.org

как живёт бывшая пленница маньяка, просидевшая в бункере почти четыре года — РТ на русском

30 сентября 2000 года жительницы Рязани 14-летняя Екатерина Мартынова и 17-летняя Елена Самохина ушли на дискотеку и пропали. По пути домой девочек предложил подвезти 50-летний Виктор Мохов. Он угостил подруг алкоголем, в который было подмешано снотворное, и увёз их в соседний город Скопин. Последующие три года и семь месяцев он держал их в подземном бункере, где девочки подвергались сексуальному насилию. Елена трижды беременела и рожала от маньяка. Спаслись подруги лишь чудом. Екатерина Мартынова рассказала RT, как сложилась их жизнь, какие страхи остались после пребывания под землёй и зачем Мохов писал ей из тюрьмы.

Почти 20 лет назад, 30 сентября 2000 года, две подруги — Катя Мартынова и Лена Самохина — возвращались домой после дискотеки. Виктор Мохов вместе со своей сообщницей Еленой Бадукиной предложил их подвезти, а по пути — выпить. В спиртное было подмешано снотворное. Когда девочки отключились, преступники увезли их в город Скопин. На дачном участке Мохова был гараж, под которым он заранее построил бункер специально для того, чтобы прятать в нём своих пленниц.

Именно там, на глубине шести метров, маньяк держал девочек три года и семь месяцев, лишь изредка позволяя им выходить на свежий воздух. Пожилая мама Мохова, жившая с ним в одном доме, утверждала, что ничего не подозревала, когда видела девочек, гулявших по участку: она считала их знакомыми сына.

Всё это время Мохов насиловал девочек. Старшая, Лена, трижды беременела от него. Два раза роды пришлось принимать Кате прямо в бункере — по учебнику акушерства и гинекологии. Третий ребёнок родился уже на свободе мёртвым.

Спаслись пленницы по счастливой случайности. Мохов решил познакомить Катю с девушкой, снимавшей у него комнату, представив её как свою племянницу. Подруги написали записку, где рассказали о себе и попросили девушку отнести её в милицию. Кате удалось подбросить записку квартирантке. Вскоре их нашли и освободили.

Виктора Мохова приговорили к 17 годам лишения свободы. Ему осталось сидеть меньше года. Сообщница Мохова Елена Бадукина, помогавшая похитить девочек, получила 5,5 года лишения свободы и уже давно отбыла наказание. С журналистами она не общается.

Как сложилась жизнь бывших пленниц, какие страхи остались после жизни под землёй и зачем Мохов писал ей из тюрьмы, Екатерина Мартынова рассказала RT.

«17 лет — недостаточный срок»

Что вы чувствуете в связи со скорым освобождением Мохова?

— Я была на объявлении приговора, тогда мне казалось, что 17 лет — это целая жизнь. Сейчас я понимаю, что этого срока недостаточно. Осталось меньше года до его освобождения. Знаю, что желать человеку смерти — это грех, но мне очень не хочется, чтобы он выходил на свободу.

Сильно сомневаюсь, что Мохов за это время раскаялся или даже просто считает себя виноватым. На суде он сильно удивился, что ему так много дали, мол, он же никого не убивал. Рассчитывал отсидеть лет пять и всё.

Он вышел со мной на связь за это время один раз, в 2017 году. Написал письмо после того, как прочитал мою книгу, где я рассказываю о пережитом. Никаких проблесков совести, попыток попросить прощения: наехал на меня, мол, всё, что я написала, — неправда, а когда он выйдет, то всем расскажет, как на самом деле всё было. То письмо я порвала и выбросила.

Невозможно представить, что вы пережили за время заточения. Как вам удалось вернуться к нормальной жизни?

— Мне очень помогли мама и сестра. Они всегда были со мной, поддерживали. У психолога я побывала один раз, ещё несовершеннолетней. После сеанса вышла из кабинета и сказала, что больше туда не вернусь. Для меня это был посторонний человек, который расспрашивал, что со мной случилось, а мне и так к этому постоянно приходилось возвращаться, пока шло следствие. В общем, я решила, что ещё одна женщина, которая требует от меня откровений, — это перебор, и отказалась. Мне было комфортно в семейной обстановке, дома.

Сидя в подвале, я не видела людей, и, конечно, мне было трудно потом просто общаться — и с женщинами, и с мужчинами. Я всё время в бункере себе напоминала, что Мохов — не человек, а чудовище, он ненормальный, таких единицы. И каждый день вспоминала своего отца. Мысль о том, что большинство мужчин добрые, хорошие, понимающие, как папа, помогала держаться.

Сейчас из отголосков пережитого остались только неприятные ощущения, когда закрываешь плотные шторы ночью, выключаешь свет и не видно, как светят фонари. Я всё время оставляю просвет, раздвигаю шторы. Абсолютная темнота меня напрягает. Такая же темнота была в бункере.

«Лене было тяжелее»

Вы общаетесь с Леной?

— Не общаемся, хотя мне бы хотелось знать, как у неё дела. У нас есть общая знакомая, которая сейчас уехала в Австралию, она рассказывала последние новости. Насколько я знаю, Лена была замужем, потом развелась, сейчас живёт с парнем, вроде у них всё хорошо, дело идёт к свадьбе, но планирует ли детей — я не знаю. По словам знакомой, Лена счастлива, выглядит прекрасно, преподаёт английский.

А что с теми детьми, которых она родила от Мохова?

— Двух мальчиков усыновили, они сейчас должны быть совсем большими, один родился в 2001 году, второй — в 2002-м. Лена их ни разу не видела. Третий ребёнок, девочка, насколько я слышала, родился уже после нашего освобождения — пришлось вызывать искусственные роды, и малышка родилась мёртвой.

Думаю, что Лене было намного тяжелее, чем мне. Она не понимала, что делать, такая психологическая травма осталась на всю жизнь. Представьте — родить троих детей от такого ужасного человека. Но это же всё равно твои дети, они ни в чём не виноваты. Так что я понимаю, почему Лена закрылась и отказывается общаться с журналистами.

«Награда за страдания»

Расскажите о своей жизни сейчас.

— У меня двое детей: сыну семь лет, дочке пять. Я домохозяйка, на работу не выходила со времени первого декрета. Прошлым летом вышла замуж третий раз. Три месяца назад переехали из Рязани в пригород, купили квартиру. Есть дача в деревне.

Сейчас все на самоизоляции сидим, дети играют, мы собираем пазлы, мультики смотрим, готовим. В общем, ведём обычную жизнь.

Как вы встретились с мужем?

— С Денисом нас познакомила моя сестра в октябре 2018 года. Мои отношения со вторым мужем уже завершались, и Денис стал в них точкой. Уже через неделю мы начали с ним жить вместе, я перевезла детей. Всё было будто в сказке, и эта сказка продолжается до сих пор.

Мы не ругаемся, нет конфликтов, даже мелких разногласий. Он любит меня, прекрасно относится к моим детям. Раньше я даже не могла поверить, что такое счастье возможно, а сейчас думаю, что, может, это какая-то награда за все мои страдания.

  • © Фото из личного архива

Учите детей безопасному поведению в городе, объясняете, что нельзя разговаривать с незнакомцами?

— Конечно! Я запрещаю им говорить с незнакомыми людьми, объясняю: «Если к тебе кто-то подойдёт, иди домой, не оглядываясь». Дети всё понимают, особенно сын, он у меня такой серьёзный по характеру.

Я боюсь за их безопасность не столько из-за того, что именно произошло со мной, а потому что мы в принципе живём в ужасное время. Дети не знают о моей истории. Наверное, рано или поздно это произойдёт, но мне бы, пожалуй, этого не хотелось.

«Я стала попутчиком»


Как вам пришла идея написать книгу?

— Когда я сидела в бункере, то писала стихи. Я до сих пор храню эти тетради, потихонечку перепечатываю в компьютер. Плюс я очень люблю читать. В 19 или 20 лет у меня было тяжёлое время: все воспоминания были живы, и я остро реагировала на всё, что связано с моей историей. И мне было важно рассказать, как всё было на самом деле. Не так, как показывали по телевизору, писали в статьях и в интернете. Некоторые нас с Леной обвиняли, что мы там оставались добровольно, вставали на сторону Мохова...

В общем, было несколько попыток написать книгу, в итоге всё получилось. Издательства мне отказывали в публикации, поэтому я просто выложила книгу на онлайн-платформу. Она до сих пор там продаётся, правда, получаю я от этого копейки.

  • © Фото из личного архива

Сейчас я написала уже вторую книгу. Два года назад я дала интервью, где упомянула о первой книге, что она вышла, но особой популярности не получила. Это прочитал журналист Рустем Сафронов, он живёт в Америке. Рустем нашёл меня во «ВКонтакте» и через друзей в ноябре 2018 года познакомил с датским писателем Карстоном Графом.

Карстона называют «табу-писателем». Он поднимает проблемы, о которых не принято говорить. Предыдущая его книга — про инцест: о женщине, которую в детстве насиловал отец. Он убедил меня, что мою историю стоит подать более полно, и действительно, она получилась более профессиональной. Он ездил в Скопин, в тот дом. Даже общался с Моховым в социальной сети, но тот, мне кажется, испугался и заблокировал его.

Моя вторая книга готова, она на английском языке, пока без названия. Ждём окончания пандемии, все издательские процессы застопорились, хотя у нас есть несколько предложений о печати хоть завтра. Но Карстон считает, что это недостаточно популярные издательства и недостаточный аванс для такого материала. Он хочет, чтобы эта книга получила мировую известность.

Какую обратную связь вы получали от читателей вашей первой книги?

— Мне писали много девушек, женщин в социальных сетях. Кого-то изнасиловали, у кого-то в семье не всё ладится. Спрашивали совета, как это пережить. Я не психолог, не считаю себя вправе какие-то рекомендации раздавать, просто поддержала их словом.

Говорят, когда человек едет в поезде с незнакомцем, ему можно рассказать что-то откровенное и станет легче на душе, потому что ты знаешь, что попутчик тебя больше никогда не увидит. Мне казалось, что в какой-то степени я и выступала для этих девушек в роли попутчика.

Что бы вы посоветовали человеку, который переживает тяжёлую ситуацию?

— Нужно постараться быть сильным, несмотря ни на что. Потому что первый, кто может помочь в чём-то, — это только ты сам. И конечно, нужно любить своих близких и заботиться о них. Потому что в сложный момент они позаботятся о тебе и отдадут всю свою любовь.

russian.rt.com

Я умоляла эту сволочь вызвать врача!


НАТАША КАМПУШ: после освобождения с трудом приходит в себя

НАТАША КАМПУШ: после освобождения с трудом приходит в себя

Весь мир облетела жуткая история о 18-летней австриячке Наташе КАМПУШ, которая восемь лет провела в плену у маньяка Вольфганга ПРИКЛОПИЛА. Похитив девочку, подонок держал ее в малюсенькой комнате и заставлял называть себя хозяином. А вот трагедия двух российских девушек - 14-летней Кати МАМОНТОВОЙ и 17-летней Лены САМОХИНОЙ - до последнего времени известна не была. Меж тем на их долю выпали не менее страшные мучения.

Максим САМОХИН

Эта жуткая история началась в сентябре 2000 года. Две подружки, Катя и Лена, поздно вечером возвращались с дискотеки, которая была устроена в центре Рязани. Они обрадовались, когда рядом притормозили белые «Жигули», в которых сидел круглолицый мужчина с улыбчивой спутницей. Подвезти они обещали за скромную сумму. В дороге женщина предложила девушкам выпить «за знакомство». После того как они пригубили из бутылки, девушки потеряли сознание. Очнулись только в 90 километрах от Рязани, в районном городке Скопино. Несчастные тогда не знали, что их похититель - 54-летний автослесарь Виктор Мохов, которого коллеги по работе за тихий нрав прозвали Тюленем. Со своим мучителем они будут видеться почти ежедневно в течение четырех лет.

Дети подземелья

Если Приклопилу важнее всего было морально подавлять юную пленницу, о которой он по-своему заботился и даже дал приличное образование, то Мохов в первую очередь мечтал утолить похоть. По приезде домой он затащил девушек в гараж и тут же по очереди их изнасиловал.

КАТЯ МАМОНТОВА: на фоне своей тюрьмы

КАТЯ МАМОНТОВА: на фоне своей тюрьмы

Пленницы содержались в бетонном бункере, оборудованном в подполе гаража. 80-летней матери Мохов объяснил, что будет держать там нутрий, «а то у них хвосты замерзнут». Если Лена и Катя хоть в чем-то перечили «господину», тот отключал электричество и вентиляцию - девушки задыхались и готовы были на все. Узнав, что Лена забеременела, негодяй пришел в ярость, поняв, чем это может ему грозить. На неделю маньяк исчез, и девушки уже начали прощаться с жизнью. Но потом объявился.

- Я умоляла эту сволочь, чтобы он отпустил меня в больницу или вызвал врача! - рассказывала Лена после освобождения. - Мне было страшно рожать в этом бункере! А он лишь бросил нам в подвал книжки по педиатрии и акушерству: «Готовьтесь, девки, теоретически!» Когда родился Владик, он сбросил в бункер старые скатерти. Мы их порвали на пеленки, сшили ему чепчик и распашонку.

Возмещение ущерба

МОХОВ: негодяй получил 17 лет строгого режима

МОХОВ: негодяй получил 17 лет строгого режима

Родившегося малыша девушки маньяку не хотели отдавать, по очереди спали, караулили. Тогда тот выключил им свет больше чем на сутки. Когда Лена проснулась, малыша уже не было… Мохов его подкинул в подъезд жилого дома. Такая же участь постигла и другого мальчика, родившегося у Лены через год.

Со временем Мохов «подобрел», стал выпускать пленниц на улицу, но только по очереди. Грозил, что если одна сбежит, то с другой он расправится. Однако Кате удалось все же передать записку студентке-квартирантке, снимавшей комнату у матери Мохова, с просьбой о помощи. Та отдала ее участковому, а уж он вызвал опергруппу. …Вольфганг Приклопил покончил жизнь самоубийством. Тюлень-Мохов жив. Ближайшие 17 лет нелюдь проведет в колонии. Наташа Кампуш получит в качестве компенсации минимум 300 000 евро от продажи дома погибшего маньяка. Лене с Катей, похоже, рассчитывать не на что…
ПРИКЛОПИЛ: избежал суда, покончив с собой

ПРИКЛОПИЛ: избежал суда, покончив с собой

Катя Мамонтова: Поставьте памятник Наташе Кампуш!

Немецкие журналисты, узнав о трагедии русских девушек, сумели разыскать Катю в Рязани.

- Катя, как вам удалось это преодолеть?

- Помогла моя семья. Я получила заботу, любовь и защиту. Сначала я ничего не соображала. Затем вдруг поняла, что я снова дома, могу войти в свою комнату, видеть родных. Это такое счастье! - Как годы в плену изменили вашу жизнь? - Я не могла понять, почему это случилось со мной. Ведь я же была еще ребенком. Сейчас я понимаю: нужно радоваться каждому дню, окружению любящих людей. В отличие от других, не испытавших такой ужас, я понимаю, как это чудесно жить! - Есть ли у вас мужчина? - Да, это мой друг и будущий муж. Мы хотим в этом году пожениться. Мечтаем завести ребенка. - Чем вы занимаетесь? - Я училась в Школе моды, но не окончила ее. Затем работала в баре. Сейчас учусь в вечерней школе, в 11-м классе. Хочу быть дизайнером или искусствоведом. В моей жизни большое участие принимает мой друг, у которого мы с мамой сейчас живем. Он помогает материально. Я радуюсь жизни, имею большие планы на будущее: выучиться, выйти замуж, родить ребенка. - Как вы относитесь к мужчинам? - Я их не боюсь. - Было ли у вас сочувствие, жалость к насильнику? - Нет, никогда. Когда он меня похитил, я его настолько ненавидела, что готова была убить. Позже я попробовала забыть его, и мне это удалось. Через полгода мне все стало безразлично. - Общаетесь ли вы с подругой Леной? - Она в прошлом году вышла замуж. Сейчас мы не видимся. Лена учится в педагогическом институте, ей 23 года. Детей пока нет. Я как-то спросила о детях, рожденных ею в плену. Лена ответила, что не хочет их видеть. Это не ее дети. - А как вы узнали историю Наташи Кампуш? - Знакомая рассказала. Это ужасно! Сравнивая наши судьбы, я пришла к выводу, что Наташе было в 100 раз тяжелее. Ведь она же была совсем ребенком. Ей нужно поставить памятник. - Что вы можете посоветовать маленьким девочкам? - Поменьше ходить по магазинам, а больше времени проводить с родственниками. Прислушиваться к их советам и больше общаться с друзьями и одноклассниками. Не нужно зацикливаться только на себе, тогда все будет хорошо!

www.eg.ru

Россиянин держал в своем подвале рабынь. Своих невольниц он казнил на электрическом стуле 

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла об Александре Пичушкине по кличке Битцевский маньяк. Сегодня наш рассказ — об Александре Комине, который держал в своем подвале рабынь. Маньяк заставлял их шить вещи на продажу, но главной его страстью были изощренные расправы, которые он придумывал для своих невольниц. А еще Комин мечтал о подземном царстве, в котором его рабыни рожают ему маленьких рабов. Александр Комин родился 24 мая 1953 года в городе Вятские Поляны (Кировская область), в семье простых рабочих. В детстве и юности он ничем не выделялся среди сверстников — учился средне и особых способностей ни к чему не проявлял. С трудом окончив восемь классов, Комин решил оставить учебу и готовиться к армии, но вместо этого попал на нары. 18-летний Александр ввязался в драку, в которой два человека получили серьезные увечья, и попал в колонию по статье «Хулиганство».

Отбывая назначенный ему трехлетний срок, Комин с упоением слушал рассказы своего сокамерника, который в свое время держал в неволе нескольких бомжей, которые писали иконы и картины, а «хозяин» сбывал их за неплохие деньги. Рассказы заключенного Комину очень понравились, и он взял их на заметку. Между тем за решеткой молодой зэк, казалось, нашел свое призвание: он трудился на местном швейном производстве, и работа его очень увлекла. Оказавшись на свободе, Комин отправился осваивать швейное мастерство в техникум, мечтал стать модельером.

Но диплом модельера-закройщика не гарантировал трудоустройства. Комин работал электриком, разнорабочим, сторожем, а затем устроился кочегаром. На последнем месте работы Комин познакомился с коллегой — инженером по образованию Александром Михеевым. Вспомнив рассказы сокамерника-рабовладельца, он предложил Михееву завести собственных невольников, которые будут выращивать ягоды и овощи на продажу. Вторым источником дохода Комин планировал сделать разведение черных кошек на шкуры, чтобы потом из этих шкур делать сувениры.

Через некоторое время планы Комина поменялись: он решил организовать швейное производство, на котором будут трудиться его личные рабыни. Цехом должен был стать личный гараж Александра в местном кооперативе «Идеал». Впрочем, держать рабынь в самом гараже с хорошей слышимостью было рискованно, поэтому Комин и Михеев решили создать под ним укрепленный подвал — подобие бункера. Работы заняли у сообщников долгих четыре года. «Это [будет] не теплица, а темница», — любил повторять Комин.

Владельцы соседних гаражей порой замечали, как Комин таскает ведра с землей и стройматериалы (хотя, как правило, сообщники старались делать это ночью). Но Александр отмахивался от любопытных соседей и на все вопросы отвечал — мол, выращиваю в гараже огурцы и развожу нутрий на продажу. Эта легенда очень нравилась женам автомобилистов, которые частенько ставили трудолюбивого Комина в пример своим супругам.

К концу 1994 года бункер на глубине девяти метров был готов: его площадь составила 15 квадратных метров. В разделенное на несколько комнат помещение вела лестница — к ней Комин провел высокое напряжение на случай, если его будущие пленницы надумают сбежать. Стены для лучшей звукоизоляции сообщники обили матрасами. Немногим позже Комин и Михеев установили в бункере столы и кровати, купили две швейные машинки и ткань — а потом начали поиск рабынь.

Невольниц искали среди женщин, ведущих асоциальный образ жизни. Одна из них — 33-летняя Вера Толпаева — встретилась Александру Михееву 11 декабря 1994 года.

На свою беду Толпаева сама обратилась к Михееву с просьбой дать закурить — они разговорились. Вскоре Вера согласилась выпить в компании Александра и отправилась с ним в гараж. Подождав, пока женщина немного захмелеет, сообщники добавили ей в рюмку клофелин. Очнулась женщина уже в бункере и с ужасом выслушала речь Комина и Михеева, которые сообщили: отныне она будет жить в подвале и шить вещи. Первой ее реакцией была попытка вырваться из плена, но силы были не равны. После, чтобы усмирить строптивую рабыню, Комин неоднократно избивал ее резиновым шлангом и железными цепями, насиловал и постоянно угрожал убить.

Вскоре пленница была настолько запугана, что согласилась на все условия. Вот только шить у нее не получалось — сколько бы Комин не учил Толпаеву работать на машинке, ничего толкового не выходило. Тогда Александр потребовал, чтобы Вера порекомендовала в качестве рабыни кого-то из своих знакомых. И Толпаева рассказала, что швейным делом занимается ее 35-летняя приятельница Татьяна Мельникова. Она назвала и адрес знакомой.

Комин отправился туда в январе 1995 года и внезапно столкнулся с одним из своих бывших сокамерников — Николаем Малых: по стечению обстоятельств он оказался сожителем Мельниковой. Комин предложил Николаю выпить за встречу у него в гараже — и тот согласился, взяв с собой подругу. Вместе с Михеевым Комин напоил гостей водкой с клофелином, после чего Татьяну Мельникову спустили в бункер. Ее любовника они посчитали слишком опасным, чтобы оставлять в живых: Николая раздели до нижнего белья и отвезли на ближайшее поле.

Его одежду подельники разбросали поблизости, чтобы изобразить, будто он в состоянии психоза сам разделся и уснул в сугробе. На окоченевшее тело мужчины спустя несколько дней наткнулись случайные прохожие, которые сообщили о находке в милицию. Задумка Комина сработала: смерть Малых, который всегда отличался тягой к спиртному, милиционеров не заинтересовала — ее списали на несчастный случай.

Комин тем временем по старой схеме «обрабатывал» Мельникову — измученная издевательствами женщина вскоре сломалась и стала шить халаты и нижнее белье. Ей приходилось работать по 16 часов в сутки: «хозяин» требовал по 32 халата в день. Вторая пленница, Толпаева, в это время была занята обустройством бункера. В случае неповиновения Комин обещал изрезать обеих рабынь ножом.

Своих пленниц Комин практически не кормил — их рацион состоял в основном из круп, картошки, черного хлеба и настоя шиповника. Чтобы выжить, Толпаевой и Мельниковой нередко приходилось жарить картофельные очистки. Мылись невольницы раз в неделю в тазу: для этого Комин при помощи лебедки спускал им в подвал канистру с водой.

Между тем одежда, которую шила Мельникова, пользовалась большим спросом на местном рынке — и тогда Комин с Михеевым решили расширить производство, но для этого им понадобилась мужская сила. И тогда сами пленницы предложили привести в бункер их давнего знакомого, который много пил, лишился жилья и был рад любому крову. Комин получил подробное описание внешности и отправился искать потенциального раба на местный рынок — но ошибся и привел в гараж другого человека.

Так в бункере появился 37-летний Евгений Шишов. Мужчина имел крепкое телосложение, отслужил в свое время в ВДВ, но затем пристрастился к алкоголю и сильно сдал. Он сам спустился в бункер — Комин убедил его, что хорошо заплатит за посильную помощь. Оказавшись в западне, Шишов согласился надеть на себя кандалы, а заодно сообщил, что является умелым электриком. Он даже не думал, что этим откровением подписывает себе смертный приговор: Комин тут же сообразил, что пленник запросто отключит питание лестницы, и задумал избавиться от Шишова, казнив его на самодельном электрическом стуле.

Маньяк привязал пленника к стулу, позволил ему выкурить последнюю сигарету, обмотал оголенными проводами его руку и ногу и приказал своим пленницам нажать на кнопки прикрепленных к устройству выключателей. Мельникова даже под страхом смерти отказалась выполнить требование, а вот Толпаева приказ Комина исполнила: от мощного удара током Евгений Шишов погиб мгновенно.

Комин жестоко избил ослушавшуюся его Мельникову, а Толпаева, напротив, стала его фавориткой. Он даже отпустил Веру на волю, чтобы та отыскала и привела в гараж новую жертву. Женщина, на чьей совести была смерть Шишова, оказавшись на свободе, не только не пошла в милицию, но четко выполнила приказ Комина. 16 июля 1995 года Толпаева вернулась в гараж в компании 36-летней безработной Татьяны Козиковой: та недавно освободилась из колонии, где отбывала срок за мелкое хищение, а до этого работала поваром.

Попав в бункер, Козикова, как и остальные пленницы, была избита, но это не сломило ее волю. Она постоянно пыталась сопротивляться и даже защищала подругу по несчастью — Татьяну Мельникову. Ей Козикова сделала самодельный оберег, завернутую в полиэтилен записку с молитвой. А узнав, что измученная рабством Мельникова задумала свести счеты с жизнью, Козикова отговорила ее от рокового шага, пообещав, что организует побег.

Свое слово пленница сдержала: выяснив, что Комин обесточивает лестницу, когда сам спускается в бункер, Козикова улучила момент и заперла его в одной из комнат, а сама вместе с подругой попыталась сбежать. Но Комин выбил дверь и схватил поднимавшихся по лестнице женщин. Их ждало страшное наказание. «До такой степени он меня бил, что сам был в крови — брызги крови, кожа лопалась. Потом он взял шланг, потом он выворачивал мне голову. Потом он свечкой поджигал мне руки», — вспоминала одна из рабынь.

Но этих жестоких пыток впавшему в бешенство Комину показалось мало. Он предложил Козиковой и Мельниковой наказание на выбор — либо разрезать им рты от уха до уха, либо выбить на лбах татуировки со словом «раб». Испуганные пленницы выбрали второй вариант, и маньяк изуродовал их лица наколками, кроме слова на лбу набив еще и линии слез под глазами. Татуировки рабынь долго заживали и гноились. А Комин, чтобы попытки побегов не повторялись, закрепил на стенах бункера кандалы: отныне прежде, чем спуститься в подвал, он сигналил рабыням лампой. После этого пленницы должны были застегнуть оковы на своих шеях и руках, а затем положить ключи на стол.

Но однажды Комина постигло разочарование: свою помощницу Толпаеву он отправил на поиски очередной невольницы, но та внезапно исчезла. Поэтому искать новую рабыню он решил сам. В начале 1996 года Комин привел в гараж 27-летнюю Татьяну Назимову — девушка страдала психическим заболеванием и, сбежав из дома, кочевала по железнодорожным станциям. Для работы она не годилась, но Комин сделал ее своей любовницей и стал называть Оксаной.

К тому времени подпольная фабрика маньяка перешла на новый уровень: помимо халатов, его невольницы теперь шили ризы для священников, а также ткали иконы и гербы. Полотно с гербом Комин даже пытался продать сначала местной администрации, а затем не побоялся обратиться с подобным предложением и к руководству милиции Вятских Полян. Но везде получил отказ — у потенциальных заказчиков не оказалось денег.

Тогда, чтобы увеличить доход, Комин решил подключить своих рабынь к выращиванию огурцов в парнике: он установил в бункере теплицу, организовал электроподогрев и довольно быстро получил первый урожай овощей. Но вскоре владелец соседнего гаража в разговоре с Коминым упомянул про невыносимую жару, из-за которой даже пророс хранившийся у него картофель. После этого маньяк решил не рисковать и разобрал теплицу. К слову, теневой заработок отнюдь не мешал Комину встать на учет на бирже труда и получать пособие по безработице.

В январе 1997 года в бункер вернулась беглянка Толпаева, с которой Комин случайно столкнулся на улице. Он сделал вид, что обрадовался встрече с ней, и предложил бывшей сообщнице вернуться в дело. Больше того: Комин пообещал Толпаевой сделать ее руководителем продаж. Обрадованная такими перспективами женщина согласилась, даже не подозревая, что Комин задумал отомстить ей за бегство. Впрочем, по другим данным, причиной расправы над Толпаевой могла стать ее попытка шантажировать Комина: она якобы потребовала приличную сумму денег за молчание о его темных делах. В противном случае женщина грозила обратиться в милицию.

Как бы то ни было, Толпаеву ждала страшная смерть: Комин долго пытал ее, бил и засовывал ей под ногти иголки, а затем приказал другим пленницам сделать ей инъекцию тормозной жидкости. Испуганные рабыни никак не могли попасть в вену, и тогда Толпаева предложила выпить яд самостоятельно. По воспоминаниям пленниц, Вера умирала в мучениях 15 часов. После ее смерти Комин и Михеев сбросили тело погибшей в прорубь на реке Вятка.

Следующей жертвой Комина стала его любовница Татьяна Назимова: к ее психическому недугу добавился физический — она заболела лейкозом и к концу года жизни в бункере уже не могла вставать с кровати. К середине марта 1997 года маньяк задумал избавиться от Назимовой, но на ее защиту встала Татьяна Козикова: она стала упрашивать отпустить больную невольницу — мол, из-за своих психических особенностей та никому ничего не расскажет. Комин задумался об этом и решил выяснить, насколько адекватно Назимова оценивает происходящее. Та доверчиво сообщила маньяку, что находится на курсах кройки и шитья, которые ведет «преподаватель» Александр Комин.

После этого судьба Назимовой была решена: маньяк несколько дней морил жертву голодом, а после насильно через воронку влил ей в рот стакан антифриза. Тело погибшей Комин решил погрузить на санки и оттащить под покровом ночи прямо под двери местного морга — идея, что сотрудники учреждения найдут покойницу прямо у дверей, забавляла убийцу. Однако до пункта назначения Комин так и не дошел: заметив на выезде из кооператива случайного прохожего, он бросил ношу и сбежал.

В конце 1996 года в бункере Комина появилась новая пленница — 22-летняя Ирина Ганюшкина, которую незадолго до своей гибели привела Толпаева. Ганюшкина пыталась заняться предпринимательством на местном рынке, но крайне неудачно — потеряла большую сумму денег, взятых в долг. При этом личная жизнь Ирины складывалась хорошо — она собиралась съезжаться со своим молодым человеком. В роковой для себя день Ганюшкина шла смотреть съемную квартиру, хозяйкой которой была ее соседка по дому — Вера Толпаева.

Выслушав рассказ девушки о ее долгах, Толпаева предложила Ганюшкиной отправиться в гараж к своему знакомому Комину — обещала, что тот одолжит Ирине нужную сумму денег. Однако вместо этого опоенная водкой с клофелином девушка оказалась в бункере. Вскоре туда пришел Комин. «Отсюда выходят только вперед ногами», — сообщил он новой рабыне. Но надежда на спасение появилась у Ирины, когда в подвал спустился сообщник маньяка Михеев: его пленница знала с детства. Ганюшкина стала умолять знакомого помочь ей, но тот не только отказал, но и изнасиловал невольницу.

Между тем Ганюшкина, которая обладала миловидной внешностью и покладистым характером, очень понравилась Комину. 8 марта 1997 года маньяк, стремясь порадовать девушку, принес в бункер угощение и организовал праздничный стол для своих пленниц. Симпатию маньяка к Ирине тут же заметила Козикова: дождавшись, пока Комин уйдет, она предложила Ганюшкиной быть с ним поласковее, чтобы усыпить его бдительность. Та послушалась подругу по несчастью и стала проявлять в адрес Комина знаки внимания, даже посвящала ему стихи. Читая их, он заливался слезами.

План Козиковой удался: Комин был очарован новой швеей и стал просить Ганюшкину родить ему ребенка. Маньяк даже пытался искусственно оплодотворить пленницу при помощи шприца со своей спермой. Ганюшкина с ужасом слушала рассказы Комина о его планах: он собирался создать под землей рабовладельческую ферму — собрать женщин, которые будут рожать и растить ему рабов. Через некоторое время девушка сумела убедить маньяка, что в бункере ребенка ей не выносить. В середине апреля 1997 года Комин выгнал из своей квартиры на улице Ленина предыдущую сожительницу и поселил там Ирину Ганюшкину.

Но доверять девушке он не собирался — никогда не отпускал ее из дома одну и даже сопровождал ночью в туалет. Гуляла Ганюшкина только в сопровождении Комина: однажды они встретили на улице родителей девушки, и ее мучитель тут же попросил у них благословение на брак. Себя он представил как электрика, работающего в местной больнице. Мать и отец Ганюшкиной дали свое согласие, даже не подозревая, что в тот момент в бок их дочери упиралась заточка: Комин боялся, что девушка поднимет крик.

Через некоторое время Комин вынудил Ганюшкину забрать к себе двухлетнюю Настю — ее дочь от предыдущих отношений. Ирина быстро поняла, что ребенок станет заложником, который лишит ее шансов сбежать. Но вышло иначе: 21 июля 1997 года он разрешил Ирине одной отвезти ребенка к педиатру, а сам отправился по делам. Незадолго до этого маньяк рассказывал Ганюшкиной, что рабыни ему надоели и он собирается засыпать бункер землей вместе с находящимися там пленницами. Ирина поняла, что медлить нельзя.

«Он только из дома вышел — я собралась, Настю собрала. Он мне деньги оставил. И бегом на остановку — сначала боялась, может он меня проверить хочет, где-нибудь стоит там. Ничего, нормально: пришла в милицию, начала рассказывать, а мне никто не верит…» — вспоминала Ирина.

Ганюшкина настояла, чтобы ее проводили в кабинет знакомого оперативника. Ему женщина принялась перечислять фамилии всех пленниц. И тут же узнала рабынь на находящихся под стеклом на столе фотографиях: Толпаева, Мельникова и Козикова числились пропавшими без вести. Правда, стражи порядка особо женщин не искали: учитывая образ жизни пропавших, решили, что те ушли в загул. Вскоре к гаражу Комина прибыла оперативная группа. Ганюшкина предупредила милиционеров, что ведущая в бункер лестница находится под напряжением. А потому они решили устроить засаду и дождаться хозяина гаража.

Как только Комин появился, его сразу же скрутили милиционеры. Он категорически отрицал, что в бункере под гаражом трудятся рабыни, и умолчал, что ведущая туда лестница находится под напряжением. Тогда один из оперативников сообщил Комину, что сейчас спустится вниз — и, если он погибнет, Александра будут судить за смерть сотрудника милиции. Маньяк тут же обесточил лестницу. Освобожденных женщин выводили из подвала в темных повязках — за годы неволи их глаза отвыкли от дневного света. «Мы жили как в могиле», — вспоминали невольницы Комина.

Вскоре задержали и его сообщника Михеева — тот принялся оправдываться: мол, помогал Комину только потому, что тот угрожал убить его жену и детей. Впрочем, это не спасло сообщника маньяка от 20 лет лишения свободы. Из них Михеев отсидел 18 лет в Кирово-Чепецкой исправительной колонии №11 (ИК-11), а потом перебрался жить в Москву. Что до Комина, то он на суде требовал для себя прилюдной казни, вместо которой получил пожизненный срок. «Я жалею, что у нас с Иринкой не получилось свадьбы, я не женился на ней и не доделал до конца вот это все», — сокрушался он после приговора.

Дожидаться отправки на зону 44-летний маньяк не стал и вскоре после суда свел счеты с жизнью в изоляторе. Получилось так, что свое последнее пристанище Комин нашел рядом с могилой отца своей жертвы — Татьяны Козиковой. Впрочем, сам маньяк представлял место своего последнего приюта несколько иначе: «Подземный город, говорил, сделаю… Что будет огромное количество людей… Я сделаю себе гроб со стеклянными окошечками, и будут они [дети Комина] приходить и смотреть на меня. Выкачаю воздух из гроба, и я буду всегда целый. Рядом посажу, как символ, говорит, яблоню», — вспоминал о безумных мечтах Комина его подельник Михеев.

Ирина Ганюшкина сменила фамилию и навсегда уехала из Вятских Полян. А получившие свободу Татьяна Мельникова и Татьяна Козикова так и не смогли адаптироваться к нормальной жизни. Первое время женщины пытались искать работу, но бывших рабынь никто не хотел брать в штат. Порой им не оставалось ничего другого, как питаться отходами, которые они находили на помойках. На воле обе прожили немногим больше семи лет, после чего скончались от сердечных приступов.

news.rambler.ru

преступник 4 года продержал их с подругой в подвале

Teleprogramma.pro

Жертва «скопинского маньяка» Екатерина Мартынова пришла в студию программы Дмитрия Шепелева «На самом деле». Девушка спустя 17 лет рассказала, какой ужас ей пришлось пережить. Вместе с подругой Катя четыре года провела в подвале маньяка.

30 сентября 2000 года 14-летняя Екатерина Мартынова и ее 17-летняя подруга Лена Самохина сели в машину к Виктору Мохову, который предложил их подвезти. Мужчина дал девушкам выпить, подмешав снотворное, а затем привез к собственному дому, где отправил обеих девушек в бункер, где они провели в заточении четыре года.

— Мы поехали в сторону нашего дома. Алексей, сообщник Мохова, предложил нам купить шоколад и выпить водки. Мы с подругой согласились. Я могу себя оправдать, в тот момент я смотрела на подругу. Естественно, водку я пить не смогла и запила ее водой. На вкус это была просто вода, но после этого я впала в полубессознательное состояние, а очнулась уже в Скопине. Сам Мохов потом признался, что в воде было снотворное. Сейчас я бы назвала его охотником, который в тот момент был доволен своей добычей, — рассказала о случившемся Екатерина Мартынова.

Teleprogramma.pro

В ходе следствия выяснилось, что вместо Алексея в тот вечер в машине находилась женщина — Елена Бадукина, которую признали соучастницей Мохова. Женщина провела в тюрьме 5 лет.

Teleprogramma.pro

Сообщница маньяка Елена Бодукина

Девушек спас случай.

— Нас спас, что называется, случай. Мохов однажды пригласил меня к себе в дом в качестве помощницы, чтобы я помогла ему усыпить и изнасиловать его гостью. Когда он отвлекся, я незаметно подкинула женщине записку в подкассетник. Тогда еще слушали кассеты. Она и отнесла ее в полицию, а спустя какое-то время нас нашли и вызволили, — призналась Екатерина.

Криминальная Россия

«Скопинский маньяк» Виктор Мохов

В студии телепередачи Елена Бадукина рассказала, что какое-то время назад «скопинский маньяк» писал ей письмо, жаловался на плохое здоровье и просил дать номер своего телефона. Проанализировав все данные, эксперты в студии пришли к выводу, что сообщница Виктора Мохова была не только причастна к преступлению, но и по-прежнему общается со «скопинским маньяком». В финале эфира Екатерина Мартынова так и не смогла простить своих обидчиков, а Елена так и не раскаялась в содеянном.


  • Виктор Мохов проживал в городе Скопин Рязанской области. Он окончил техникум по специальности «горный мастер», однако ни дня не работал по профессии, так как шахты в Скопинском районе были закрыты, а уезжать из города ему не хотелось. Поэтому он работал слесарем на одном из заводов. На работе считался одним из лучших работников.
  • Личная жизнь у Мохова не сложилась. В конце 1970-х годов он женился, но развелся через три месяца. На момент совершения своих преступлений он жил с матерью, детей у него не было.
  • Одна из жертв, Лена Самохина, родила от Мохова двоих сыновей. В обоих случаях роды принимала Катя Мартынова, которой Мохов принёс учебник по акушерству. Мохов отобрал мальчиков у Лены (первого через 2 месяца, второго через 4 месяца после рождения) и подкидывал их в подъезды многоэтажных домов Скопина. Когда он хотел забрать второго мальчика, девушки подсунули в пелёнку две записки с просьбой о помощи, однако Мохов перед своим уходом перепеленал их и нашёл обе записки. Оба мальчика к настоящему времени усыновлены другими людьми, так как мать не смогла взять их себе.
  • Скопинский городской суд приговорил Виктора Мохова к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

rep.ru

Бывшая пленница «скопинского маньяка» рассказала, как смогла вернуться к нормальной жизни — Новости — город Рязань на городском сайте RZN.info

Бывшая пленница «скопинского маньяка» рассказала, как смогла вернуться к нормальной жизни

Девушка провела четыре года в бункере почти четыре года вместе с подругой Еленой Самохиной.

Екатерина Мартынова, бывшая пленница «скопинского маньяка» Виктора Мохова рассказала о своей жизни после произошедшего. Интервью с ней опубликовал RT.

Девушка провела четыре года в бункере маньяка почти четыре года вместе с подругой Еленой Самохиной. Они попали туда в школьном возрасте. Мужчина насиловал девочек, Самохина родила от Мохова трех детей. Два раза роды принимала Екатерина прямо в бункере по учебнику акушерства и гинекологии. Третий ребенок родился уже на свободе мертвым.

Пленницы спаслись, когда Мохов привел их к себе в дом, чтобы познакомить с девушкой, снимавшей у него комнату. Подругам удалось передать ей записку, в которой они рассказали обо всем и попросили незнакомку обратиться в милицию.

Виктора Мохова приговорили к 17 годам лишения свободы, ему осталось провести в тюрьме меньше срока. Сообщница маньяка, которая помогла похитить девочек, получила 5,5 года лишения свободы и отбыла наказание.

Екатерина Мартынова считает, что назначенного мужчине срока недостаточно.

«Я была на объявлении приговора, тогда мне казалось, что 17 лет — это целая жизнь. Сейчас я понимаю, что этого срока недостаточно», — сказала она.

Девушка написала книгу о произошедшем с ней и подругой. В интервью она рассказала, что Мохов связывался с ней после публикации книги: она получила от него письмо.

«Никаких проблесков совести, попыток попросить прощения: наехал на меня, мол, все, что я написала, — неправда, а когда он выйдет, то всем расскажет, как на самом деле все было», — добавила Екатерина.

Она поделилась, что ей удалось вернуться к нормальной жизни благодаря поддержке родных. Девушка рассказала о судьбе детей, которые ее подруга Лена родила от Мохова: двух мальчиков (2001 и 2002 г. р.) усыновили, но мать их никогда не видела.

Сама Екатерина в третий раз замужем. У нее двое детей: сын семи лет и пятилетняя дочь. Живет девушка под Рязанью.

Мартынова рассказала, что готовится к публикации второй книги, написать которую ей помогал датский писатель Карстон Граф. Автор отметила, что ждет окончания пандемии.

Она посоветовала людям, которые переживают тяжелую ситуацию быть сильными, «несмотря ни на что».

«Потому что первый, кто может помочь в чем-то, — это только ты сам. И конечно, нужно любить своих близких и заботиться о них. Потому что в сложный момент они позаботятся о тебе и отдадут всю свою любовь», — заключила Мартынова.

Напомним, сексуальный маньяк Виктор Мохов на протяжении почти четырех лет держал в подвале своего гаража на глубине шести метров под землей двух девушек, которые попали туда в несовершеннолетнем возрасте. В 2004 году их удалось освободить.

Екатерина Мартынова спустя 13 лет рассказала свою историю в «Пусть говорят».

Позже стало известно о третьей жертве маньяка.

Фото со страницы Екатерины «ВКонтакте»

www.rzn.info

Самые жуткие преступления: Александр Комин и «Кооператив «Узник» | Новости

О кошмарных событиях в небольшом городке Вятские Поляны до сих пишут статьи и снимают документальные фильмы, причем на разных языках – русском, английском, японском. При этом в центре внимания обычно оказывается Александр Комин. Его считают одним из самых страшных, коварных и изобретательных маньяков 20-го века.

Не меньшего внимания заслуживают и жертвы изувера. В неволе их характеры проявились по-разному. Одна стала добровольной помощницей и соучастницей преступника. Другая – послушной исполнительницей всех его капризов. Третья, до последнего оказывала отпор своему мучителю. А четвертая сумела обмануть злодея, усыпить его бдительность и спасти себя, двухлетнюю дочку и подруг по несчастью.

Фото: bizarrepedia.com

До поры Комин был совершенно обычным подростком. Но в 18 лет большинство его сверстников отправились в армию, а будущий душегуб загремел на три года в тюрьму – за «хулиганство. Там он освоил профессию портного и познакомился с другим заключенным, который поразил его воображение своим рассказом. Мужчина держал в неволе нескольких опустившихся бездомных художников и заставлял их рисовать поддельные иконы. С тех пор Комин начал строить планы о собственном рабовладельческом хозяйстве. В котором он один будет решать судьбу других живых людей.

Через некоторое время после выхода на волю маньяк поделился своими планами с будущим сообщником Александром Михеевым.

Комин и Михеев

Фото: bizarrepedia.com

Комин показал «коллеге» гараж, в котором уже успел приступить к земляным работам. К устройству подземного узилища преступники подошли очень тщательно. Недаром на подготовку у них ушло целых четыре года. Будущую рабовладельческую фабрику решили опустить на глубину около десяти метров. Внутри оборудовали несколько комнат, провели туда электричество. Закупили швейные машинки. Стены обили матрасами, чтобы обеспечить звуконепроницаемость. Единственный путь на верх вел в гараж, но лестница находилась под высоким напряжением.

Фото: из материалов уголовного дела

Дальше начался поиск будущих рабов. Вначале подельники решили, что будут использовать для этих целей бомжей. И даже подвели под свои планы идейную базу. Нехитрая доктрина состояла в том, что бездомные не приносят никакой пользы обществу, а единственный способ это изменить – заставить их на себя работать. Однако на практике большинство жертв преступников не были ни бомжами, ни маргиналами, их просто подвела доверчивость.

Первые поиски бездомных на рынке и вокзале не принесли успеха. Зато возле одной из школ города 13 января 1995 года Комин познакомился с 33-летней Верой Толпаевой.

Вера Толпаева

Фото: из материалов уголовного дела

Мужчина пригласил её вместе отметить Старый Новый год. Праздник в гараже женщину не удивил, как и водка в качестве главного угощения. А вот того, что в рюмку будет подсыпан ещё и клофелин, гостья не ожидала. Очнулась она уже в бункере. Комин регулярно унижал, мучил и насиловал свою первую жертву и быстро сломил ее психику. Вот, только научить её шить так и не сумел, так что бизнес поначалу не заладился. Зато Толпаева согласилась добровольно помочь «хозяину» другим способом. Она рассказала, где можно найти настоящую профессиональную швею. Так в истории появилась знакомая Веры 35-летняя Татьяна Мельникова. По иронии судьбы, её сожителем оказался бывший солагерник Комина Николай Малых.

Николай Малых

Фото: из материалов уголовного дела

Пару пригласили совместно отметить неожиданную встречу «старых приятелей». А дальше, по уже отработанной схеме, были водка и клофелин. После этого пленников разделили. Мельникова отправилась в бункер шить халаты и трусы на продажу, а Малых раздели и бросили в снежном сугробе в двадцатиградусный мороз. Его тело нашли спустя почти неделю, но криминала никто не заподозрил. Решили, что бывший зэк перебрал, заблудился и замерз на улице.

Продукцию швейного производства Комин с подельником сбывали на рынке, параллельно продолжалось обустройство бункера. Правда работать своими руками преступники больше не хотели, и им понадобился новый узник, на этот раз мужчина. Выбор пал на крепкого 37-летнего бывшего десантника Евгения Шишова, который в последнее время пристрастился к алкоголю.

Евгения Шишов

Фото: из материалов уголовного дела

Попав в бункер, мужчина признался, что является электриком 4-го разряда, и тем самым подписал себе приговор. Комин решил, что новый раб однажды сумеет разобраться в его электрических схемах, обесточить лестницу и устроить побег. К казни преступники подошли с изуверской фантазией, устроив для Шишова самодельный электрический стул. Его тело обмотали оголёнными проводами и подключили к двум розеткам, а нажать на кнопки должны были Толпаева и Мельникова. Татьяна отказалась делать это даже под угрозами и пытками, а более послушная Вера согласилась.

После этого её решили «повысить». Бывшую узницу выпустили на свободу и отправили на вербовку новых работниц. Толпаева могла пойти в милицию или сбежать, но вместо этого она привела в гараж ещё одну свою знакомую 36-летнюю Татьяну Козикову.

Татьяна Козикова

Фото: bizarrepedia.com

Мельникова обучила новую невольницу швейному мастерству, и оборот подземной фабрик резко вырос. Рабочий день длился 16 часов, за любую оплошность следовало жестокое наказание, при этом требования к труженицам все время росли. Однажды Мельниковой пришлось за ночь сшить 32 халата, чтобы избежать пыток и мучений. 

«Он пришёл днем, принес материал, и сказал, чтобы к утру 32 халата были готовы. Их нужно скроить и сшить. А попробуй не сделай! Он сказал: «Я потом бить вас не буду, а буду просто вас потихонечку резать за каждую провинность», – вспоминала женщина.

Козикова вела себя по-другому. Она открыто возражала маньяку и периодически пыталась заступаться за сокамерницу. Отговаривала её от самоубийства и внушала веру в будущее освобождение. А еще она изготовила своеобразные талисманы: написала молитвы, запечатала их в полиэтиленовые пакеты и зашила в мешочки. Такие своеобразные ладанки появлялись у всех узниц.

В конце концов она же организовала побег. Комина женщины заперли в одной из комнат с помощью сковородки. Но выбраться наружу в тот раз так и не смогли. В итоге мучитель сумел открыть дверь и учинил расправу. Обеих женщин жестоко истязали, били цепями, а в конце предложили выбор – разрезать рот до ушей или сделать клеймо со словом «раб» на лице. Обе узницы были вынуждены совершить страшный выбор. Обе предпочли второй вариант. И их лица оказались навсегда обезображены.

Фото: bizarrepedia.com

А тем временем Толпаева, отправленная на поиск новых рабынь, наконец-то догадалась сбежать. Тогда Комин решил продолжить её миссию самостоятельно. На вокзале он нашёл 27-летнюю Татьяну Назимову, которая уже несколько лет жила на улице.

Татьяна Назимова

Фото: из материалов уголовного дела

Гостью накормили, обогрели и напоили клофелином. Однако работницы из нее не вышло. Назимова была больна и физически, и психически. Примерно на год Комин превратил её в сексуальную рабыню. Под конец здоровье узницы было совсем подорвано. Татьяна Козикова пыталась уговорить маньяка отпустить невольницу на свободу, ведь она была душевнобольной и даже не понимала, где находится. Поначалу Комин даже согласился, но на всякий случай спросил у Татьяны, как она объяснит свое длительной отсутствие. Женщина была уверена, что все это время занималась в кружке прикладного творчества, но на свою беду запомнила фамилию, имя и отчество своего «преподавателя». 

На этот раз Козин воспользовался ядом, и в этом качестве использовал тормозную жидкость. Перед этим он несколько дней не кормил Назимову. А после организовал очередное безумное представление. Тело женщины он решил собственноручно отнести к дверям морга:

«Они откроют утром, а клиент сам пришел», – веселился Комин от своей жуткой идеи.

Однако исполнить свой замысел до конца маньяк не сумел. Его спугнул случайный прохожий, и труп был выброшен по дороге.

Фото: из материалов уголовного дела

Поразительно, но всё это время Комин проживал в обычной городской квартире со своей сожительницей. И ни она, ни родственники, ни знакомые так и не заинтересовались, зачем мужчина ежедневно пропадает в гараже, хотя машины у него не было.

Между тем, в январе 1997 года Комин неожиданно встретил на улице Толпаеву. Он сделал вид, что безумно рад ее видеть. И предложил новую «вакансию» – менеджера по продаже халатов, а также церковных риз, которые за это время пополнили ассортимент душегуба. Старая миссия по подбору «персонала» также оставалась за теперь уже соучастницей преступлений. Так через несколько дней в гараже оказалась очередная знакомая Толпаевой – 22-летняя Ирина Ганюшкина.

Ирина Ганюшкина 

Фото: из материалов уголовного дела

Заодно маньяк расправился с бывшей беглянкой. О ее поступке он вовсе не забыл. Женщину ждали жестокие пытки и тормозная жидкость, после употребления которой она промучилась еще несколько часов.

Ганюшкина тоже не умела шить, зато красиво рисовала. Поэтому ей пришлось оформлять интерьеры подземелий. Когда Комин впервые изнасиловал новую узницу, у Козиковой возник новый план. Она рассказала новой подруге сокамернице биографии других узниц и подговорила её всячески изображать взаимность по отношению к Комину. Удивительно, но расчёт оказался верным. За всю жизнь мало кто проявлял к злодею столь искреннюю заботу, и вскоре он действительно влюбился в Ирину и предложил ей руку и сердце.

Фото: из материалов уголовного дела

Ганюшкину он вывел из подвала и перевез в свою квартиру, купил ей белое платье, но на всякий случай продолжал держать взаперти. А однажды съездил вместе с ней к родителям «невесты», чтобы забрать её двухлетнего сына. В гостях Комин все время держал Ирину за руку, а в другой руке в кармане была зажата заточенная отвертка. Злодей пригрозил устроить жестокую казнь всем родственникам девушки в случае любого намека на просьбу о помощи.

Так в руках у Комина появился еще один узник – 2-летний ребёнок. С его помощью он надеялся держать будущую жену в полном повиновении. В противном случае ребенка ждала смерть. Но однажды Ганюшкина, оставленная без присмотра на несколько минут, сумела сбежать. И вскоре в красках рассказывала сотрудникам дежурной части о том аде, который уже несколько лет творился в гаражном кооперативе «Идеал». 

Фото: bizarrepedia.com

Так все оставшиеся в живых узники были спасены, а Комин и Михеев оказались на скамье подсудимых. Михеева приговорили к 20 годам лишения свободы, а Комина – к пожизненному заключению. Вердикт суда окончательно надломил маньяка, и в камере он совершил суицид.

Фото: из материалов уголовного дела

Дальнейшая судьба его бывших узниц сложилась по-разному. Татьяна Мельникова быстро оказалась на самом дне. Спустя несколько лет журналисты находили её на помойке, где женщина искала продукты и вещи. Своего жилья у нее не было, а сожитель бывшей узницы оказался таким же несчастным бедняком. Фраза, брошенная ею однажды, поражает:

«Козин нас хотя бы кормил».

То есть, временами женщина как будто даже ностальгировала по временам своего подземного заточения. И навсегда смирилась с тем, что её лицо обезображено страшной татуировкой.

«А мне мой, ну... Человек, с которым я живу, говорит, что ничего и не видно. Ну, я и успокаиваюсь сразу. Потом расстроюсь вдруг, а он опять: «Я же ничего не замечаю, значит, ничего и нет». Я ему верю. А что мне еще делать-то?» – делилась женщина с журналистами спустя несколько лет после освобождения.

Ирина Ганюшкина долго искала работу. В маленьком городке, где все друг друга знают, а на дворе «лихие девяностые», никто не хотел с ней связываться. Но в конце концов девушка добилась своего и устроилась в бывшую школу вахтёром. 

«Хоть Насте что-нибудь смогу купить», – радовалась молодая мать-одиночка.

А Татьяна Козикова обратилась за помощью к певцу Иосифу Кобзону. Он отправил жалобу в местную администрацию и попросил разобраться. После этого женщине бесплатно сделали несколько операций, чтобы навсегда убрать с лица клеймо «раб». То самое, что Комин нанес на лоб, но которое так и не проникло в сердце.

Александр Саблин

www.5-tv.ru

Рабочему из Скопина, 3,5 года державшему в гараже двух девушек как секс-рабынь, предъявили обвинение

ВСЕ ФОТО Прокуратура Рязанской области предъявила обвинение похитителю двух девушек, более трех лет удерживавшихся в заложницах. Об этом сообщила представитель Управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры РФ
НТВ "12 мая прокуратура Рязанской области предъявила обвинение Виктору Мохову по части 2 статьи 126 УК РФ ("похищение двух или более лиц") и части 2 статьи 131 УК РФ - "изнасилование заведомо несовершеннолетней", - сообщила РИА "Новости"представитель Генпроку
НТВ 5 мая в Рязанской области были освобождены две заложницы, которых более трех лет удерживали в подвале гаража. Сотрудники криминальной милиции в городе Скопине задержали рабочего автоагрегатного завода
НТВ Было установлено, что еще 30 сентября 2000 года в городе Рязани, на улице, при помощи неработающей сообщницы, угрожая физической расправой, задержанный похитил учащуюся ПТУ 17 лет и ученицу вечерней школы 14 лет
НТВ Все это время преступник удерживал девочек в подвале принадлежащего ему гаража. При этом заложницы постоянно подвергались избиениям и изнасилованиям
НТВ

Прокуратура Рязанской области предъявила обвинение похитителю двух девушек, более трех лет удерживавшихся в заложницах. Об этом сообщила представитель Управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры РФ.

"12 мая прокуратура Рязанской области предъявила обвинение Виктору Мохову по части 2 статьи 126 УК РФ ("похищение двух или более лиц") и части 2 статьи 131 УК РФ - "изнасилование заведомо несовершеннолетней", - сообщила РИА "Новости"представитель Генпрокуратуры.

Похититель, 53-летний Мохов, в настоящее время содержится в изоляторе временного содержания. Приняты меры к розыску его соучастницы - 29-летней жительницы Рязани. Не исключено, что оба подозреваемых страдают психическими расстройствами сексуального характера.

5 мая в Рязанской области были освобождены две заложницы, которых более трех лет удерживали в подвале гаража. Сотрудники криминальной милиции в городе Скопине задержали рабочего автоагрегатного завода.

Было установлено, что еще 30 сентября 2000 года в городе Рязани, на улице, при помощи неработающей сообщницы, угрожая физической расправой, задержанный похитил учащуюся ПТУ 17 лет и ученицу вечерней школы 14 лет. Все это время преступник удерживал девочек в подвале принадлежащего ему гаража. При этом заложницы постоянно подвергались избиениям и изнасилованиям.

Заложницы были освобождены в результате спецоперации. В течение трех с половиной лет они находились в розыске как без вести пропавшие. По данным "Интерфакса", с насильником они познакомились на дискотеке в Рязани и после совместного распития спиртного - по некоторым данным, им подсыпали димедрол - девушки оказались в подвале.

Официальный представитель прокуратуры Рязанской области сообщила, что потерпевшие - две девушки в возрасте 21 года и 18 лет сейчас находятся в больнице. "Одна из них беременна, и, как установлено, за несколько лет, в течение которых девушка находилась в заложниках, ей уже приходилось рожать два раза", - сказала сотрудник прокуратуры.

Дети освобожденной заложницы были помещены в Рязанский дом ребенка

Дети освобожденной в Рязанской области заложницы могли быть помещены в Рязанский дом ребенка. Об этом сообщила в эфире радиостанции "Эхо Москвы" старший помощник прокурора Рязанской области Ирина Саблина.

По ее данным, одна из освобожденных заложниц находится на 8-м месяце беременности. Старшая из девушек в заключении родила двух мальчиков - в 2001 и 2003 годах.

По предварительным данным, подозреваемый подкидывал этих мальчиков жителям соседних домов в городе Скопине, и те с помощью соответствующих органов направляли их в Дом ребенка.

"Пока нет точной информации, там ли они в настоящее время находятся", - подчеркнула старший помощник прокурора.

По словам Саблиной, обнаруженные девушки чувствуют себя "более-менее нормально" и после обследования в больнице находятся дома в Рязани.

www.newsru.com


Смотрите также